Полная версия

Главная arrow Культурология arrow Дизайн в культурном пространстве

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Соотношение красоты и пользы в продукте дизайна

Человек всегда пытался определить соотношение между понятиями красоты и пользы. Уже в древнейших цивилизациях были созданы памятники, в которых запечатлены эстетические представления древних народов. Так, шумерская цивилизация оставила текст «Лето и Зима, или Энлиль выбирает бога — покровителя земледельцев». Данный литературный памятник зафиксировал первый в истории человечества спор о взаимоотношении прекрасного с полезным. Бог воздуха Энлиль решил создать на земле изобилие и сотворил двух братьев: Эмшера (Лето) и Энтена (Зиму), между которыми возник спор о том, кто из них прекраснее. По решению Энлиля прекрасным оказался Энтен, которому «были поручены все воды», а значит, он приносил больше пользы. Выраженная здесь идея «чем полезнее, тем прекраснее» предвосхищает концепции классического периода в античной философии, рассматривающие соотношение категорий пользы и красоты, утилитарнопрактического и эстетического в их целостности.

В одном из диалогов Сократа рождается мысль о функциональной природе красоты: «Если они [предметы] сделаны хорошо для тех работ, ради которых мы их приобретаем, или если они по природе своей хороши для наших нужд, то они прекрасны»[1]. Рассмотрев функциональность красивой вещи, Сократ дает анализ красоты как пользы. Однако красота, по Сократу, состоит не только в функциональной целесообразности, но и в эстетической выразительности форм предметов. Так, любая греческая ваза или иной тип сосуда имели не только определенное назначение, но и отличались по форме, которая несла определенную смысловую нагрузку. Элементы формы создавались с учетом удобства использования вещи и в то же время были средством эстетической выразительности изделия. Таким образом, Сократ выявляет двойственность красоты вещи. С одной стороны, полезность, выражающая практический смысл вещи и выступающая как мера красоты предметного мира. С другой стороны, красота создается эстетической выразительностью качеств и свойств вещи. Чем более полно и многообразно в вещи соединяются польза и красота, тем вещь целесообразнее. Тем самым Сократ утверждает характерное для античности понятие красоты как гармонии внешнего и внутреннего мира.

Однако в эпоху средней классики существовали и другие мнения о соотношении красоты и пользы. Например, Платон, несмотря на свое частое отождествление красоты с благом, в конце концов благо резко противопоставляет красоте и даже ставит его выше всего прочего: благо по своей красоте превосходит красоту всех вещей, всей науки и даже самой истины. Аристотель также весьма четко разделяет красоту и благо. Сущность красоты у него сводится к математической структуре существующего. Именно математика и сами числа не выражают никакой вещественности и образуют собой неподвижную и созерцательно данную область в противоположность благу. Не случайно математики говорят, что истинная формула всегда лаконична и красива по начертанию.

Так как же соотносятся красота и польза — противоположные понятия или тесно связанные и обусловливающие друг друга? В природе, например, проявляется единство красоты и пользы: так, яркая окраска оперенья птиц привлекает особей противоположного пока, а внешняя броскость цветов растений служит для привлечения внимания насекомых. Такая приспособленность к среде и соответствие структуры и функции является естественной в мире неодушевленной и живой природы. Но человек по аналогии с собой переносит на природу представление о целесообразности и, соответственно, о красоте. Тем самым превращая природу в источник для формирования эстетических представлений и чувства красоты.

Осмысляя эффект такой «целесообразности» в природе, а также факт удовлетворения от полезности своих действий и их результатов, человек стремился выявить не только источник целесообразности, но и ее форму. Эта форма, или, как ее охарактеризовал И. Кант, целесообразность без цели, есть красота. Он четко зафиксировал отличие красоты от пользы и тем положил начало эстетике. По мнению Канта, красота в чистом виде существует в вещах природы, которые не имеют цели или идеи в самих себе, в человеке же красота связана с моралью. Суждения вкуса Кант определяет так: «Прекрасно то, что познается без посредства понятия как предмет необходимого удовольствия»[2]. Наряду с переживанием прекрасного немецкий мыслитель выражает возможность переживания возвышенного, их отличие заключается в том, что «прекрасное служит для изображения неопределенного понятия рассудка, возвышенное — для такого же понятия разума». Прекрасное философ ассоциирует с природой, а возвышенное — с искусством, утверждая, что последнее не применимо к природе, так как предмет природы «как бы заранее предназначается для нашей способности суждения», т.е. не требует «серьезной работы воображения», в отличие от предмета искусства, предстающего перед нами не в «завершенном виде». Таким образом, можно сделать вывод, что природа, как ее видит Кант, по сути своей целостна и завершенна и привносит эти качества в каждое отдельно взятое свое творение. В то время как произведение искусства требует построения такой завершенности и открытия смысла. Кроме того, И. Кант различал свободную и «связанную», «обусловленную» красоту. Свободной красота бывает лишь в «поле» эстетического созерцания (и творчества), но это «поле» неизбежно связано с реальной жизнедеятельностью. Поэтому красота никогда не теряет связи с различными видами целесообразной и полезной деятельности.

Начиная с древности человек в трудовой деятельности не только создавал изделия, которые удовлетворяли насущные утилитарные потребности, но и творил их по законам красоты, в частности, украшая различными орнаментами. Однако красота вещи по-прежнему была тесно связана с полезностью и не существовала отдельно от пользы, так, например, орнамент на изделиях был не только украшением, но и был связан с религиозно-магическими обрядами и действами. Связь красоты с полезными предметами продолжала свое развитие и в народном декоративно-прикладном искусстве, в художественном ремесле и художественной промышленности. Так, народные мастера не делали вещей, предназначенных только лишь для любования ими, их изделия всегда имели определенное утилитарное назначение. Красота этих изделий всегда была связана с их непосредственной полезностью.

С развитием профессионального искусства деятельность художника и ремесленника все больше противопоставляется, а соответственно понятия красота и польза разделяются. Особенно это проявляется в эпоху Возрождения, когда утверждается понятие «высокого искусства», не связанного с утилитарностью, а статус художника, творца прекрасного, становится высоким как никогда раньше. Дальнейшее разделение красоты и пользы происходит с развитием капитализма и товарно-денежных отношений, искусство все больше отделяется от материального производства, которое, будучи основанным на ручном труде, постепенно уступает место

индустрии. Технический прогресс все больше входит в жизнь людей и все заметнее начинает влиять на их мировоззрение и эстетические представления. Появляется целый ряд изделий чисто утилитарного назначения, которым вообще отказано в праве быть красивыми, — это фабричные станки, рабочие инструменты, различное производственное оборудование. Первые образцы промышленных изделий были далеко не совершенными и уступали по качеству продукции ремесленного производства. Кроме того, обнаружилась эстетическая инородность в окружающей среде изготовленных машинным способом изделий, непривычность их форм и самой мысли о массовом тиражировании абсолютно идентичных изделий. Мыслители того времен высказывали опасения за судьбы человеческой культуры. Шиллер в своих «Письмах об эстетическом воспитании человека» писал, что одна из величайших задач культуры состоит в том, чтобы в физическом, материальном окружении людей форма была подчинена эстетическим законам, ибо только из эстетического, а не чисто утилитарного, может развиться «моральное состояние»[3]. И хотя некоторые изделия машинного производства, которые, как считалось, должны были быть красивыми и чрезмерно украшались — мебель, стулья, светильники, — истинной красоты в них не было, они представляли собой безвкусную массовую продукцию, рассчитанную на внешний эффект. Приглашенные на промышленные предприятия художники в целях повышения эстетических качеств изделий занимались стайлингом внешней формы, не понимая при этом сути индустриального формообразования. В большинстве случаев вследствие стереотипов мышления разработчиков и заказчиков такой стайлинг сводился к примитивному украшательству, имитации трудоемкого ручного труда.

Кризисная художественная ситуация в области формообразования предметного мира, сложившаяся в европейских странах в середине XIX в., стала причиной зарождения дизайна, который с точки зрения красоты и пользы осмысливает и оформляет предметы, учитывая особенности не только их внешнего вида, но и необходимое функциональное и композиционное единство. Таким образом, именно дизайн был призван решить проблему соотношения красоты и пользы и выполнить задачу не отождествления или противопоставления этих понятии друг другу, а гармоничного их сочетания.

Мысль о зависимости формы от функции, материала и технологии создания произведения впервые высказывается и аргументируется Г. Земпером в теоретическом труде «Стиль в технических и тектонических искусствах, или Практическая эстетика», изданном в 1860—1863 гг.[4] Дальнейшее развитие идей функционализма связывают с чикагской архитектурной школой, значение которой состоит в том, что впервые в XIX в. был преодолен разрыв между конструкцией и формой. Одним из самых известных представителей чикагской школы был Луис Салливен. В своих архитектурных творениях при минимуме декора он стремился достичь гармонии с помощью пропорций основных объемов, ритма окон, совершенства отделки и деталей[5]. Считая критерием истинности творчества соотношения формы и функции, он формулирует закон природы: «Каждая вешь в природе имеет форму, иначе говоря — свою внешнюю особенность, указывающую нам, чем именно она является, в чем ее отличие от нас и других вещей... Всюду и всегда форма следует за функцией — таков закон. Там, где неизменна функция, неизменна и форма»[6]. Так возникла формула Салливена «Форма следует за функцией», ставшая лозунгом функционализма, направления, сложившегося в 20-е гг. XX в. и сыгравшего значительную роль в объединении в объектах предметного мира эстетичной формы и функционально-конструктивной основы, т.е. красоты и пользы. В своих изделиях дизайнеры-функционалисты утверждают новое понимание красоты визуальной формы предметов, которое базируется на основе соответствия внешнего вида изделия его функциональной направленности и утилитарной полезности. Хороший дизайн предполагает баланс между эстетической красотой, надежностью и безопасностью, практичностью, ценой и функциональными возможностями. Дизайн должен подсказывать, для чего предназначено устройство, как оно работает, что с ним можно сделать и — через обратную связь — что происходит с ним в определенный момент времени. Если человек в процессе зрительного восприятия объекта легко определяет его назначение и способ функционирования, понимает язык материала и технологии,

у него возникает положительное эстетическое чувство, в результате чего он воспринимает форму данного объекта как красивую.

Любой предмет как продукт дизайна содержит в себе две составляющие: функциональную и формообразующую. Соотношение данных сторон в предмете может быть различным, поскольку невозможно найти единственно правильную наилучшую форму, максимально соответствующую функциональному назначению объекта. Форм всегда будет множество, это объясняется тем, что функция абстрактна, а форма всегда конкретна. Приступая к проектированию какого-либо объекта, дизайнер преобразовывает абстрактную функцию в конкретную форму. Результаты такого преобразования зависят от человека-творца, который и является критерием красоты и полезности изделия. Роль дизайнера в создании изделий разного плана не одинакова, так, например, сложные машины, станки, приборы в первую очередь должны соответствовать функциональным требованиям к их форме. В этом случае творческая свобода дизайнера ограничена, так как форма таких изделий тесно связана с их конструкцией, а значит, первостепенной задачей дизайнера является правильная организация функции во внешней форме изделия. Эстетическая выразительность изделий технического назначения достигается за счет обеспечения оптимального функционирования, применения прогрессивных материалов, конструкций и технологий, выявления в форме функциональных возможностей изделия.

Существует и другая группа изделий, функциональная составляющая которых подчиняется их эстетическому назначению, к ним, прежде всего, относятся предметы быта, интерьера, одежды. Область творческой свободы дизайнера таких изделий гораздо шире и разнообразнее, а их художественная выразительность достигается за счет совершенства композиционного решения, соответствие стилю, моде и образному решению, а также следования технологическим и конструктивным требованиям формообразования.

Основная задача дизайнера заключается в том, чтобы найти равновесие между декоративностью и функциональностью, так чтобы формы технических изделий не были перегружены чрезмерными декоративными элементами, а формы предметов, в которых художественно-образные качества должны быть первостепенны, не были эстетически бедны. Как излишняя технизация формы предмета, так и неуместный ее декоративизм не позволяют полу-

ОН

60

<3

?

Гб

f9

МО

М1

f

'

А

S

D

Е

о

Н

J

К

L

0

А

#

к

command

>

<

Y

X

С

V

в

N

м

/

1

к

command

control

Option 1

о

Magic Keyboard. 2015. Клавиатура от Apple имеет новый обтекаемый дизайн, встроенную аккумуляторную батарею и улучшенные ключевые характеристики

Рис. 1.1. Magic Keyboard. 2015. Клавиатура от Apple имеет новый обтекаемый дизайн, встроенную аккумуляторную батарею и улучшенные ключевые характеристики

чить объект с высокими эстетическими качествами, а значит, и достигнуть гармонии красоты и пользы.

В книге «Уроки дизайна от Apple» говорится: «Понятие “просто красиво” отражает приверженность компании Apple простоте и обещание, что каждый продукт будет прекрасен, но не поверхностно и без излишеств, а так, что эта красота выйдет за рамки внешнего вида, охватив и функциональность»[7]. В этом и заключается сущность современного дизайна, призванного привести соотношение красоты и пользы к равновесию.

Понятия, термины

Дизайн, красота, польза, функциональное, эстетическое, утилитарное, целесообразность, форма, стайлинг

Контрольные вопросы

  • 1. В чем заключается смысл принципа designo?
  • 2. Раскройте значения слова «дизайн».
  • 3. Охарактеризуйте представления о красоте и пользе в различные исторические эпохи.
  • 4. Раскройте смысл выражения «Форма следует за функцией».

  • [1] Лосев А. Ф. История античной эстетики: в 8 т. Т. VIII. Кн. I, Кн. И. М.: Искусство, 2000.С. 87.
  • [2] Кант И. Критика способности суждения. М.: Искусство, 1994. С. 138.
  • [3] Аронов В. Р. Теоретические концепции зарубежного дизайна. М. : ВНИИТЭ, 1992. С. 13-14.
  • [4] Аронов В. Р. и др. 100 дизайнеров Запада. М. : ВНИИТЭ, 1994. С. 73.
  • [5] Там же. С. 31.
  • [6] Там же. С. 45.
  • [7] ЭдсонД. Уроки дизайна от Apple / пер. Д. Кириенко. М. : Манн, Иванов и Фср-бср, 2013. С. 192.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>