Полная версия

Главная arrow Социология arrow Историческая социология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

АНТИСИСТЕМЫ

Говоря о «биполярности этносферы», Гумилев отмечает, что кроме фазы этногенеза существует еще доминанта отношения к окружающей среде, природной и культурной. Эта доминанта определяется отношением к жизни. Опасным, по мнению Гумилева, является негативное мировоззрение, «ненавидящие мир, сложный в своей иррациональности, и стремящееся добиться его упрощения, на базе разума»[1] [2]. Негативное отношение к излишней рационалииза-ции мы находим и у Шпенглера, но Гумилев пошел дальше и создал теорию антиситем, которые своей негативной рациональностью способны погубить все живое, все органически выросшие этнические системы. Пример — манихейство, характерной чертой которого является неприятие действительности и ее отрицание. Именно это отрицание «помогло им побеждать, но не давало победить»[3]. Антисистемы возникают на границах суперэтносов, где их пассионарное поле ослабевает вследствие взаимного уничтожения. В результате появляется так называемая химера, которая появляется в результате «отрицательной комплиментарности», т. е. когда суперэтносы ненавидят друг друга.

Условием существования антисистемы является снижение пассионарного напряжения у одного из этносов. Например, так происходит при смене фаз этногенеза, когда этническая система неустойчива. Системные связи рушатся, переструктурируются. Старые субэтносы уже почти исчезли, а новые еще не возникли. В зоне контактов с другими этносами стереотип поведения разрушается, что ведет к резкому снижению пассионарности системы. Антисистемы не связаны с ландшафтом, они резко уменьшают пассионарность общества, отрицают любые традиции, представление о хорошем и плохом, честном и преступном, красивом и безобразном. Без груза традиций они лабильны, часто побеждают политически и экономически. Принцип антисистем — ложь. Позитивные системы — этносы всегда связаны с конкретным биоценозом, всегда вводят запреты, ограничение через нравы, мораль, закон. Этому же служит и религия, подчиняя поведение человека определенному стереотипу. В антисистемах этих внутренних ограничений нет, но зато много внешних ограничений через контроль и прямое насилие. Поэтому в антисистемах всегда строгая дисциплина, ограниченное количество людей.

Антиситемы приводят к созданию «псевдоэтнических общностей», напоминающих общины и секты, которые влияют на судьбы этносов и культур «как раковая опухоль на организм»[4]. Они возникают там, где взаимодействуют суперэтносы, и зависят от компли-ментарности (симпатия-антипатия) этносов. При этом образуются три основные формы: 1. Ксения (хозяин-гость); 2. Симбиоз (каждый имеет свой ландшафт); 3. Химера.

Россия прожила в своей исторической судьбе уже примерно 500 лет и находится сейчас в фазе надлома. Согласно теории этногенеза Гумилева этот период в жизни этнической системы, характеризуется гражданскими войнами, кровопролитием, уничтожением «пассионарных особей», которыми в этот момент исторической судьбы пересыщен суперэтнос, что вызывает его «перегрев». И действительно, если мы рассмотрим исторические события в России, то сразу же обращает на себя внимание раскол российского общества на две враждующие партии. Возникновение этих столкнувшихся друг с другом в Гражданской войне 1917-1921 гг. группировок зародилось еще в начале XIX века на идеологическом уровне, когда в литературе сформировались два крупных идейных течения — славянофилов и западников. Размежевание на теоретическом уровне между славянофилами и западниками вылилось затем в революцию и Гражданскую войну, которые унесли большое количество пассионариев.

Россия, по мнению Льва Гумилева, находится в стадии перехода к инерционной фазе. Суть этой характеристики состоит в том, что Россия находится в середине своей исторической судьбы. Период накопления сил и расширения границ закончился. Одной из основных характеристик настоящего исторического момента является отказ от религиозного обоснования всех сфер социальной жизни и переход от традиционного принципа к революционному, переход от периода

накопления сил к периоду их растраты, к периоду реализации созданных ранее идеалов.

Такими образом, исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что Гумилев дополнил историческую социологию естественно-научным анализом. Он уделяет много внимания исследованию российской цивилизации. По сравнению со Шпенглером и Тойнби концепция Гумилева выглядит более антропологичной и даже психологичной. Гумилев не только выделил большее число периодов в жизни суперэтносов, но и дает более подробное описание каждому из этих периодов.

Литература

Гумилев Л. Н. Древняя Русь и Великая степь. М., 1989.

Гумилев Л. Н. В поисках вымышленного царства. М., 1992.

Гумилев Л. II. Ритмы Евразии: Эпохи и цивилизации. М., 1993. Гумилев Л. Н. От Руси к России. М., 1992.

Гумилев Л. Н. Тысячелетие вокруг Каспия. М., 1993.

Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. М., 2004.

Гумилев Л. Н. Этносфера. М., 1993.

Ритмы Евразии: Эпохи и цивилизации. М., 1993.

Зубов В. И. Основы этнологии. Учебное пособие по теории этногенеза Л. Н. Гумилева. М., 1999.

Янов А. Учение Льва Гумилева // Свободная мысль. 1992. № 17.

  • [1] Гумилев Л. Н. Тысячелетие вокруг Каспия. М., 1993. С. 35.
  • [2] Там же. С. 39.
  • [3] Там же. С. 40.
  • [4] Гумилев Л. II. Тысячелетие вокруг Каспия. М., 1993. С. 39.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>