Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow Журналистика и редактирование

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Стиль массовой коммуникации и литературно-художественный стиль

Стиль массовой коммуникации используется в прессе, на радио, телевидении, в рекламе. Многочисленные жанры — от простой заметки до репортажа, статьи, очерка — выполняются в этом стиле.

Г.Я. Солганик считает, что основной задачей произведений этого стиля являются воздействие на общественное сознание и информирование широких кругов населения о важнейших событиях современности [24, с. 21—22].

По его мнению, «предполагается, что журналист, соблюдая языковые стандарты, присущие тому или иному жанру, имеет свободу языкового творчества, экспрессивно подчеркивая, выделяя основную мысль, давая прямую оценку описываемому событию или факту».

Принципиально новый подход к характеристике этого стиля состоит в том, что Г.Я. Солганик и другие исследователи учитывают влияние электронных СМИ (радио, телевидения, Интернета) и выделяют «два почти равноправных стилистических варианта литературной речи: книжно-письменную и публичную литературную устно-разговорную».

Следует отметить популярность, образность, полемичность изложения, яркость выразительных средств, непринужденность высказывания, типичные для этого стиля, который допускает широкое употребление общественно-политических терминов, речевых штампов, эмоционально-оценочных слов и т. п. Для него характерны короткие предложения, риторические вопросы, повторы, инверсия.

Примеры, приведенные ниже, выразительны и характерны для этого стиля: первый текст звучал по радио, второй взят из газеты.

С Днем театра!

Профессию свою надо любить, это усвоено нами с детства, со школьных букварей. Но за что любить эту профессию, когда считаешь гроши, когда не знаешь, что будет завтра, когда по ночам репетиции, а по утрам детские спектакли, когда зависишь от всех — от главного режиссера, от директора, от ведущей звезды, от случая, который может тебя возвеличить, а может и уничтожить?

За что любить профессию, которую ты бросаешь, проклинаешь и клянешься никогда ею не заниматься... а потом бессонница, сердечные боли и тоска по пыльному запаху сладкого закулисья и полная пустота без нее — любимой и ненавистной профессии?..

...Мы ставим многоточие и не можем не восхититься вами, молодыми и немолодыми, положившими свою жизнь на алтарь под названием «Театр». И не можем не пожелать в канун вашего профессионального праздника, чтобы при всех этих и других бесконечных вопросах, вы верили, чувствовали и знали, что вас любят, понимают и ждут.

(К. Ларина)

«В самом «западном» российском городе вывески магазинов и учреждений написаны откровенным и конкретным русским языком — в отличие от вывесок более «русской» Москвы, «Врач, глаза, очки» — и никаких вам «практикующего окулиста» и «оптики», и никаких сомнений. «Юрист во дворе под аркой налево» — а не «Индивидуальная юридическая консультация» с непонятно куда ведущей стыдливой стрелочкой. «Продукты для холостяка» — сразу ясно, что это магазин, торгующий полуфабрикатами, причем 24 часа в сутки».

(Ю.В.)

«А у нее красота была какая-то индийская, персидская: смугло-янтарное лицо, великолепные и несколько зловещи в своей густой черноте волосы, мягко блестящие, как черный соболий мех, брови, черные, как бархатный уголь, глаза; пленительный бархатисто-пунцовыми губами рот оттенен был темным пушком...»

(И.А. Бунин)

Первый пример — это типичный журналистский текст, в котором использованы яркие языковые и стилевые возможности, чтобы эмоционально передать читателю или слушателю свое, авторское отношение к профессии. Есть элементы торжественной речи, так как текст написан по случаю праздника, чтобы возвеличить театр и актеров, есть противопоставления (любить и ненавидеть, молодым и немолодым, по ночам репетиции, а по утрам детские спектакли), большую роль играют знаки препинания — вопросительные и восклицательные, многоточие. Четко проявляется авторское отношение к описываемому, а именно восхищение актерской профессией.

Второй текст также отличается яркостью, образностью, полемичностью.

Третий пример — это портретная характеристика героини из рассказа «Чистый понедельник», построенная на сравнениях. Художественная речь, как видим, во многом близка публицистической.

Литературно-художественный стиль противопоставлен другим функциональным стилям русского языка. Главная его функция — эстетическая. «В текстах литературно-художественного стиля реальная жизнь — только повод для создания новой, эстетической реальности, каждый писатель является творцом мира, построенного по его собственным законам. Вот почему при достаточно ограниченном количестве сюжетных схем, художественная литература неисчерпаема: нас интересует не только то, что описывает автор, но и то, как он это делает, его взгляд на мир, его индивидуальный стиль. Именно поэтому ведущей категорией художественного текста является образ автора» 124, с. 50-571.

В художественных текстах можно использовать все пласты русской речи. Просторечная, диалектная, жаргонная узкоспециальная лексика и фразеология в художественном произведении способствуют созданию образа литературного героя его создателем.

Примеры:

В четырнадцатом году, под Новый год, был такой же тихий, солнечный вечер, как тот незабвенный. Я вышел из дому, взял извозчика и поехал в Кремль. Там зашел в пустой Архангельский собор, долго стоял, не молясь, в его сумраке, глядя на слабое мерцанье старого золота иконостаса и надмогильных плит московских царей, — стоял, точно ожидая чего-то, в той особой тишине пустой церкви, когда боишься вздохнуть в ней. Выйдя из собора, велел извозчику ехать на Ордынку. Шагом ездил, как тогда, по темным переулкам в садах с освещенными под ними окнами, проехал по Грибое-довскому переулку. И все плакал, плакал...

(И. Бунин)

Вы говорите, якобы Поэты одинаковы.

Попробуйте всмотреться —

По-разному отмечены:

Тот пишет кровью сердца,

А этот — желчью печени.

(И. Елагин)

Тургенев жил летом в Спасском, зимой в Москве в доме Лоша-ковского, занимая комнаты в мезонине — теплые,уютные, с непредсказуемой прелестью старинных московских домов, запахом вековой мебели, легких курений, с лампадками в углу, засохшими вербами перед иконами. Он много выезжал. В московских салонах часто появлялся — там же, где блистал прежде Пушкин, Грибоедов, где можно было встретить Гоголя и Хомякова, Аксакова и Чаадаева. Думал сдать магистерский экзамен, получить кафедру философии. Ничего из этого не вышло. Так и остался Тургенев того времени маменькиным сынком, молодым человеком с поэтическими устремлениями.

(Б. Зайцев)

Нередко читатели с удивлением узнают, что художественный текст тоже редактируют и иногда высказывают мнение, что этого не должно быть, ибо тем самым можно нарушить стиль автора. Но для писателя очень важно мнение редактора, человека, вкусу которого он доверяет и к мнению которого прислушивается.

Известный поэт Константин Ваншенкин вспоминает, как он принес стихи в журнал «Новый мир», который редактировал А.Т. Твардовский[1]. Они были одобрены, но в одном из них, которое называется «Дом», было четверостишие:

Не диван, не кровать,

Не обоев краски.

Нужно дом создавать С верности и ласки.

Слово «создавать» ему не нравилось, он пытался заменить его на слово «затевать», оно тоже коробило слух автора. Твардовский написал «начинать»:

Нужно дом начинать С верности и ласки.

«Насколько лучше! Так и печатается», — написал Ваншенкин в воспоминаниях с благодарностью.

Большинство русских писателей, среди которых самые известные — Пушкин, Гоголь, Лев Толстой, Чехов, сами читали и редактировали чужие рукописи и при подготовке к изданию собственных произведений очень высоко ценили помощь редакторов.

Разумеется, художественный текст нельзя редактировать только с позиций школьной грамматики. Л.К. Чуковская, профессиональный редактор, автор книги «В лаборатории редактора», считает, что «нормы грамматики, нормы литературного языка — и просто здравого смысла! — обязательны для всякого текста. Существуют также нормы хорошего вкуса (т. е. вкуса, воспитанного на высоких образцах литературы), которым должен быть верен редактор, если он хочет соблюдать верность интересам читателя» [27, с. 92—93]. Она приводит очень яркие, интересные примеры удачно и неудачно отредактированных текстов, анализирует, размышляет, объясняет, раскрывает тайны профессии и считает, что надо учиться у мастеров литературы, а не у газетных правщиков, «чьи принципы правки годятся для прозы деловой, но вредоносны для прозы художественной», которая является эталоном русского литературного языка.

Несмотря на то что принципы редактирования художественного и делового текста различны и даже прямо противоположны, школой мастерства для редактора должна оставаться классическая литература и глубокие знания грамматики, стилистики, основ деловой письменной речи.

  • [1] Творчество Александра Твардовского. Исследования и материалы. Л.: Наука, 1989.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>