Полная версия

Главная arrow Социология arrow Историческая социология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

«КУЛЬТУРНЫЕ СУПЕРСИСТЕМЫ» П. А. СОРОКИНА

Во многом благодаря влиянию Освальда Шпенглера1 Питирим Сорокин (1889-1968) стал последовательным приверженцем циклической теории исторического развития. Сорокин подвергает критическому анализу основные положения своих предшественников и, используя новую терминологию, попытался представить культур-но-цилизационную парадигму в качестве целостной теоретической концепции.

Питирим Сорокин создает свое представление об эволюции исторических культур. Ему удалось выделить то общее, что объединяет отдельных авторов в единую теоретическую школу, которая, по его мнению, сформировалась в XX веке и представляет собой более реалистическое основание для анализа социально-политических явлений, чем линейные социальные теории XIX века. Он пишет: «Поэтому различные линейные интерпретации в XVII, XVIII и XIX веке задавали тон практически всем европейским ученым. С приближением заката сенсуалистической суперсистемы в XX веке все виды линейных интерпретаций были вынуждены уступить место циклическим, эсхатологическим и творчески-функциональным представлениям о ходе истории»[1] [2].

Сорокин целиком согласен с тезисом Шпенглера о «закате» Европы. Он пишет: «Западные общества и их культура уже пережили точку своего наивысшего рассвета и сейчас находятся на последней стадии своего упадка. В связи с этим настоящий кризис — всего лишь начало конца их исторического существования. Не существует средства, которое могло бы отвратить предначертанное, как и не существует панацеи, способной помешать смерти западной культуры»1.

Вслед за Шпенглером Сорокин называет «высокие культуры» «культурными суперсистемами», при этом он выделяет три уровня их анализа: а) «культурные связи»; б) «культурные системы»; в) «культурные суперсистемы». При этом особое внимание Сорокин уделяет «культурным системам», которые делятся на три вида: идеологические, поведенческие и материальные[3] [4] [5]. Идеологические системы играют особую роль, поскольку они наделяют смыслом как определенные поведенческие модели, так и материальные объекты.

«Культурные суперсистемы» представляют собой наиболее сложный тип взаимосвязей. Они состоят из систем религии, политики, экономики, искусства и т. д., которые, взаимодействуя, создают единую идеологию суперсистемы, формулирующую ее ценности и истины, которые находят свое выражение прежде всего в господствующей религии. Общее количество «культурных суперсистем» у Сорокина невелико. Интегрирующие движения всемирной истории, заканчивающиеся образованием суперсистем, есть явление достаточно редкое. «Культурная суперсистема» представляет собой смысловое единство, вырабатывает свои оригинальные, отличные от других формы, которые основаны на внутренней идее или «прасимволе», как сказал бы Освальд Шпенглер. Эта идея находит свое выражение во всех социальных и культурных процессах, откладывает свой отпечаток на все ее творения.

Питирим Сорокин выделяет следующие свойства «культурных суперсистем»: реальность; индивидуальность; общая и специальная зависимость их главных частей друг от друга; индивидуальность или «самость» даже при изменении частей; изменчивость структуры; внутреннее, самоуправляющее изменение и самоопределение судьбы; избирательность; ограниченную изменчивость-1. Каждая суперсистема, несмотря на свой широкий характер, есть конечный феномен и как таковой имеет границы в своей способности к изменениям. Как

только эти границы преодолеваются, она теряет свою индивидуальность и разлагается.

Периодам роста, зрелости и распада у Сорокина соответствуют идиациональные, идеальные и сенсуалистические суперсистемы. Описания периодов «высоких культур» и соответствующих суперсистем схожи между собой. Период роста «высокой культуры» у Шпенглера соответствует у Сорокина «идеациональной» {умозрительной) суперсистеме, которая характеризуется следующими важными чертами: интуитивное творчество и понимание истины, внутренняя религиозность, преимущественно религиозные ценности, абсолютизация этих ценностей и четкое разделение между негативными и позитивными ценностями, сакральное право и сакральная этика, преимущественно религиозная и идеалистическая философия и мировоззрение в целом, религиозное искусство (живопись, музыка, архитектура, драма), интуитивная основа всех ценностей, неразвитые формы позитивизма, эмпиризма, материализма, релятивизма и естественных наук, греховности чисто утилитарной, гедонической этики, ненасильственные семейные и общинные связи, преобладание теократически-аристократического творческого меньшинства, незначительное развитие городов, промышленности и комерционализации общества, сильное чувство собственности ИТ. д.[6]

Умозрительная суперсистема религиозна. Она основана «на принципе сверхчувственности и сверхразумности Бога, как единственной реальности и ценности. Искусство полностью посвящено религиозной тематике. Стиль этой художественной культуры симво-личен и формален. Художественный образ идеационального искусства проявялется в архитектуре церковных зданий, богослужебных музыкальных песнопениях, в религиозных литературных молитвах Высшей идеациональной истиной у Сорокина является «истина веры». Божественное откровение идеациональной истины постигается с помощью мистического опыта, божественной интуиции и вдохновения. Основным объектом воздействия считается не природа, а человеческая душа.

Идеациональные этические ценности в религиозны, поэтому отношение к наслаждениям и удовольствиям негативно Главным явля-

ется исполнение своих обязанностей перед Богом. Идеациональное право опирается на абсолютные и неизменные принципы. Нормы, законы и формы применения религиозных устоев абсолютны и жестки. Критика не допускается. Чувственная реальность воспринимается как мираж. Идеациональная суперсистема имела место в средневековой Европе в У1-Х1Н веке. Ее черты присутствуют в период брахманской Индии, Древнего Китая (УШ-У1 вв. до н. э. ) и Древней Греции (1Х-У1 вв. до н. э. ).

Соответствующую закату «сенсуалистическую» (чувственную) суперсистему, по мнению Сорокина, характеризует: светскость, материализм, утилитаризм, эмпиризм, гедонизм, сциентизм, развитие естественных наук и техники, относительность ценностей, упадок религиозности и интуитивного творчества, секуляритивное (чувственное) искусство, вытеснение гения за счет технических приспособлений, количество на месте качества, растущая социальная дифференциация, «раскол в душах», внутренние проблемы и классовая борьба, усиление городов, промышленности, замена чувственных отношений в семье и общине на договорные отношения, вытеснение творческого меньшинства другими меньшинствами[7]. С чувственной суперсистемой связано разложение общества и эпоха социального кризиса.

Чувственная форма культуры и общества базируется на том основополагающем принципе, что истинная реальность и ценность является чувственно воспринимаемой и что за пределами реальности и ценностей, которые мы можем видеть, слышать, ощущать во вкусе, прикосновении и запахе, нет другой реальности и нет реальных ценностей.

Чувственная культура является антиподом идеациональной. Искусство живет и развивается здесь в мире чувств. Его темпами и персонажами являются реальные события и представители различных социальных групп. Задача искусства — доставить удовольствие зрителю, слушателю или читателю, снискать у него успех, признание и славу. Стиль искусства натуралистичен, свободен от символизма. Однако рядом с этими достижениями чувственное искусство заключает в себе самом вирусы разложения и распада, которые обращают многие добродетели чувственного искусства в его же пороки. Искусство становится «музеем социальной патологии». Серьезные проблемы, по мысли Соркина, существуют и в функционировании истины. Целостное мировоззрение в чувственной суперсистеме подменяется мешаниной из фрагментов наук.

Нынешняя «чувственная» культура, стремящаяся освободиться от религии, морали и других ценностей идеациональной культуры, считал Сорокин, обречена на закат, поскольку именно она повинна в деградации человека в придании всем ценностям относительного характера. Все великие культуры, сохранившие творческий потенциал, подверглись как раз таким изменениям. С другой стороны, типы культуры и общества, которые не изменяли форму и не смогли найти новые пути и средства передачи, стали инертными, мертвыми и непродуктивными.

«Идеальная» суперсистема мыслится Сорокиным как промежуточная стадия перехода умозрительной суперсистемы в чувственную. В ней смешиваются признаки обеих суперсистем. Поэтому она не может существовать длительное время (100-200 лет) и уступает место чувственной суперсистеме, которая, в свою очередь, вновь заменяется умозрительной. В этой смене суперсистем и видит Сорокин существо культурной динамики[8].

Идеальная культура Средних веков Западной Европы приблизительно с XV века начинает приходить в упадок, в то время как чувственная культура продолжает наращивать темп и становится доминирующей в последующих столетиях. Серьезные проблемы, по мысли Сорокина, существуют в функционировании главной истины этой культуры. Если период становления чувственной культуры сопровождался гармонизацией правовых отношений, укреплением нравственных основ общества, то в период упадка западной культуры наблюдается крах всего образа жизни и поведения людей.

Идеальную суперсистему Сорокин рассматривает как переходную между идеациональной и чувственной, так как доминирующие ценности этой культуры ориентируются как па Небо, так и на Землю. Расцвет идеального типа культуры приходится на золотой век античной культуры (У-1У вв до н. э.) и на великую эпоху раннего европейского Возрождения (ХП-Х1У вв.). Его мир частично сверхчувственный, частично чувственный.

Каждый тип культурной суперсистемы имеет свой закон развития и свои «пределы роста» Это и есть социокультурная динамика. Культуры проходят идеациональный, идеальный и чувственный периоды, разделенные переходным временем кризисов. Для эпохи упадка характерно сосуществование ценностей чувственной, идеациональной и идеальной суперсистем, которые не образуют органической связи.

По мнению Питирима Сорокина, в XX веке на месте старой сенсуалистической суперсистемы Европы развивается новая, идиаци-ональная, которая способствует обновлению этических ценностей[9]. В переходные периоды от старой суперсистемы к новой имеет место «поляризация» общественных ценностей, так как, с одной стороны, развивается новая религия и мораль, а с другой — господствуют без-религиозность и деморализация. В эти периоды происходит множество войн и политических кризисов.

Современный исторический период характеризуется, по Сорокину, переходом от старой европейской культуры к новой культуре, носителем которой будут славянские народы, а центр ее будет расположен в Тихом океане, а участвовать в ней будут народы Америки, Индии, Китая, Японии и России. Даже если Европа объединится, она будет играть определенную роль в мировой политике, но никогда уже не восстановит того величия, которое она имела в последние пять веков.

Принцип интегрализма присутствовал у Сорокина уже в ранних работах, однако понимание им интеграционных процессов со временем изменялось, став философией интегрализма в конце его творческого пути.

Суперорганический мир состоит из идеологических (смыслы, объединенные в системы языка науки, техники, религии, философии, права, этики) теорий, материальных, личностных и бихевиористских (действий, церемоний, ритуалов, поступков) явлений культурного мира

Среди смысловых ценностей суперорганического мира Сорокин выделяет высшую интегральную ценность — «невидимое триединство Истины Добра и Красоты». Эти высшие ценности не только неотделимы одна от другой, но они превращаются друг в друга. В любой суперсистеме религия, философия, наука, этика, искусство объединяются в одну интегрированную систему Истины, Добра и Красоты. Концепция интегрального общества, по Сорокину, является наиболее приемлемой исторической стратегией для преодоления кризиса современной западной чувственной суперсистемы.

Сорокин трактует историю человечества как последовательную смену культурных суперсистем, объединенных единством ценностей, норм и значений. В «чистом виде» идеациональная и чувственная культурные суперсистемы не существуют. Речь идет лишь о доминировании их в тот или иной исторический период. Предложенную типологию суперсистем социолог наполняет фактическим содержанием, выделяя ее основные составляющие — искусство, истину, мораль, право, что является «фундаментом всякой культуры». С помощью оригинальных методик, с привлечением специалистов из разных областей науки, опираясь на обширный фактический и статистический материал, Сорокин старается подтвердить свою концепцию конкретными историческими данными.

Переход одной суперсистемы в другую всегда связан с социальными конфликтами. Периоды перехода порождают борьбу особой интенсивности в форме самоубийства, преступности, жестокости наказаний, бунтах, восстаниях и революциях. В некоторых обществах такие переходы приводят к международным войнам. Опираясь на исторические данные, можно сделать вывод о том, что в переходные периоды количество войн особенно увеличивается. Однако, по мнению Сорокина, культурные суперсистемы не конечны, что «смерть» культуры не имеет тотального и необратимого характера. Сорокин предполагает, что пока длится переходный период, до воцарения нового типа культуры, война будет продолжать играть главную роль в человеческих взаимоотношениях.

По Сорокину, состояние, в котором сейчас находится западное общество, представляет собой зрелище начавшегося распада их чувственной суперсистемы. Западное общество и его культура должны будут пройти четыре основные фазы состояния, прежде чем родится новая культурная система.

Первоначальная фаза — кризис чувственной культуры, общества и человека. Этот кризис предстанет, когда «нарастающая атомизация чувственных ценностей, включая самого человека, обесценит их, сделает более чувственными и материальными, далекими от всего божественного, священного, абсолютного», когда «сила станет правом», когда «вместо хлеба будут давать народам бомбы, вместо свободы — нести смерть, вместо закона — насилие, вместо созидания — разрушение», когда функции семьи превратятся в «случайное сожительство

в основном для сексуальных контактов», когда «культурные ценности прошлого подвергнутся уничтожению»1.

Во время кризиса материальный уровень, как и безопасность жизни, уменьшается, а самоубийства, психические расстройства и преступления растут.

В условиях кризиса уже ничто не сможет помешать заметить пустоту уходящей чувственной культуры. Люди снова обернутся к разуму, к вечным непреходящим, универсальным и абсолютным ценностям, пройдя очищение через трагедии и страдания. С достижением состояния катарсиса кризис закончится. Далее общество получает харизму, а вместе с ней — воскрешение и высвобождение новых творческих сил. Кризис-катарсис-харизма-воскрешение — это фазы, через которые проходила большая часть предыдущих великих суперсистем в Египте, Вавилоне, Индии и Китае. Зарождение европейской культуры Средневековья также произошло, пройдя кризис чувственной греко-римской суперсистемы.

Сорокин приводит следующую классификацию нарушений, которые получают особое значение в период социальных кризисов:

  • 1) политические нарушения, способные вызвать изменение существующего политического режима или строя;
  • 2) экономические нарушения, направленные на модификацию экономического порядка;
  • 3) сепаратистские нарушения, направленные на достижение национальной независимости, автономии или каких-либо привилегий на национальной почве;
  • 4) религиозные нарушения — дезорганизация, раскол церковной жизни, конфликты разных конфессий и т. д.;
  • 5) «смешанный тип» нарушений[10] [11].

Сорокин рассматривает нарушения, опасные и безопасные для общественного порядка, а также выделяет две группы нарушений: «болезни роста» развивавшегося молодого организма и «старческое недомогание» отжившей свой век суперсистемы.

Особый интерес у Сорокина вызывают нарушения, грозящие разрушением социального порядка, и «болезни и недомогания старческого организма». Он пытается измерить социальные нарушения с помощью «индикаторов». Сорокин классифицировал колебания на-

силия и жестокости в определенные исторические эпохи и попытался дать им оценку.

Он подтверждает высказанную им еще в 1927 году в статье идею[12] о том, что в истории существуют повторяющиеся циклы. Анализируя причины флуктуаций (увеличения или уменьшения) нарушений, он приходит к выводу, что общественные условия и отношения (неудачные войны, «плохие материальные условия», нищета, обогащение, политическое устройство и т. п.) играют роль «вторичных факторов» социальных нарушений, усиливая или ослабляя, расширяя или концентрируя их.

С помощью «гипотезы транзита» Сорокин объясняет причины флуктуаций и пики роста социальных нарушений. Согласно этой теории социальные нарушения есть одна из форм борьбы «интегральных» и «неинтегральных» элементов за лидерство в суперсистеме. Социальные нарушения появляются в социокультурной системе, когда ее доминирующие формы, достигнув предела своих потенциальных возможностей, начинают клониться к упадку.

Исходным условием социальных нарушений Сорокин считал «неустроенность» социальной или культурной или обеих вместе систем, однако определяющую роль играет культурная система. «Неустроенность» определялась им как расшатанность и несовместимость духовных ценностей и социальных отношений. Когда суперсистема вырабатывает свой предел прочности, она начинает демонстрировать признаки дезинтеграции и входит в стадию транзита, которая характеризуется резким ростом социальных нарушений.

В «Социальной и культурной динамике» Сорокин отмечает множество неверных предубеждений относительно оценки природы социальных нарушений. Первое предубеждение — это мнение о том, что социальные нарушения суть ненормальные и случайные процессы. Сорокин считает, что нарушения есть «нормальные» проявления жизненных процессов социальных групп. Они так же необходимы, как и сам социальный порядок.

Второе предубеждение говорит о предопределенности, наследственной склонности одних наций и народов к порядку, других — к анархии и революциям. По мнению Сорокина, все нации в равной степени склонны к социальному порядку и к его нарушениям. Коли-

чественные различия между народами в этом отношении есть, но они ничтожно малы.

Третье предубеждение касается «солнечного прогноза» — идеи бесконечного прогресса западной цивилизации в XX веке. Сорокин пишет: «Двадцатый век будет наиболее кровавым и турбулентным периодом и, следовательно, одним из жестоких и негуманных в истории Западной цивилизации и, возможно, в хронике человечества в целом»[13].

В отношении проблем интерпретации исторического развития обществ интересна статья Сорокина «Обзор циклических концепций социально-исторического процесса» (1927). В этой статье Сорокин привлекает внимание своих читателей к цикличной концепции исторического процесса. Обзор теорий Сорокин начинает с анализа мысли Индии, Персии, Китая, концепций Древней Греции (теория истории Платона, Сенеки, Фукидида, Плутарха, Геродота). У греческих и римских авторов идея цикличной концепции исторического процесса была довольно обычной, в то время как линейная практически отсутствовала. Циклическая концепция возрождается, по мнению Сорокина, в трудах Макиавелли, Кампанеллы и Вико.

Сорокин выявил крупные исторические флуктуации в точных науках, искусстве, философии, религии, праве за период более двух тысяч лет. Человеческие культуры состоят из индивидов, предметов и событий, связанных воедино множеством всевозможных комбинаций, так как люди вступают в систему социальных отношений. Сорокин указывает четыре способа интеграции социальных отношений в социальные системы: пространственная интеграция, ассоциация, каузально-функциональная интеграция и логико-смысловая интеграция.

Первые две формы, являющиеся простейшими, недостаточны для становления социальной системы. Наиболее важна логико-смысловая интеграция. Сорокин утверждал, что культурные суперсистемы организуются вокруг центральных ценностей, которые придают им порядок и единство. Необходимо выяснить главный принцип суперсистемы, который пронизывает все ее составные части, придает смысл и значение каждой из них и создает социальный порядок из хаоса неинтегрированных фрагментов.

Рассматривая исторический процесс как смену трех социокультурных типов, Сорокин определял каждый социокультурный тип как порядок с присущей этому типу политической, экономической, социальной, культурной, религиозной и ментальной организацией, системой ценностей и типом личности.

Важное место в социологии истории Питирима Сорокина занимает закон позитивной и негативной поляризации, который определяет особенности поведения индивидов и социальных групп в кризисные периоды. В зависимости от типа личности человек реагирует и преодолевает бедствия либо ростом творческих усилий и альтруистическим перевоплощением, либо умственным расстройством, самоубийством, ожесточением, ростом эгоизма, тупой покорностью судьбе, цинизмом.

В период кризиса увеличивается доля «святых», альтруистов, живущих в соответствии с нравственными заповедями, но растет и число аморальных, циничных, звероподобных личностей. Кризис современной чувственной культуры, лишенной идеалов и веры в Бога, устремленной к наслаждению и потреблению материальных благ, Сорокин связывал с развитием материалистической идеологии. Однако уже в XX веке, по его мнению, наметились очертания новой идеологии, базирующейся на ценностях альтруистической любви и этики солидарности.

Циклическую смену культурных суперсистем, по мнению Сорокина, следует дополнить представлением о перемещении центра «культурного лидерства» в географическом пространстве суперсистемы. Анализируя исторические кризисы, Сорокин приходит к выводу, что когда созидательные силы исчерпаны и все их возможности реализованы, культурная суперсистема гибнет. Под влиянием научно-технического прогресса, роста взаимозависимости и взаимосвязанности государств мир движется к новому единству — мировой цивилизации. Только глобальная ценностная переориентация может стать гарантом стабилизации, дальнейшего развития человечества.

Питирим Сорокин видел выход из нынешнего кризиса в восстановлении новой идеациональной суперсистемы, ориентированной на религиозные идеалы: «Мы живем, мыслим, действуем в конце сияющего чувственного дня, длившегося шесть веков. Лучи заходящего солнца все еще освещают величие уходящей эпохи, но свет медленно угасает, и в сгущающейся тьме нам все труднее различать это величие и искать надежные ориентиры в наступивших сумерках. Ночь этой переходной эпохи начинает опускаться на нас, с ее кошмарами,

путающими тенями, душераздирающими ужасами. За ее пределами, однако, различаем расцвет новой великой идеациональной культуры, приветствующей новое поколение — людей будущего»[14].

Питирим Сорокин внес важный вклад в развитие исторической социологии. В своей работе «Социальная философия века кризиса» он впервые систематически анализирует циклические концепции исторического развития. Сорокину удалось создать свою концепцию «культурных суперсистем» основанную на интегральной философии, которая включила в себя все основные идеи предшествующей социологии истории.

  • [1] Кроме анализа идей Освальда Шпенглера Сорокин исследует взгляды Николая Данилевского, Арольда Тойнби, Николая Бердяева, Альберта Швейцера и других авторов, внесших вклад в развитие исторической социологии.
  • [2] Sorokin Р. А. Kulturkrise und Gesellschaftsphilosophie. Moderne Theorien ?ber das Werden und Vergehen von Kulturen und das Wesen ihrer Krisen. Stuttgart, 1953. S. 328.
  • [3] Сорокин П. А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992. С. 428.
  • [4] См.: Афанасьев В. В. Историческая социология Данилевского, Шпенглера и Сорокина // Социологические исследования. 2005. № 5. С. 135.
  • [5] См.: Sorokin Р. А. Kulturkrise und Gesellschaftsphilosophie. Moderne Theorien ?ber das Werden und Vergehen von Kulturen und das Wesen ihrer Krisen. Stuttgart. 1953, S. 330.
  • [6] Cm.: Sorokin P. A. Kulturkrise und Gesellschaftsphilosophie. Moderne Theorien ?ber das Werden und Vergehen von Kulturen und das Wesen ihrer Krisen. Stuttgart, 1953. S. 333.
  • [7] Cm.: Sorokin P. A. Kulturkrise und Gesellschaftsphilosophie. Moderne Theorien ?ber das Werden und Vergehen von Kulturen und das Wesen ihrer Krisen. Stuttgart, 1953. S. 333-334.
  • [8] См.: Sorokin Р. A. Social and cultural dynamics. N. Y., 1962.
  • [9] На подобное обновление надеялся и Арнольд Тойнби.
  • [10] Сорокин П. А. Социальная и культурная динамика. М., 2006. С. 784.
  • [11] См.: Там же. С. 486.
  • [12] См.: Сорокин П. А. Обзор циклических концепций социально-исторического процесса // Социологические исследования. 1998. № 12.
  • [13] Цит. по: Голосенко И. А. Питирим Сорокин о внутренних нарушениях социального порядка // Социологические исследования. 2000. № 4. С. 59.
  • [14] Сорокин П. А. Кризис нашего времени // Сорокин П. А. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992. С. 245.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>