Полная версия

Главная arrow Туризм arrow История туризма

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Коммерческие инициативы в сфере туризма

В трудах отечественных авторов важной датой истории российского туризма обычно называется декабрь 1777 г. Именно тогда читатели газеты «Московские ведомости» получили в качестве приложения несколько страниц, озаглавленных «План предпри-емлемого путешествия в чужие край, сочиненный по требованию некоторых особ содержателем благородного пансиона Вениамином Геншем». По информации авторитетного исследователя истории отечественного туризма Г.П. Долженко, речь шла о попытке одного из московских предпринимателей, имевшего собственное частное учебное заведение (пансион), организовывать на коммерческой основе образовательные поездки или так называемые гранд-туры по Европе для молодых выходцев из знатных семей. «Планом» Генша предусматривалась организация путешествия небольшой группы молодых дворян в университетские центры Германии, Италии и Франции, «дабы там как в немецком, так во французском и итальянском языках, также и науках, то есть, в математике, истории, географии, философии, юриспруденции, и рисовании довольное снискать знание, также в танцевании, верховой езде и музыке; и в тонкость познать то, что молодому человеку для совершенного его благополучия нужно и полезно быть может»1. После посещения европейских университетов потенциальным участникам этого гранд-тура предлагалось продолжить путешествие через Швейцарию, Италию и Францию для знакомства с искусством этих стран и постановкой фабричного дела. Каждый из вояжеров должен был заключить с В. Геншем, как организатором намеченного предприятия, контракт и заплатить ему установленный гонорар. Можно констатировать, что в данном случае речь идет об очень специфическом виде элитарного туризма. К тому же исследователям так и не удалось установить, смог ли Генш реализовать свой «План» на практике. Поэтому этот сюжет следует отнести скорее к предыстории, нежели к истории коммерческого туризма в Российской империи.

Другой известный историк отечественного туризма Г.С. Усы-скин называет первой русской компанией, специализировавшейся на обслуживании путешественников, «Акционерное общество

Долженко Г.П. История туризма в дореволюционной России и СССР. Ростов н/Д.: Изд-во Ростовского университета, 1988. С. 12—13.

Иматры». Его устав был утвержден в феврале 1871 г., спустя почти 100 лет после инициативы В. Генша. Деятельность этого Общества должна была заключаться в том, чтобы «в протяжении летних месяцев содержать правильное и удобное сообщение между городом Выборгом и водопадом Иматра, чтобы на сем последнем сказанном месте в зданиях, для того построенных, помещать приезжающих и доставлять им потребную пищу»[1].

Нельзя также не упомянуть «Предприятие для общественных путешествий во все стороны света» предпринимателя Леопольда Липсона, первая информация о котором относится к 1885 г. и указывает на его расположение в Санкт-Петербурге. В специально изданном рекламном проспекте учрежденного им предприятия Липсон подчеркивал, что «выгоды, представляемые различными заграничными конторами для общественных путешествий... достаточно известны, вследствие чего недостаток подобной конторы в России побудил меня к устройству сего предприятия». Далее он в доступной массовому российскому читателю форме описывал преимущества изобретенного за несколько десятилетий до этого Томасом Куком принципа пакетного тура.

В рекламном издании Леопольда Липсона им предлагались четыре варианта возможных маршрутов зарубежных путешествий:

  • 1) 40-дневный обзорный тур по Италии стоимостью 775 руб.;
  • 2) 45-дневное путешествие в Верхнюю Италию и Швейцарию примерно за ту же стоимость; 3) 20-дневный вояж по Финляндии и Швеции за 350 руб.; 4) 120-дневное путешествие на Восток с посещением Египта и Палестины стоимостью около 2500 руб. Небольшие скидки в пределах до 5% стоимости вояжа предоставлялись постоянным клиентам, а также семейным парам. При этом речь шла не об индивидуальных турах, а о путешествии организованными группами с количеством участников от 8 до 15 человек[2].

Однако социально-экономический уровень развития Российской империи, в отличие от передовых стран Западной Европы, не способствовал созданию здесь благоприятных условий для ведения туристического бизнеса по европейскому образцу. В качестве примера можно привести опыт российского предпринимателя Григория Григорьевича Москвича (1852—1942), который стал «русским

Бедекером», но не смог стать «русским Куком». Г.Г. Москвич был уроженцем Ялты, но большую часть жизни провел в Одессе, а затем в Санкт-Петербурге / Петрограде / Ленинграде. За время работы принадлежавшего ему специализированного издательства туристской литературы «Русский Бедекер» им было выпущено 223 различных путеводителя по Волге, Крыму, Кавказу и другим регионам России общим тиражом более 825 тыс. экземпляров. Принципиальным отличием данных книг был строго практический подход к их составлению. Все продумывалось до мельчайших деталей, чтобы дать читателю максимум полезной информации, которая сопровождалась картами, схемами и фотографиями. Множество изданий выдержали «Иллюстрированный практический путеводитель по Кавказу», «Иллюстрированный практический путеводитель по Крыму», «Иллюстрированный практический путеводитель по Москве и ее окрестностям» и др. Причем все они начинались со стандартного эпиграфа: «Знание своего отечества необходимо каждому, желающему с пользой для него трудиться». Именно в «практических» путеводителях была впервые отработана типичная для дореволюционных путеводителей модель, по которой в начале и конце издания помещались блоки рекламных объявлений от местных предпринимателей — поставщиков услуг (реклама гостиниц, ресторанов и кафе, магазинов, транспортных контор). Это приносило дополнительные доходы издателю и позволяло продавать путеводители туристам по более доступной цене.

Большой любитель путешествий Г.Г. Москвич не только стал автором справочно-информационной литературы для туристов, но и активно пропагандировал экскурсионные маршруты. Он владел ежедневной газетой «Жизнь курортов» (Пятигорск), а также несколькими экскурсионными бюро в Кавказских Минеральных Водах, которые были открыты в 1912 г. и до начала Первой мировой войны имели объемы обслуживания на уровне 2000—3000 экскурсантов в год. Заработанные в издательском бизнесе деньги Москвич хотел инвестировать в развитие туризма. Еще в 1900 г. он предпринял попытку открыть «Бюро путешествий по России», организованное по принципу европейских туристских фирм, однако вскоре вынужден был отказаться от реализации этой идеи. В 1915 г., выступая перед участниками Съезда по улучшению отечественных лечебных местностей, Г.Г. Москвич назвал следующие причины невозможности вести цивилизованный туристский бизнес в Российской империи, которые, по его словам, так и остались актуальными:

  • 1) отсутствие в стране развитой сети транспортных коммуникаций (железнодорожных линий и шоссейных дорог);
  • 2) отсутствие скидок на проезд в поездах для коммерческих туристских групп. Если на Западе железные дороги находились в руках частных предпринимателей, предоставлявших туроператорам существенные скидки, то в России тарифы монопольно устанавливались Министерством путей сообщения, которое давало скидки только участникам образовательных экскурсий;
  • 3) значительное количество бюрократических формальностей со стороны государственных органов при организации путешествий. Так, для того, чтобы открыть бюро путешествий, Г.Г. Москвич должен был получить разрешение трех министерств: внутренних дел, финансов и путей сообщения. При этом чиновники крайне консервативно относились к идее развития в стране этого нового вида коммерческой деятельности. Например, заведующий коммерческим отделом Министерства финансов в ответ на ходатайство Москвича заявил, что «такое предприятие является пока для России слишком ранним и еще не заслуживает быть разрешенным, так как едва ли является достаточно устойчивым и солидным в коммерческом отношении»;
  • 4) любовь состоятельной российской публики к заграничным курортам в ущерб отечественным туристско-рекреационным регионам. Как организатор издательского бизнеса Г.Г. Москвич видел причины этого, в том числе, в отсутствии системной рекламно-информационной деятельности по популяризации достопримечательностей Российской империи: «Раздаваемые бесплатно в сотнях тысячах и миллионах экземплярах проспекты и брошюры — от скромных открыток до шикарных альбомов — делают свое дело, и мы, русские, знаем имена и особенности западноевропейской природы больше, чем отечественные достопримечательности, гибнущие без энергии частных лиц и умелой рекламы в забвении»;
  • 5) отсутствие квалифицированных, профессиональных кадров у существовавших в дореволюционной России туристско-экскурсионных организаций. Все они действовали на общественных началах и преследовали, в основном, филантропические и образовательные цели, мало уделяя внимания коммерческой стороне вопроса.

Абхазский исследователь истории туризма В. Пачулиа сообщает интересный факт, который подтверждает правильность приведенных выше выводов Г.Г. Москвича. По его информации, во второй половине XIX в. Кавказ посетила группа представителей туристской фирмы «Томас Кук и сын» с целью изучения вопроса о включении этого интересного во многих отношениях региона в свои маршруты. Однако, изучив ситуацию на месте, британские коммерсанты пришли к выводу, о непригодности Кавказа для организации групповых путешествий.

Еще один энтузиаст, один из активных деятелей Я О ККГК, известный ялтинский врач Фридрих Данилович Вебер весной 1914 г. объявил об открытии собственного бюро путешествий, намереваясь обслуживать иностранных туристов, направляемых в Крым зарубежными туристскими фирмами. По всей видимости, у него были на этот счет предварительные договоренности с зарубежными партнерами, особенно из Германии, и он начал поиск проводников по Южному берегу Крыма со знанием иностранных языков. Сам Вебер спустя несколько лет писал о том, что намеревался превратить Ялту в международный центр экскурсионного спорта, но из-за начавшейся вскоре Первой мировой войны эти планы не были реализованы.

Случай Южного берега Крыма в годы Первой мировой войны продемонстрировал одно важное отличие между основными направлениями отечественного туризма. Оказавшись в условиях неблагоприятной социально-экономической конъюнктуры, частные ялтинские экскурсионные конторы уже в первые месяцы войны полностью свернули свою деятельность по проведению коммерческих экскурсий. Однако ни руководство ЯО ККГК, ни педагогический актив местных учебных заведений не прекратили свою туристско-экскурсионную деятельность, хотя, по объективным причинам, вынуждены были временно (как они тогда считали) отказаться от дальних экскурсий по стране и зарубежных вояжей. Но локальные экскурсии, туристские поездки и походы продолжались и даже с новыми формами работы.

В целом, можно сделать вывод о том, что российский туризм XIX — начала XX вв. во многом развивался в русле мировых тенденций (появление горных клубов, организаций туристов-вело-сипедистов, издание многотиражных путеводителей и туристской периодики, распространение скаутского движения), однако все же был гораздо менее массовым. Кроме того, по объективным причинам, вызванным как общим социально-экономическим отставанием от ведущих стран мира (Великобритании, США, Германии), так и целым рядом факторов неблагоприятной общественно-политической конъюнктуры (Русско-японская война 1904—1905 гг., Первая русская революция 1905—1907 гг., Первая мировая война 1914—1918 гг., революционные события 1917 г.), развитие чисто коммерческого туризма происходило очень медленно. Фактически к 1917 г. внутренний, а тем более международный туризм так и не могли сформироваться в отдельное направление предпринимательской деятельности. Функции коммерческой организации туризма в некоторых случаях брали на себя общественные организации, особенно такие, как Русское горное общество, Кавказское горное общество, Крымский (Крымско-Кавказский) горный клуб, Российское общество туристов. Причем такая их деятельность полностью соответствовала законодательству того времени, поскольку была предусмотрена уставами данных организаций. Не случайно участники состоявшегося в 1915 г. Всероссийского съезда по улучшению отечественных лечебных местностей в своей резолюции говорили о необходимости правительственной поддержки «общественного и частного предпринимательства в области путешествий, туризма и экскурсий по России»[3]. Самой массовой категорией путешествующих дореволюционной России в последние десятилетия ее существования стали учащиеся учебных заведений и педагогическая интеллигенция. При организации ближних и дальних экскурсий с их участием был достигнут стабильный консенсус государственных органов власти, различных негосударственных институтов (обществ, клубов), широких кругов общественности, а также инициативы частных лиц.

  • [1] Усыскин Г.С. Очерки истории российского туризма. СПб.: Герда, 2000. С. 28.
  • [2] Для сравнения: средняя месячная заработная плата рабочего в Санкт-Петербурге тогда составляла 20—30 руб., фельдшера — 30—40, гражданского чиновника среднего ранга (коллежского асессора) — 62, учителя гимназии — 85 руб.
  • [3] Экскурсии — дело государственной необходимости // Русский экскурсант. 1915. № 2. С. 70.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>