Полная версия

Главная arrow Литература

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Б. Пример написания заключения

Дипломная работа на тему: «Проблема переводимости социально-бытовых реалий „домашнего пространства44

в поэзии С.А. Есенина»

Тема «домашнего пространства» является наиболее важной для носителей всех культур, однако в русской действительности она наполняется целым рядом символических представлений, проникнута духовными мифопоэтическими мотивами. Перевод социально-бытовых реалий «домашнего пространства» представляет особый интерес в связи с необходимостью сохранения при переводе различных языковых и внеязыковых особенностей данных лексических единиц. Под языковыми особенностями подразумевается семантическое содержание реалий, их словообразовательные модели. К внеязыковым относятся символическая наполненность, коннотативное и прагматическое содержание, а также экспрессивно-эмоциональная окрашенность социально-бытовых реалий «домашнего пространства». Таким образом, стоит подчеркнуть, что перевод любого рода реалий требует от переводчика многостороннего семантического анализа, наличия объемных фоновых знаний, умения осознавать значимость данных языковых элементов в тексте оригинала несмотря на полное или частичное отсутствие их эквивалентов в языке перевода, т. е. несмотря на их непереводимость.

Сами понятия «переводимость» и «непереводимость» трактуются в литературе по-разному. Как правило, речь идет о принципиальной возможности перевода с одного языка на другой [3], [6]. В других случаях имеется в виду возможность нахождения эквивалента языковой единицы исходного языка в языке перевода [11], [12]. С одной стороны, язык — это форма выражения народного духа, подчеркивающая его индивидуальное своеобразие. Из этой концепции следует, что языки несводимы друг к другу, а непереводимость обусловлена самой природой языка. Действительно, если исходить из того, что каждый язык содержит свою собственную картину мира, детерминирующую восприятие внеязыковой действительности его носителями, то непереводимость приобретает статус общеязыковедческой аксиомы.

С другой стороны, возникает неразрешимое противоречие, обусловленное тем, что перевод по своей сути транспонирует языковое содержание одного родного языка в языковое содержание другого, тогда как каждый из этих языков имеет собственный духовный промежуточный мир, благодаря которому реальный мир человека становится доступным для понимания и коммуникации.

Логический строй мысли един для всех людей, так как он вытекает из природы человеческого познания, обусловлен потребностями познавательной деятельности человека и, в конечном счете, потребностями практики. Именно эта общность логического строя мысли, общечеловеческий характер логических форм, а также наличие семантических универсалий, характеризующих язык вообще, составляют ту основу, на которой возникает принципиальная возможность переводимости. Более того, семантические расхождения, которые действительно существуют между языками, не создают непреодолимого барьера для межъязыковой коммуникации.

Стоит отметить, что принципиальная возможность перевода убедительно подтверждается практикой, и, в частности, неоспоримыми достижениями переводчиков в развитии культурных связей между народами. Вместе с тем, абсолютизация принципа переводимости едва ли соответствует реальным фактам переводческой деятельности, которая нередко влечет за собой компромиссы и потери, неизбежные в свете тех противоречивых задач, которые приходится решать переводчику. Проблема переводимости должна рассматриваться конкретно, с учетом того, идет речь о тексте в целом либо о тех или иных его элементах. Таким образом, многое в решении проблемы переводимости зависит оттого, как трактуется соотношение языковых и внеязыковых аспектов перевода, какие требования предъявляются к переводу и какие нормативные критерии используются при его оценке [Швейцер, 1973, с. 99].

С точки зрения потенциальной возможности передачи в переводе, функциональные параметры текста не равнозначны. Об этом, в частности, пишет О. Каде, считающий, что любые тексты исходного языка могут замещаться текстами языка перевода при сохранении неизменным «рационального информационного содержания». Передача других элементов содержания (экспрессивно-эмоциональной нагрузки, художественно-эстетической ценности, прагматической нагрузки, обусловленной языковыми особенностями определенных речевых коллективов, коннотатив-ных компонентов значения) требует, по мнению О. Каде, дальнейших исследований [Кабе, 1968, с. 26]. Чрезвычайно остро данная проблема возникает при переводе произведений художественной литературы при попытке сохранения национального колорита.

В ходе проделанной работы по изучению способов перевода социально-бытовых реалий «домашнего пространства» в поэзии С.А. Есенина были сделаны следующие выводы:

  • — во-первых, выбор поэзии С.А. Есенина в качестве материала исследования обусловлен обращением С.А. Есенина к теме «домашнего пространства», отражением в его лирике традиции и представлении русской культуры о быте, что придает поэзии С.А. Есенина своеобразие, сближает ее с фольклорными национальными мотивами;
  • — во-вторых, социально-бытовые реалии «домашнего пространства» были обнаружены в стихотворениях различных лет творчества С.А. Есенина: начиная с его первых творений и заканчивая последними годами творчества. Среди обнаруженных реалий можно назвать разновидности дома как постройки (изба, хата, лачуга), предметы внутреннего интерьера русской избы (печь, печурка, лежанка, ухват, дежа, лавка, кудель, лампада) и ее внешнего оформления (ставень, крыльцо), сельскохозяйственный инвентарь (соха, серп, скрябка), дворовые постройки (овин, гумно, хлев), некоторые детали одежды (лапти) и разновидности еды (драчёны). Кроме того, в стихотворениях С.А. Есенина были обнаружены многочисленные детали «домашнего пространства», не являющиеся реалиями в терминологическом понимании этого слова, однако выполняющие прагматическую и символическую функции для русского человека и обладающие определенной коннотативной наполненностью: забор, окно, крыша, порог.
  • — в-третьих, социально-бытовые реалии «домашнего пространства», представленные в поэзии С.А. Есенина, наполнены символическим смыслом, единым для всего русского народа и отражают основные славянские мифопоэтические представления русской культуры о доме и быте; само «домашнее пространство» в сознании русского человека включает не только материальные ценности (детали интерьера, орудия труда, надворные постройки и т. д.), но прежде всего ценности духовные (место единения семьи, обсуждения домашних дел, защищенность от врагов и злых людей, спокойствие и безопасность);
  • — в-четвертых, анализ переводов стихотворений С.А. Есенина на английский и немецкий языки подтверждает тот факт, что социально-бытовые реалии представляют собой пласт лексики, который не находит отражения в культуре других стран. В результате этого при переводе социально-бытовых реалий возникают проблемы, связанные с их полной или частичной безэквивалентностью, что прежде всего отражается в различном семантическом содержании слов-реалий и их эквивалентов в языках перевода. В частности, сравнение семантики слова «дом» в русском, английском и немецком языках выявило их различную семантическую наполненность, а анализ синонимических рядов этих же слов показало широту и объемность семантики слова «дом» в русской культуре, и ее очевидную ограниченность в английском и немецком языках;
  • — в-пятых, перевод любого рода реалий требует использования определенных переводческих трансформаций, среди которых стоит отметить замену слова-реалии функциональным аналогом в связи с отсутствием в языке перевода полного эквивалента данной лексическом единицы, использование семантического неологизма (создание нового слова, не существующего в языке перевода и не характерного для него), контекстуальный перевод (передача семантического содержания реалии посредством создания соответствующего словесного окружения в языке перевода) и родо-видовую замену (замещение слова-реалии обобщенным понятием для данной семантической категории слов). В некоторых случаях при переводе социально-бытовых реалий «домашнего пространства» в поэзии С.А. Есенина переводчики были вынуждены полностью опустить слово-реалию, заданное в оригинале, в связи с невозможностью нахождения соответствующего функционального аналога в языке перевода и создания нового слова (семантического неологизма). Барьерами, ограничивающими переводчиков в выборе необходимого способа перевода социально-бытовых реалий в поэзии С.А. Есенина, являются также ритмика стихотворения, невозможность использования способа транслитерации/транскрипции в связи с необходимостью последующего прозаического разъяснения семантики представленного слова, что не всегда удобно для читателя поэзии, настроенного на получение, прежде всего, эстетического воздействия и эмоционального настроя.
  • — в-шестых, проблема переводимости социально-бытовых реалий связана также и с лексическим окружением самих реалий. Прилагательные в поэзии С.А. Есенина уточняют семантику социально-бытовых реалий «домашнего пространства», отражают отношение лирического героя к теме дома и быта. Однако в рамках проблем перевода между прилагательными, соотносимыми с социально-бытовыми реалиями «домашнего пространства» в лирике С.А. Есенина, и их эквивалентами в английском и немецком языках были выявлены отношения семантической неравнозначности. Выбранные переводчиками прилагательные-эквиваленты являются по своей семантике менее эмотивными, повседневными (характерными для личностного общения, не соответствующими высокому стилю поэзии) и нейтральными. Кроме того, морфологическая структура русского языка намного богаче, чем в переводных языках, что также сказалось на качестве перевода. Уменьшительно-ласкательные суффиксы, служащие для образования слов-реалий в стихотворениях С.А. Есенина, не были отображены ни в одном их переводных текстов несмотря на очевидную значимость этих морфологических компонентов как для создания соответствующей атмосферы внутри всего стихотворения, так и для эмоционального воздействия на читателя (умиление, благоговение, грусть и т. д.).

Таким образом, безэквивалентная лексика (в частности, социально-бытовые реалии «домашнего пространства») дает представление о закономерной природе межъязыковых трансформаций в условиях художественного перевода. Проблемы переводимое™ социально-бытовых реалий вызваны несовпадением соответствующих реалий-понятий в культурах, различием их символической и семантической наполненности, несоответствием культурных фонов разных народов. Перевод социально-бытовых реалий «домашнего пространства» требует к себе особого подхода с учетом перечисленных выше факторов и продолжает оставаться одной из актуальных практических проблем переводоведения и межкультурной коммуникации.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>