Типы политических систем в современном мире

Некоторые методологические аспекты типологии политических систем

Политическая система это целостная совокупность государственных и негосударственных общественных институтов, правовых и политических норм, взаимоотношений политических субъектов, посредством которых осуществляется власть и управление в обществе.

По отношению к понятию «политическая система» более широким является понятие «политическая жизнь», которое охватывает все политические связи, явления и процессы, имеющие место в обществе на всех его уровнях. Политическая система — это лишь часть политической жизни1.

Понятие «система» пришло в общественные науки из биологии и кибернетики. В социологии и политологии его впервые использует американский исследователь Т. Парсонс. Другой американский политолог, Д. Истон в 1953 г. вводит в науку и само понятие «политическая система».

Сущность системного описания общества наибольшее выражение получила в теоретических построениях Т. Парсонса. Он подошел к рассмотрению общества как сложной открытой системы, состоящей из четырех подсистем, каждая из которых выполняет определенную функцию.

Выполнение каждой подсистемой своей функции обеспечивает устойчивость и целостность обществ:

экономическая подсистема играет роль связующего звена между обществом и природой (функция адаптации);

политическая подсистема, которая включает в себя все формы принятия решений, определяет коллективные цели и обеспечивает мобилизацию ресурсов для их достижения (функция целеполагания);

социетальная («общностная») подсистема поддерживает устоявшийся образ жизни и включает в себя все институты социального контроля — от законов до неформальных правил (функция интеграции);

подсистема социализации (культурная) позволяет включить человека в существующую культурную систему и содержит в себе культуру, религию, семью и школу (функция устойчивости и самосохранения).

Значение теории Т. Парсонса для развития политологии заключается в том, что он заложил основы системного и структурно-функционального подходов к исследованию политической системы.

С позиций системного подхода политическая сфера общества может быть рассмотрена как система. Как и любая система, она будет обладать следующими признаками:

состоит из множества взаимосвязанных структурных элементов. Эта взаимосвязь обеспечивает свойство целостности и единство системы;

имеет границы распространения и выделенность по отношению к внешней среде;

носит открытый характер (т. е. подвержена воздействиям, идущим из внешней среды);

характеризуется такими свойствами, как стремление к равновесию и устойчивости, адаптации и интеграции.

Что выступает внешней средой политической системы? Д. Истон выделил две среды (окружения): интрасоциеталь-ную — другие подсистемы общества: экономическая, социальная, культурная; экстрасоциетальную — другие общества, международные институты и отношения1.

Но любое общество, в том числе и его политическая подсистема, испытывает влияние внесоциальной — природной — среды. Перечисленные факторы будут детерминировать изменения политической системы. Только реагируя на импульсы, идущие из внешнего окружения, система сохраняет способность к стабильному функционированию и развитию.

В политологии разработано несколько теоретических моделей функционирования политических систем: системная; структурно-функциональная; информационно-кибернетическая.

Системная модель впервые была разработана Д. Истоном. Сущность политической системы, в трактовке ученого, раскрывается в ее функции — авторитарном распределении ценностей в обществе. Процесс функционирования системы описывается через отношения обмена с внешней средой. Она сохраняет устойчивость, если найден определенный баланс между «входящими» импульсами, идущими из среды, и «выходящими» импульсами, которые представляют собой реакцию системы на полученную информацию.

«Вход» представлен двумя видами импульсов: требования общественности (повышение заработной платы, расширение социальных программ, права и свободы граждан) и поддержка. Поддержка может проявляться как в материальной форме (выплата налогов, воинская служба), так и в виде соблюдения законов, почтения к органам власти, к государственной символике, активного участия в политической жизни. Переработав информацию, политическая система принимает конкретные решения (законы, указы) и производит действия по их реализации («выход»). «Вход» и «выход» составляют непрерывный цикл, который называют «петлей обратной связи».

Если «исходящие» импульсы соответствуют ожиданиям населения, то общественная поддержка политической системы усиливается. Поддержка со стороны народа решений и действий системы является условием ее легитимности.

Д. Истон выделяет два вида легитимности: диффузная (эмоциональная) легитимность является более устойчивой и может проявляться в поддержке системы даже в условиях кризисов; инструментальная (специфическая) легитимность более кратковременна и ориентирована на результат и поощрение.

И наоборот, отсутствие поддержки может привести к кризису политической системы. Дестабилизирующим фактором могут стать ошибочные решения власти, принятые либо в силу слишком слабых импульсов (система не имеет достаточной информации для принятия оптимальных решений), либо в силу слишком сильных требований, что вызывает перенасыщенность системы информацией1.

Структурно-функциональную модель политической системы разработал Г. Алмонд. Политическая система, по его мнению, представляет собой типы действий, имеющих отношение к принятию политических решений. Главная функция системы — обеспечение легитимного принуждения, что позволяет сохранить общественную стабильность.

Анализ системы должен осуществляться на двух уровнях: институциональном (исследование политических институтов); ориентационном (исследование политической культуры).

В структурном плане она включает в себя формальные (правительственные органы) и неформальные институты (групповые объединения), поведенческие аспекты этих институтов, активность отдельных граждан.

На основе сравнительного анализа политических систем разных стран Г. Алмонд пришел к следующим выводам:

все политические системы имеют собственную структуру;

политическая система многофункциональна;

все политические системы выполняют аналогичные универсальные функции, необходимые для социальной жизни. Функции выполняются разными институтами (структурами) системы (суды, законодательный орган, партии) и с разной частотой;

все политические системы являются смешанными в культурном смысле;

отличие между простыми (традиционными) и развитыми системами заключается в дифференциации функций и специализации структур. Эти системы похожи по функциям, но различаются по структурным характеристикам1.

Информационно-кибернетическую модель политической системы предложил К. Дойч. Используя положения и терминологию, разработанные в кибернетике, автор этой модели рассматривает политическую систему через потоки информации. Функция системы заключается в координации усилий людей для достижения поставленных целей.

Процесс функционирования системы складывается из нескольких этапов: получение информации и формирование блока данных; селекция информации: отбор и оценка полученной информации; принятие решений; реализация поставленных целей.

Принятие решений и их коррекция осуществляются с учетом результатов предыдущих действий и на основе информации о положении в обществе и расстоянии, которое осталось до цели.

Политическая система имеет собственную структуру, которую можно представить в виде следующих подсистем (элементов):

институциональная подсистема, состоящая из различных государственных и общественно-политических институтов и неполитических организаций, СМИ (применительно к этой подсистеме ряд исследователей использует понятие «политическая организация общества»);

коммуникативная подсистема, представляющая собой совокупность отношений и принципы взаимодействия, складываю-

щиеся как внутри политической системы, так и между ее подсистемами. Отношения по форме могут выступать как принуждение, конфликт, нейтрализация, изоляция или сотрудничество;

нормативная подсистема, выступающая как совокупность различных политико-правовых норм и других средств регулирования взаимосвязей между субъектами политической системы (конституция, законы, нормативные акты, исторические и национальные традиции и обычаи, мораль);

культурно-идеологическая подсистема, включающая в себя совокупность политических взглядов, теории и концепции, политическую и правовую культуру. Политическая культура оказывает огромное влияние на функционирование политической системы. На ее основе формируются политические взгляды и убеждения личности, от которых зависит участие человека в политической жизни. Политическая культура, с одной стороны, определяет устойчивость и жизнеспособность любой политической системы, с другой — придает своеобразие политическим системам, делая нормативно одинаковые формы политического устройства многовариантными;

функциональная подсистема объединяет способы реализации власти, которые определяют характер взаимоотношений власти и гражданского общества, способы поддержания его единства и целостности.

Ведущая роль в политической системе общества принадлежит институциональной подсистеме, которая обеспечивает ее целостность и стабильность, формирует нормативно-правовую базу и другие средства воздействия на общество. Если политические системы прошлого были представлены минимальным количеством институтов (большая часть функций была сосредоточена в руках монарха), то современная политическая система отличается более сложной структурной дифференциацией, т. е. выделением разных структур (институтов) по функциональному признаку.

Составляющие эту подсистему институты и организации условно подразделяются на группы.

Первая группа — собственно политические: государство — фундаментальный элемент политической системы; политические партии и отдельные общественные организации, имеющие политический характер, причем сюда включаются и оппозиционные партии и организации.

Государство и партии имеют непосредственную связь с политикой, а политические цели и осуществление власти являются непосредственной причиной их появления и функциониро-

вания. С партиями также связаны функции выявления интересов различных групп общества и преобразование их в конкретные программы действий.

Вторая группа — несобственно политические: профсоюзы, молодежные, ветеранские, предпринимательские союзы, экологические движения, СМИ и др. Хотя политика не является прямой целью их создания, они выступают как группы давления на государственную власть и оказывают существенное влияние на избирательные кампании. Несмотря на то что в большинстве современных стран светская и духовная власть разделены, активную политическую роль в обществе может выполнять церковь. В условиях теократии она превращается в центральный элемент политической системы.

Третью группу формируют неполитические организации, которые представлены обществами различного любительского типа (культурные, спортивные и др.). Незначительный политический оттенок в своей деятельности они приобретают как объекты воздействия со стороны государства и иных политических организаций, так и в силу своей способности оказывать давление на власть1.

Любая политическая система многофункциональна. К ее основным функциям относятся следующие:

политическое руководство обществом, в том числе определение стратегических целей и перспектив общественного развития;

консолидация общественно-политического строя на базе ценностей, идеалов, символов;

регулятивная функция выработка определенных правил поведения, придерживаться которых обязаны субъекты политики;

мобилизация ресурсов. Эта функция призвана обеспечить максимальное использование ресурсов общества для осуществления поставленных целей;

распределение материальных и духовных ценностей и др.

Есть и другие подходы. Г. Алмонд разделил функции политической системы на два вида: «входящие и «исходящие».

«Входящие» функции: политическая социализация, направленная на формирование определенного типа как участника политической жизни, и рекрутирование — подбор людей для заполнения статусов в политических институтах; артикуляция интересов; агрегирование интересов; политическая коммуникация — деятельность по согласованию, достижению компромиссов.

«Исходящие» функции: нормотворчество; использование правил и норм; контроль со стороны государства за соблюдением правил и норм.

В осуществлении этих функций, по мнению ученого, проявляется механизм саморегуляции системы, позволяющий ей сохранить устойчивость и единство.

Существуют и другие подходы к классификации функций политической системы.

Выделяют следующие функции политической системы: авторитарное распределение ценностей (предполагает контроль над процессом распределения общественных ценностей между различными общественными группами); упорядочение политических процессов (эта функция определена самой природой политики); обновление (развитие) — приспособление к изменениям в общественной жизни; стабилизация, сохранение социальной целостности1.

Политические системы можно классифицировать, применяя определенную типологию.

В зависимости от политического режима различают следующие политические системы: тоталитарные; авторитарные; демократические.

По характеру взаимодействия с внешней средой выделяют: открытые системы; закрытые системы.

Примером закрытой системы является политическая система советского типа, сложившаяся в СССР, для которой было характерно отсутствие широких международных экономических и культурно-информационных контактов. Символом этой закрытости стало выражение о существовании «железного занавеса» в отношениях между СССР и странами Запада. К. Поппер, впервые при описании культурно-исторических и политических систем использовавший понятия «открытое» и «закрытое» общество, под первым понимал демократические системы, которые легко приспосабливаются к изменениям внешней среды, пронизаны духом критики и рациональным постижением мира, под вторым — тоталитарные системы, для которых характерен догматизм, магическое мышление.

В историческом анализе используется описание систем с позиций формационного подхода. Соответственно выделяются

системы: рабовладельческие; феодальные; капиталистические; социалистические.

Весьма распространено выделение традиционных (доиндуст-риальных) и модернизированных политических систем. Для первых характерно неразвитое гражданское общество, подданническая или патриархальная политическая культура, власть в форме диктатуры (примером выступает большинство развивающихся стран). Во вторых системах существует развитое гражданское общество, рациональный способ обоснования власти, дифференциация политических ролей.

Выделяют политические системы переходного типа, которые включают в себя элементы нарождающейся модернизированной системы и элементы старой системы. Политическая система современной России носит черты подобной переходности, что проявляется в сочетании либерализма с авторитаризмом, в отсутствии рациональной, т. е. ответственной и компетентной, бюрократии, в слабости институтов гражданского общества.

В западной политической науке анализ частей системы обычно включает в себя три аспекта: политические ценности, формирующие политические задачи, такие, например, как ускорение темпов роста и снижение инфляции; власть, которой обладают структуры, в том числе правительства, партии, социальные объединения внутри страны и иностранные институты для воздействия на процесс; поведение политиков и рядовых членов общества, не столь активно участвующих в принятии правительственных решений. Три данных аспекта составляют основу типологии различных политических систем: народной (племенной), бюрократической, согласительной и мобилизационной. Для понимания социально-экономических изменений, происходящих внутри отдельно взятой системы, а также межсистемных политических трансформаций необходимо выяснить характер взаимодействий между тремя названными аналитическими частями.

Указанные типы политических систем различаются по культурному, структурному и поведенческому параметрам. Если говорить о культурном аспекте, то в какой степени система основана на слиянии или дифференцировании духовных, нравственноидеологических ценностей, с одной стороны, и материальных интересов — с другой? Какова власть государства над социальными группами и населением вообще? Наличие сильной власти предполагает монополизацию механизмов принуждения, централизованное правление, эффективную координацию различных сторон деятельности правительства, предоставление социальным группам лишь незначительной самостоятельности и широкий спектр мероприятий. Каков поведенческий аспект взаимодействий между теми, кто управляет, и теми, кем управляют? Существование между ними непроходимой пропасти говорит об элитарном типе взаимодействия, в то время как малая политическая дистанция позволяет говорить о более эгалитарных отношениях.

Согласно этим общим параметрам, народные племенные и бюрократические авторитарные лидеры действуют в условиях совершенно различных режимов. Народные (племенные) системы представляют собой общества на ранней стадии существования государства. Материальная деятельность — собирание плодов, уборка урожая — неразрывно связана в них с духовнонравственными ценностями, такими как почитание богов. Дистанция между правителями и подчиненными очень мала. В бюрократической авторитарной системе, напротив, государство осуществляет строгий контроль над социальными группами. Отдельные лица практически не имеют возможности противостоять властям. Материальные интересы и нравственные ценности резко отделены друг от друга.

К столь же различающимся между собой типам политических систем относятся элитистские мобилизационные режимы, с одной стороны, и согласительные — с другой. Руководители мобилизационных систем не разделяют материальные интересы (ведение войны, индустриализация нации, электрификация инфраструктуры, совершенствование системы здравоохранения) и идеологические ценности; этим «мирским» задачам придается характер «священнодействия». Власти мобилизационных систем управляют сильным государством; социальные группы получают от государства лишь малую толику самостоятельности; между правителями и управляемыми — большая политическая дистанция. Власти направляют политическую деятельность народа. Частные лица обладают крайне незначительными возможностями для участия в процессе осуществления политики.

Согласительная система реализует плюралистическую модель. Государство обладает ограниченными возможностями контроля над самостоятельными социальными группами. Расстояние, отделяющее политических лидеров от рядовых граждан, мало, последние активно и по собственной воле участвуют в политике. Они добиваются для себя тех или иных выгод с помощью рыночных отношений и правительства, приобщение к духовным ценностям связано с религиозными институтами и общественными движениями. Дифференциация материальных интересов и нравственных ценностей находит отражение в структурном отделении церкви от государства.

Из этих четырех политических систем согласительный тип наиболее эффективен в условиях демократических структур и конкурентной рыночной экономики. Его лидеры признают легитимными столкновения интересов различных групп, организационный плюрализм и добровольное участие граждан в политической жизни. Политические деятели согласны на компромисс со своими противниками. Децентрализация и принятие решений на основе стратегий, нацеленных на достижение консенсуса, способствуют выработке гибких политических линий. Либеральные демократии в США, Великобритании, Канаде, Австралии и Новой Зеландии придерживаются менее «регулируемой» формы капитализма, предоставляющей частным предприятиям широкую самостоятельность. В скандинавских социальных демократиях экономическая политика вырабатывается в процессе переговоров между государственными чиновниками, предпринимателями и профсоюзными лидерами. Несмотря на то, что в данном случае социал-демократические правительства регулируют экономику и всестороннее социальное обеспечение, основные сектора экономики находятся в частной собственности. Экономическим обменом в основном управляют ценовые механизмы, а не центральные бюрократические планирующие организации.

Народные (племенные) системы существовали на докапиталистической стадии развития экономики — стадии первобытного коммунизма. В этих малых сообществах, основными занятиями которых были охота и собирательство, семьи пользовались общими для всех экономическими ресурсами — люди жили в условиях всеобщего равенства. Индивидуальная собственность была минимальной. Не существовало экономического прибавочного продукта, способного обогащать элиту, которая в этом случае могла бы эксплуатировать подчиненные ей классы. Участвуя в общих собраниях, индивидуумы принимали политические решения, касающиеся семейных споров, земельных конфликтов и отношений с другими сообществами. Движущей силой политического процесса был поиск консенсуса, а не принуждение со стороны полицейских или военных. В начале 60-х гг. африканские социалисты рассматривали эту, доколониальную народную (племенную) систему как основу для демократического социализма современного типа. Однако примитивные технологии не могли обеспечить экономического изобилия — этого социалистического приоритета в условиях современной мировой капиталистической экономики. Кроме того, недифференцированные структуры народных (племенных) систем препятствовали развитию конкуренции между отдельными группами. Эти сегментированные общества, будучи относительно однородными, за исключением семейно-родственного распределения ролей, сдерживали развитие тех разнообразных интересов, которые стимулируют образование современных оппозиционных организаций, таких как группы интересов, политические партии и средства массовой информации, т. е. ключевых для демократической системы.

Мобилизационные системы более всего тяготеют к социализму. Приверженцы этой системы стремятся к созданию такой современной системы, которая основывалась бы на политико-экономическом равенстве и широкомасштабном участии масс в общественной жизни, как в архаичных племенных обществах. В противовес капиталистической эксплуатации и господству государства они пытаются организовать неорганизованных, дать силу слабым, обогатить бедных. Вследствие враждебного отношения к бюрократической организации их способности формировать политику на протяжении XX в. были весьма ограничены, особенно это касается их попыток осуществить радикальные эгалитарные преобразования. Столкнувшись с мощной оппозицией элиты и апатией масс, сторонники мобилизационных систем оказались не в состоянии создать структуры, необходимые для перераспределения доходов, власти и изменения положения рабочих и беднейшего крестьянства. Провозглашая демократические идеалы, популисты вместе с тем цепляются за миф о классовой солидарности, нивелирующий реальные проявления различия интересов. Требование равенства в отношениях внутри групп препятствует формированию альтернативных политических предпочтений.

Политикам — сторонникам мобилизационных систем, захватившим государственную власть в таких странах, как бывший Советский Союз, Китай и Вьетнам, редко удавалось сохранить мобилизационную систему в течение длительного времени. Вера в священную миссию идеологии улетучилась. Сильная государственная бюрократия уже не стремится к социалистическому преобразованию общества, а стоит на охране существующего строя. Вместо того, чтобы служить народу, партийно-государственная бюрократия заботится о собственных интересах. Государственно-социалистическая экономика едва ли отвечала требованиям, предъявляемым демократической политической системой. На идеологических основаниях вожди требовали от масс активного участия в политике. Однако массовое участие рабочих, крестьян, молодежи и женщин находилось под контролем руководителей партии — государства. Оно не было ни добровольным, ни стихийным. По мере трансформации элитарной мобилизационной системы в бюрократический авторитарный режим даже принудительное участие масс снизилось. Массовая апатия сменила деятельное участие. Хотя семьям, конфессиям, мелким крестьянским хозяйствам и малому предпринимательству удалось-таки сохранить за собой известную долю автономии от прямого государственного контроля, все эти социальные группы обладали слишком небольшим общественным весом, чтобы оказывать противодействие правящей элите, правительственной политике и самой общественно-политической системе. Соперничество происходило главным образом между отдельными группировками внутри правящей партии и государственного аппарата, а не между стоящими у власти вождями и институционализированной оппозицией.

Существуют разные типологии политических систем, выделенные по типу политической культуры, доминирующей в обществе, и состоянию политической структуры. Одна из них разработана Д. Алмондом и Д. Пауэллом. В зависимости от степени структурной дифференциации и секулярности выделяются примитивные, традиционные и современные системы. В примитивной системе преобладает «приходская культура», наблюдается минимум структурной дифференциации.

Традиционные системы характеризуются слабой дифференциацией политических структур и «культурой подчинения». Подчиняясь власти, человек ожидает от нее благ, гарантий. Современные системы являются еще более дифференцированными в структурном плане, в них функционирует культура участия, когда человек ориентирован на активное участие в политике. Такие системы могут быть демократическими (в которых доминируют автономные подсистемы и «культура участия») и авторитарными (в которых имеют место управление подсистемами и культура «подчинение-участие»). В свою очередь, авторитарные системы могут быть радикально-тоталитарными, консервативно-тоталитарными, консервативно-авторитарными и авто-ритарно-модернизирующимися.

Политологи обратили внимание на то, что политическая культура США по характеру ценностей отличается от культуры, сложившейся в Европе.

Это позволило Д. Алмонду и С. Вербе выделить следующие типы политических систем:

англо-американская с секулярнои, плюралистическом и гомогенной культурой, что означает: большинство граждан разделяют общие базовые ценности и нормы;

континентально-европейская, которая характеризуется фрагментарной политической культурой;

доиндустриальная или частично индустриальная с дифференцированной политической культурой;

тоталитарная с гомогенной политической культурой, причем сама гомогенность определяется отсутствием плюрализма и возможности реализации частного интереса1.

Ж. Блондель делит политические системы мира на пять категорий:

либеральные демократии с опорой на либерализм в принятии решений;

коммунистические системы с приоритетом равенства социальных благ и пренебрежением к либеральным средствам его достижения;

традиционное государство, обычно управляемое олигархией и консервативное по своему характеру, поскольку распределение социальных и экономических благ, как правило, весьма неравномерно;

популистские системы, сложившиеся в развивающихся странах в послевоенные годы и стремящиеся к большему равенству в области экономических и социальных благ. Они в известной степени авторитарны, так как для достижения большего равенства порой требуются авторитарные средства;

авторитарно-консервативные системы, характерными чертами которых является проведение активной политики по сохранению сложившегося неравенства, противостоящей углублению равенства и политического участия[1] [2].

Закономерности развития политической системы представляют собой объективные, устойчивые, повторяющиеся связи, характеризующие сущностное единство и динамизм политических явлений на различных этапах исторического развития.

Анализ позволяет различать общеисторические закономерности, действующие в рамках политической истории человечества и характеризующие прошлое, настоящее и будущее политических систем. Они связаны с действием экономических и социально-классовых факторов; характеризуют усиление политической структурированности общества, взаимодействие по-

литических и правовых институтов, повышение роли права в жизни общества и др.

Можно также выделить закономерности, присущие определенным историческим этапам. Они характеризуют социальноклассовые, межнациональные, расовые конфликты и переходы от одного типа системы к другому через социальные революции, перевороты мирным и немирным путем.

Закономерности в пределах одного исторического периода отражают сущностные, устойчивые характеристики политических систем одного типа. Для современного этапа характерны: режимы плюралистической демократии, разделение властей, двух- или многопартийная система.

В политической системе конкретного общества можно выделить такие закономерности как тенденция к интеграции всех составных частей системы, рост и бюрократизация государственного аппарата и др.

В науке существует обширная литература, посвященная сравнению таких политических институтов, как политические партии, группы интересов и законодательные органы. Однако основное внимание сфокусировано на компаративном анализе государств, или того, что в разговоре мы часто называем странами. Поэтому дальше речь пойдет о государствах и их роли в современном мире.

  • [1] См.: http://www.kspu.ru/ffec/polit/p6.html.
  • [2] Там же.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >