Полная версия

Главная arrow Социология arrow Историческая социология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

ХАНТИНГТОН И ШПЕНГЛЕР

Говоря о Шпенглере, Хантингтон относит его к выдающимся мыслителям, исследовавшим предпосылки, возникновение, рост, разложение и гибель цивилизаций. Хантингтон считает, что тезис Шпенглера о «Закате Европы» подтвердился последующей историей: «Первая книга Шпенглера появилась в 1918 году, и “закат Запада” был центральной темой в течении всей истории двадцатого века. Сам этот процесс растянулся на все столетие. Тем не менее он может ускориться»[1] [2] [3]. Многие высказывания Хантингтона напоминают идеи Шпенглера. Является ли Хантингтон «американским Шпенглером», как, например, считает Генрих Риттер1? Сравнение Хантингтона и

Шпенглера требует указания на различия в их концепциях. Если для Шпенглера характерна четкая теоретическая схема в понимании «высоких культур», которая в современных условиях несколько потеряла свою убедительность, то концепция Хантингтона более открыта для всевозможных толкований. Благодаря этому и вопрос о будущем Запада у него во многом остается открытым.

Другим важным отличием концепции Хантингтона от Шпенглера является несколько иная трактовка цивилизации. Для Хантингтона цивилизация это район пространственного распространения культуры, а не собственно культурные явления, поэтому его теория более применима к политическим явлениям, с ней совместим геополитический подход. Своей концепцией «центральных государств»1, которые присутствуют в любой цивилизации, Хантингтон достаточно далеко уходит от Шпенглера, однако именно она дает ему научный инструментарий для анализа современной мировой политики. Трактовка цивилизаций у Хантингтона схожа с понятием культурного пространства у Карла Шмитта. По мнению Шмитта, центральные государства региона обслуживают своей политической идеей все это пространство, что позволяет исключить интервенцию чуждых государств[4] [5].

Важным отличием концепции Хантингтона является то, что если у Шпенглера «высокие культуры» следуют в истории друг за другом, то цивилизации у Хантингтона существуют одновременно и борются между собой. Здесь американский политолог, с одной стороны, приспосабливает свою теорию цивилизаций для объяснения мировой политики, а с другой — упускает из виду очень важный момент в философии истории Шпенглера, а именно его положение о том, что все цивилизации следует делить на «живые» и «мертвые», цикл исторический жизни которых целиком принадлежит истории. Хантингтон уравнивает в правах эти два вида цивилизаций, отдавая дань скорее географии, чем внутренней «душе культуры», как это было у Шпенглера. Но при этом Хантингтон делает серьезную ошибку, упуская из виду то, что «живые» цивилизации1, в политическом отношении на много сильнее «мертвых», поскольку их сила складывается не только из количества населения, объема природных ресурсов и географического положения, но и из духовной объединительной силы, которой почти полностью лишены современные мертвые цивилизации.

Хантингтон очевидно воспринял ряд идей Шпенглера не непосредственно, а через работы Арнольда Тойнби. Так, его основной тезис о «столкновении цивилизаций» был заимствован им у Тойнби. Через полвека после Тойнби, Хантингтон практически полностью воспроизводит учение Тойнби о цивилизациях и, так же как и английский историк, основную проблему современной политики видит в отношении Запада с остальными цивилизациями: «Незападные цивилизации и впредь не оставят своих попыток обрести богатство, технологию, квалификацию, оборудование, вооружение... Западу все больше и больше придется считаться с этими цивилизациями, близкими по своей мощи, но весьма отличными по своим ценностям и интересам»^.

Концепция «столкновения цивилизаций» получила большой международный резонанс. Поначалу многие его идеи были отвергнуты, но постепенно отношение к ним менялось. К ним стали привыкать. Даже один из его самых последовательных его критиков — Френсис Фукуяма — вынужден был признать некоторые хантингтоновские выводы правильными. В России концепция Хантингтона активно обсуждалась, его статья несколько раз переиздавалась на русском языке[6] [7] [8]. Вышел в свет и перевод его книги «Столкновение цивилизаций и преобразование мирового порядка»'1. В журналах «Политические исследования» и «Общественные науки и современность» прошли обсуждения теории Хантингтона.

По мнению А. П. Цыганкова, в этой дискуссии можно выделить два лагеря: «Мы будем называть эти группы либералами и националистами. Либералы атакуют Хантингтона за поиск нового образа врага вместо признания подлинного плюрализма цивилизаций в мировой политике; националисты обеспокоены тем, что Россия постепенно уступает Западу свою политическую независимость...»1 Аннетт Юба-ра отмечает, что концепция Хантингтона критикуется российскими либералами за то, что России в ней отводится роль ведущего государства славянско-православной цивилизации, но именно этот тезис пришелся по душе националистически настроенным российским политикам[9] [10] [11]. Это двойственное отношение к Хантингтону в России приводит к тому, что дискуссии вокруг нее до сих пор не утихают.

Многие российские ученые весьма критически восприняли идеи Хантингтона-*. Среди тех немногих, кто хотя и критически, но творчески подошел к их анализу, следует отметить Н. Н. Моисеева^. Цивилизационный подход, по Н. II. Моисееву, нельзя игнорировать, поскольку политики и ученые могут договориться друг с другом, но цивилизации не смогут воспринять договоренности, — возникнут фронты непонимания, подозрительности и вражды, которые могут стать и фронтами военными.

Л. В. Поляков считает, что Хантингтон выполнял некий социальный заказ, который выдвинуло американское общество после окончания Второй мировой войны: «С. Хантингтон писал свою статью 40 лет назад для американских либералов, искавших консервативный ответ на коммунистическое давление в ситуации разгара «холодной войны». И он отмечал, что, подобно тому, как прусские аристократы в 1820 и рабовладельцы — южане в 1850 г., американские либералы 100 лет спустя должны стать консерваторами»1.

Основываясь на идеях шпенглеровской политической социологии, концепция Хантингтона становится сегодня центром политологических дискуссий во многих странах мира. Это косвенно свидетельствует не только об актуальности цивилизационного подхода для современной науки, но и об интересе к консервативным идеям Шпенглера. Можно привести мнение другого известного американского политолога — Збигнева Бжезинского, который следующим образом оценивает вклад Шпенглера в современную политическую науку: «В “Закате Европы” содержится многое, имеющее значение для нашего времени. Это не относится, однако, как мне представляется, к основному его тезису: “Если Запад находится на закате, то это опасно для всего остального мира, поскольку нет никого другого, кто бы смог решить глобальные проблемы. Если Запада не будет, мир погрузится в хаос и анархию”»[12] [13].

Литература

Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М., 2003.

Хантингтон С. Столкновение цивилизаций? // Политические исследования. 1994. № 1.

Сын А. И. Конфликт цивилизаций: новая опасность или возрождение старого противоборства // Философская и социологическая мысль. 1996. № 1.

Цыганков А. П., Цыганков П. А. Плюрализм или обособление цивилизаций? Тезис Хантингтона о будущем мировой политики в восприятии российского внешнеполитического сообщества // Вопросы философии. 1998. № 2.

  • [1] Dostojewski F. Tagebuch eines Schriftstellers. Darmstadt, 1963. S. 584.
  • [2] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. M., 2003. С. 118.
  • [3] См.: Ritter Н. Amerikas Spengler? in: Frankfurter Allgemeine Zeitung, 18.4.1997. S. 41.
  • [4] Понятие «центрального государства» у Хантингтона очевидно связано с доктриной изоляционизма, которая развивалась в США в 30-е годы и отрицала вмешательство со стороны США в политику стран, расположенных в других регионах мира.
  • [5] См.: Коепеп А. Der Fall Carl Schmitt. Sein Aufstieg zum “Kronjuristen des Dritten Reiches”. Darmstadt, 1995. S. 803.
  • [6] На сегодняшний день такими цивилизациями являются лишь европейская и российская.
  • [7] Хантингтон С. Столкновение цивилизаций? // Политические исследования. 1994. № 1. С. 48.
  • [8] См.: Хантингтон С. Столкновение цивилизаций? // Политические исследования. 1994. № 1; Хантингтон С. Столкновение цивилизаций? // Философская и социологическая мысль. 1996. № 1-2; Хантингтон С. Столкновение цивилизаций и преобразование мирового порядка. В кн.: Новая индустриальная волна на Западе. М., 1999; Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М., 2003 и др. ^ Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М., 2003.
  • [9] Цыганков А. П., Цыганков П. А. Плюрализм или обособление цивилизаций? Тезис Хантингтона о будущем мировой политики в восприятии российского внешнеполитического сообщества // Вопросы философии. 1998. № 2. С. 19.
  • [10] См.: Jubara A. “Kampf der Zivilisationen” oder interkultureller Dialog? // Berliner Osteuropa Info 11/1998. S. 12.
  • [11] См.: Мировая экономика и международные отношения. 1994. № 11. С. 65-80; Общественные науки и современность. 1995. № 4. С. 131-142. ^ См.: Моисеев H. Н. Современный антропогенез и цивилизационные разломы // Социально-политический журнал. 1995. № 5.
  • [12] Поляков Л. В. Консерватизм в России — время пришло? // Вопросы философии. 1998. № 10. С. 78.
  • [13] Цит. по: Ulmen G. Metaphysik des Morgenlandes, in: Spengler heute. M?nchen, 1980. S. 125.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>