Полная версия

Главная arrow Литература arrow Английские заимствования в русском и немецком языках в условиях глобализации

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

СОЦИАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЗАИМСТВОВАНИЯ

ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ ОБЗОР АНГЛОЯЗЫЧНЫХ ЗАИМСТВОВАНИЙ В НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКЕ

В немецком языке можно встретить заимствованную лексику из различных языков, что говорит о взаимодействии немецкого языка с другими языками в ходе исторического развития. В настоящее время практически все заимствования приходят в немецкий язык из английского языка. Ссылаясь на Л.В. Васильеву напомним, что понятие «английское заимствование» иногда заменяется синонимичными понятиями «англо-американское заимствование» и «англо-американизм». В лингвистической литературе встречается синонимичное понятие «англицизм» [Васильева 2003:36].

Согласно картографическим сводкам издательства DUDEN, история англоязычных заимствований в немецком языке распадается на два продолжительных этапа:

  • 1. Индустриальная революция конца XIX века - начала XX века.
  • 2. Временной отрезок после второй мировой войны [SCHULER-DUDEN 1987:102].

Данные этапы заимствований существенно повлияли на развитие национального немецкого языка и определили стратегии его исторического изменения.

До XVII века заимствования из английского языка имели для немецкого языка второстепенное значение. За 400 лет, с 1200 по 1640 гг. немецким языком была заимствована едва ли дюжина англицизмов: Boot, Dock, Dogge, Flagge, Kabine, Kersey, Lord, Pickelhering, Sterling, Toback, Utopie [Ganz 1957:24]. В конце XVII в. ситуация радикально меняется: хотя большая часть населения не владела английским языком, в Германии проснулся интерес к Англии, ее политическому устройству, философской мысли, поэзии, стилю жизни и моде. После Семилетней войны (1756-1763) престиж Англии, поддерживаемый публикациями многочисленных отчетов о путешествиях британцев и описаниями Британских островов, возрос многократно [Ganz 1957:24]. Чаще всего это были отдельные слова из области мореходства. Основными центрами английского влияния были Гамбург, Цюрих, Лейпциг, Геттинген. Ганзейский город Гамбург был центром оживленной торговли с Англией и местом расположения колонии британцев English Court. В Цюрихе И.И. Бодмер, переводивший Мильтона, организовал салон английской поэзии и литературной критики, так называемый Бодмерский кружок. В Лейпциге И.К. Готтшед и члены немецкого поэтического общества (Deutsch?bende poetische Gesellschaft) переводили Эдисона и других английских писателей. Геттинген со времени образования союза между Ганновером и Великобританией стал основным центром английского влияния в Германии. Таким образом, непосредственный языковой контакт привел к «англизации» дворянства и образованной буржуазии. В 1737г. был основан Геттингенский университет, в котором учились студенты из Англии, причем число их со временем постоянно увеличивалось [Ganz 1957:14]. Однако такие очаговые явления не дают оснований для утверждения о массовом влиянии английского языка: оно становится ощутимым лишь в XIX веке. Так, например, в Берлине в 1900 г. английский язык становится модным в высшем обществе, и, таким образом, вытесняет французский язык,потерявший популярность после эпохи Наполеона. В этот период в немецкий входят Gentleman, Dandy, Club, Cutaway, Frack, Smoking, Toast, Keks, Pudding, Bar, Cocktail, Flirt, Spleen.

Во второй половине XVIII века в Англии происходит промышленный переворот, и она быстро превращается в мировую капиталистическую державу, в то время как Германия продолжает оставаться раздробленным, экономически отсталым аграрным государством. Создание ганзейской конторы привнесло большое количество заимствований из английского языка. Обусловленные развитием торговли между Англией и Германией, с одной стороны, и, соответственно, необходимостью номинации новых товаров и предметов, а также расширяющимся культурным воздействием, с другой, заимствования входят сначала в речь немецкого купечества, а затем и других носителей языка. Большое количество слов из области политики и финансов находят своё место в вокабуляре немецкого языка. Но с упразднением ганзейской конторы заимствование англицизмов значительно сократилось.

Новым толчком для возобновления процесса заимствования англоязычной лексики стала политика О. Кромвеля (1644-1658), в результате которой в Англии установилась освобождённая политическая структура. Колонизаторская политика Британии была поводом для заимствования в немецкий язык ряда слов из военно-морского дела, так как для немецкого торгового судоходства и военного флота стала примером британская морская навигация.

Неверно было бы полагать, что только лишь позиция Англии как мировой державы, ее ведущая роль в промышленной сфере, развитая журналистика способствовали притоку большого количества заимствований в немецкий язык. На самом деле причины лежат значительно глубже. Они заключаются также в дипломатическом поведении Англии на международной арене, т.е. в международной языковой политике. С 1800 года Англия начинает заменять французский, как язык дипломатического общения, на английский, а с 1850 года английские власти использовали в переписке с иностранными правительствами исключительно английский язык. В дальнейшем англоязычные страны (Великобритания и США) расширили свою языковую экспансию [Stark 2002:93].

В целом история англицизмов, заимствовавшихся до XIX века, насчитывает несколько десятков лексических единиц, значительно уступающих по количеству заимствованиям из других европейских языков, таких как латинский, французский, голландский, испанский. Несмотря на это в отдельных профессиональных лексиконах сохранились англицизмы, пришедшие в немецкий язык задолго до индустриальной революции. Например, в конном спорте, в поваренном деле, в сфере развлечений и т.д. Примечателен тот факт, что заимствование англоязычной лексики проходило большей частью через профессиональные и специальные лексиконы, что также характерно для заимствований этапа индустриальной революции. Эта тенденция сохранялась в немецком языке до последних десятилетий XX века, т.е. до становления Германии информационным обществом [Кобенко 2005:19].

Что касается первого этапа проникновения большого количества англоамериканской лексики в немецкий язык, то этот процесс более точно можно назвать активизацией её употребления, которая была обусловлена произошедшей тогда индустриальной революцией в Германии, в результате которой многие, уже ранее функционировавшие англицизмы в роли терминов, получили вдруг широкое распространение. Они пришли, прежде всего, из специальной литературы по философии, экономике и политике [Матвеева 2005:38].

Многие заимствованные слова и слова с заимствованными от них основами появились после изобретения парового двигателя, борьбы английских рабочих за улучшение условий труда, изобретения автомобиля американцем Генри Фордом в 1908 году.

Влияние английского языка становится ощутимым и в литературе. В новеллах С. Цвейга достаточно часты фразы, подчёркивающие превальвацию английского языка в речи. Также Йозеф Рот в своём романе «Иов», увидевшем свет в 20-е годы ушедшего столетия, обозначает английский язык как язык свободы и демократии.

Всё возрастающая роль Великобритании и США в конце XIX века и начале XX века в плане законодательниц мод во многих сферах современной жизни решающим образом повлияла на развитие немецкого языка. Ведущая роль Англии в печатном деле и журналистике оказывает влияние на соответствующий лексический фонд и в немецком языке.

Можно заметить, что со временем поток английской лексики охватывает всё более широкие пласты лексики немецкого языка и активно осваивает на рубеже Х1Х-ХХ веков его основной словарный состав. Но поскольку английский язык этого периода был языком, употреблявшимся в специальных сферах, и заимствования из него происходили в условиях функциональной и ценностной поляризации, характерной для языковой ситуации Германии, о чём свидетельствуют примеры заимствованной лексики периода индустриальной революции, большинство лексических англицизмов принадлежат к специальной лексике немецкого языка, например, спортивной.

Во время первой мировой войны заимствуются новые слова из военно-морского дела, возникающие наряду с потребностью вооружения лидирующих держав [Кобенко 2005:21]. Заимствования этого времени представляют собой преимущественно экзотизмы, т.е. слова, характеризующие реалии США и Англии. Кроме того, этот период примечателен заимствованием английских терминов из области международной торговли. Заимствования данного периода являются в настоящее время наиболее ассимилированными по сравнению с терминами, заимствованными в последующие годы.

К началу второй мировой войны заимствование англоязычной лексики немецким языком приостанавливается. Это явление связано с национально-социалистической политикой Германии 30-х и 40-х годов, распространившейся также и на языковую политику.

Политические события после окончания второй мировой войны вызвали вторую волну англицизмов в немецком языке. Ввиду политической и экономической зависимости от США, элитарные слои ФРГ ориентировались во многом на американское индустриальное и потребительское общество. Приспособление американского культурного образца было возможно лишь в ФРГ, т.к. многие интеллектуалы того времени, жившие в Германии, наивно усматривали в событиях второй мировой войны несостоятельность всего немецкого мышления и культуры и стремились вытеснить их с территории «новой» Германии. Если германист и социолог Э. Юнгер называет послевоенные немецкие города во власти безудержного американизма «филиалами Чикаго» [J?nger 1949:178] и надеется, что после полного разрушения Германии, её архитектуры, истории и культуры должен остаться язык, то X. Шмитц видит опасность англицизмов именно в тотальном истреблении немецкого языка как основного достояния нации [Schmitz 2002:148].

Немецкий лингвист Б. Карстенсен, исследовавший на материале газетной лексики англоязычное влияние с 1948 по 1975, пришёл к выводу, что в довоенное время с наибольшей интенсивностью Германия и Америка контактировали в области экономики, бизнеса и политики. Лидерство США в областях науки и техники содействовало проникновению значительного количества англоязычных единиц в профессиональные лексиконы немецкого языка. Так как вся наиболее важная научно-техническая литература издавалась на английском языке, специалисты перенимали обозначения без изменений, дабы сохранить точность и узость понятия и избежать двусмысленности в общении со своими зарубежными коллегами. Поэтому большинство заимствований второго этапа носят интернациональный характер, т.к. многие языковые новшества были также известны в других странах европейского континента [Цит. по: Кобенко 2005:22].

К середине века к этим сферам прибавился туризм, мода, гастрономия, музыка [Carstensen, Galinsky 1975:74]. Их исследования свидетельствуют о том, что, несмотря на высокий уровень англицизмов в немецком языке XX века, их употребление колеблется в зависимости от возрастной принадлежности носителей языка. Так, более активно англицизмы присутствуют в речи молодёжи.

Исследования М. Циндлера показывают, что в современный период произошло пополнение сфер англоязычного влияния ещё несколькими, к ним относятся: общественная жизнь, музыка, танцевальная культура, театр, киноискусство, пресса, радио, телевидение, литература, транспорт, экономика и техника, политика и армия. Согласно современному подходу к заимствованиям из английского языка, немецкий язык находится на пути к интернационализации, поскольку современный статус английского языка вывел его за рамки только национального языка, это средство общения на мировом уровне [Цит. по: Матвеева 2005:40].

Если тенденция к англо-американизации немецкого языка после 1945 года в гораздо более широких масштабах проявилась на территории Западной Германии, где в настоящее время в разговорном языке употребляются около 4500 англицизмов [Генералова 1993], то жители восточной части Германии столкнулись с этим явлением немного позже и в более узких, иногда искусственно сдерживаемых рамках. Для немецкого языка ГДР в большей степени было характерно создание калек с русских слов и словосочетаний. С тех пор, как Германия стала вновь единым государством, жители её восточных земель, с восторгом воспринявшие огромный поток новых слов (особенно англицизмов), сталкиваются с тем фактором, что они понимают и употребляют около 60% англицизмов, являющихся широко употребительными в западных землях Германии [Генералова 1993:8]. «Буря» в словарном составе немецкого языка, особенно в восточной части объединённой Германии, охватила как лексико-семантическую систему немецкого языка, так и сферы употребления лексических единиц в речи вне зависимости от их принадлежности к той или иной терминологической группе. Таким образом, данный процесс, по мнению Е.В. Жабиной, имеет устойчивую тенденцию к известной интенсификации не только в западной, но и восточной части объединённой Германии [Жабина 2005:21].

Современному росту заимствований из английского языка способствуют следующие экстралингвистические причины: преподавание в школе, переводы многочисленных специальных текстов, некоторая степень зависимости немецких средств массовой коммуникации от, в большинстве своём, англоязычных новостных агентств, тенденция к интернационализации в политической, культурной, экономической сферах. Кроме того, существует и ряд внутрилингвистических причин. Так, многие англицизмы имеют синонимы в немецком языке, однако, отличаются от них краткостью, огромная их часть состоит из одного лишь слога.

Согласно исследованиям Л.В. Васильевой, количество англицизмов в немецком языке на рубеже тысячелетий составляет около 3500 заимствований. По другим данным, число англицизмов в современном немецком языке значительно выше. Такое обилие заимствований из английского языка позволяет пуристам характеризовать современный немецкий язык следующими обозначениями: Пеп§Й8сЬ, Еп§1еи18сй, Иеи-anglodeutsch, Оегтеп§, ОепЫюсЬ, БуибойвсЬ и т.д. [Васильева 2003:37].

Такие изменения в немецком языке, по мнению Е.В. Гордишевской, обусловлены рядом внеязыковых факторов:

  • 1) распространением единого надрегионального национального языка;
  • 2) отсутствием каких-либо социальных или политических ограничений для заимствований;
  • 3) доминирующим политическим, экономическим и техническим положением США в современном мире;
  • 4) реформой системы образования Германии;
  • 5) влиянием средств массовой информации [Гордишевская 2006:21].

Примечателен, по мнению Ю.В. Кобенко, тот факт, что на фоне притока языковых новшеств существенно изменилась иерархическая стратификация стилистических пластов немецкого языка. Если до начала второго этапа стандартным вариантом считался язык поэтов XIX века с присущей ему возвышенностью, то в условиях массового притока англицизмов нормой становится разговорно-книжный стиль, более свободный и доступный широким массам. Слияние двух функциональных разновидностей стиля обусловлено, с одной стороны, интернационализацией разговорных образцов на примере американского английского посредством СМИ, с другой стороны, растущим влиянием отдельных социальных и профессиональных разновидностей языка, а также отчасти диалектных форм языка на основной фонд национального немецкого языка. Фузия большого числа секторов общественной деятельности в конгломерат информационно-развлекательного общества имеет сегодня следствием упразднение границ между профессиональными социолектами и основным словарным составом немецкого языка. Если ещё в 1972 году П.ф. Поленц писал о том, что многие недавние заимствования из американского английского достаточно сильно ограничены рамками профессиональных лексиконов [von Polenz 1972:47], то сегодня можно констатировать обратное, т.е. их прямую принадлежность к основному фонду языка.

В ходе второй волны англоязычных заимствований национальный немецкий язык претерпевает изменения структурно-системного плана. Часть заимствованных единиц перестаёт онемечиваться, что позволяет судить о масштабности и интенсивности пополнения немецкого словарного состава. Ю.В. Кобенко предполагает, что не единицы стали приспосабливаться к языку, а язык к заимствованным единицам, следовательно, идёт процесс некой исторической ломки, в которой вырабатываются новые языковые структуры, реформируются грамматический и фонетический аспекты, а с ними и представление о языковой норме [Кобенко 2005:24].

В разных уголках Европы раздаются голоса в поддержку собственной культуры, за сохранение национальной оригинальности и неповторимости. Призывы к чистоте немецкого языка звучат с XVII века. Негативные высказывания по поводу английских заимствований в немецком языке привели к возникновению лингвистических обществ, главным образом, занимающихся сохранением чистоты немецкого языка.

Иногда процесс заимствования принимает характер ничем не сдерживаемого потока, который грозит уничтожением исконным словам языка, и тогда возникают обратные тенденции, известные под названием пуристических тенденций, пуризма.

В истории немецкого языка следует различать два периода в развитии пуристических тенденций:

  • 1) пуризм XVII-XVIII веков, когда иностранные слова заимствовались без всякой меры, немецкий же национальный язык находился лишь в стадии формирования, и неумеренное заимствование действительно представляло угрозу для языка.
  • 2) реакционный пуризм конца XIX - начала XX века, лозунгом которого было неразумное, продиктованное реакционными националистическими взглядами требование «Jedes Fremdwort ist entbehrlich» (Без любого иностранного слова можно обойтись).

Пуризму XVII-XVIII веков также были присущи некоторые националистические тенденции, однако он всё же не имел такого ярко выраженного реакционного шовинистического характера, как позднейший пуризм XIX-XX века [Левковская 1956:92].

В последние годы в Германии отмечается и позитивный настрой по отношению как к самим заимствованиям, так и к обозначаемым ими предметам и понятиям [Busse 1999]. Немцы приняли американский образ жизни, они настороженно относятся к тому, чтобы их считали националистами, и часто «открыты» к иноязычному влиянию [Truchot 1997:73]. Вопрос о целесообразности употребления заимствований носителями немецкого языка стал их личным делом [Карлинский 1980]. Такая демократическая позиция сделала спор пуристов и антипуристов беспредметным на страницах лингвистических работ. Многие учёные, такие как Фирек 1986, Арапова 1989, Тимофеева 1992, Буссе 1999 и др., пишут о том, что не следует опасаться засилья иноязычных заимствований в языке, так как они регулируются самой системой языка, так что подобное засилье может оказаться кажущимся. Многие исследования в этой области, отмечает П. Браун, описывали проникновение заимствований исключительно как события в одном языке и интерпретировали их как катастрофу в национальном языке. При рассмотрении этого процесса в рамках одного языка заимствования действительно могут показаться чем-то вредным и мешающим, при сравнительном восприятии можно натолкнуться на целые «языковые острова» с интернациональным единством, т.е. обнаружить общий лексико-семантический фонд языков [Braun 1987]. Интернационализация национального есть не что иное, как постепенное усиление интернациональной природы и всеобщей значимости всего национального. Диалектическое единство национального и интернационального доказывает, что международные элементы не создают угрозы самобытному развитию языков [Дубичинский 1993:8].

Таким образом, следует подчеркнуть, что сегодня процесс заимствования из английского языка носит массовый, стихийный и непродуманный характер. Проблема англицизмов в немецком языке заслуживает дальнейшего изучения языковедами. Управление процессом возникновения и употребления англицизмов должно осуществляться продуманно и профессионально. Нельзя считать разумным в современных условиях глобализации и интеграции Германии в различные мировые процессы объявлять тотальную войну любым английским заимствованиям. В то же время наплыв англо-американских лексем, которые имеют немецкие эквиваленты и которые непонятны большинству носителей немецкого языка, засоряет родную речь и является негативным явлением современного периода.

Можно говорить о том, что общественная реакция на распространение английского языка в Европе неоднозначна. Пуристические тенденции существуют и по сей день. Однако забота о языке в настоящее время понимается по-иному, с акцентом на такие понятия как «языковая культура», «культивирование языка», «сохранение, развитие языка и речи» [Janich 1997]. Несмотря на появление критических публикаций по поводу засилья немецкого языка английскими заимствованиями, в Германии происходит сдвиг в сторону более терпимого отношения к англицизмам. Немецкое языковое сознание постепенно нормализуется [Jung 1995].

Из всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что давние связи Германии с такими странами как Англия и США привнесли в во-кубуляр немецкого языка солидное число заимствованной лексики. Но особенно большое её количество можно наблюдать в последнее время, что связано с процессом глобализации всего общества. В связи со всё возрастающим ростом влияния США в мире, возрастает и влияние английского языка, как языка глобализации, который в свою очередь оказывает влияние на европейские языки, ассимилирующие большое количество заимствованной лексики.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>