Полная версия

Главная arrow Право arrow Административно-правовые режимы в государственном управлении в Российской Федерации: теория и современная практика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НАРУШЕНИЕ РЕЖИМНЫХ ТРЕБОВАНИЙ

Обеспечение режимных требований — сложная деятельность многих субъектов, включающая в себя организационные, экономические, политические и другие меры. К правовым средствам обеспечения данных требований относятся контроль, надзор, лицензирование и ответственность. Последняя обусловлена тем, что изначально режимные требования базируются на запретах, ограничениях каких-либо определенных законом действий (бездействия). Но запрет как один из основных способов правового регулирования, по образному выражению С.С. Алексеева, «заряжен» ответственностью. Поскольку режимные требования обеспечивают публично-правовые интересы, то ответственность за их нарушение выступает в форме административной или уголовной ответственности.

Выбор вида ответственности предопределен значимостью защищаемого объекта, тяжестью причиняемого ему вреда. Эти основные критерии используются и при разграничении уголовной и административной ответственности.

Преступные нарушения режимных требований представляют особую опасность для общественных отношений. Для защиты от этих посягательств государство использует возможности уголовной ответственности. Данный вид юридической ответственности базируется на единых началах уголовного законодательства, включающих:

  • 1) основание в виде общественно опасного, противоправного и виновного действия (бездействия);
  • 2) меру уголовной ответственности в виде наказания. Вместе с тем рассматриваемая группа преступлений выделяется из всех уголовно наказуемых деяний тем, что они нарушают установленные законом режимные требования1.

Нормы уголовного закона, предусматривающие ответственность за нарушение режимных требований, структурно не выделены в Особенной части действующего УК РФ, они помещены в разных ее главах. В уголовно-правовой литературе данная совокупность этих преступлений как объект научного исследования также не представлена. Попытаемся на основе анализа норм Особенной части УК РФ выделить общие характерные черты уголовной ответственности за нарушения режимных требований.

Во-первых, уголовная ответственность традиционно устанавливалась и устанавливается поныне за нарушения режимных требований, обеспечивающих преимущественно безопасность в ее широком смысле. В соответствии со Стратегией национальной безопасности Российской Федерации под национальной безопасностью понимается «состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, при котором обеспечиваются реализация конституционных прав и свобод граждан Российской Федерации, достойные качество и уровень жизни, суверенитет, независимость, государственная и территориальная целостность, устойчивое социально-экономическое развитие Российской Федерации». Столь широкое толкование безопасности, включающее перечень защищаемых интересов, виды угроз, ориентацию на обеспечение социально значимых целей, обусловливает необходимость установления и реализации механизма ее осуществления. Одним из элементов этого механизма являются правовые режимы как неотъемлемая часть правовых систем любых государств, в том числе России. Установление уголовной ответственности за нарушение режимных требований — одна из гарантий устойчивости этих систем и обеспечения национальной безопасности.

Во-вторых, современный период характеризуется постоянным расширением сферы уголовной ответственности за преступные нарушения режимных требований. Такая тенденция предопределена появлением новых угроз безопасности (терроризм, сепаратизм, экстремизм и др.)1. При этом усложнение общественных отношений, связанных прежде всего с процессами глобализации, технического прогресса, информатики и др., детерминирует необходимость криминализации рассматриваемых общественно опасных деяний. Обращая внимание на данную закономерность, В. В. Лунеев отмечает разнонаправленность влияния глобализации на преступность, которое одновременно может быть и криминогенным, и антикримино-генным. Причем, подчеркивает он, «криминогенность глобализации намного превышает ее антикриминогенные возможности»2. Неслучайно основной тенденцией развития отечественного уголовного законодательства является расширение круга преступных нарушений режимных требований. Так, действующий УК РФ дополнен 32 новыми статьями, предусматривающими ответственность за преступления этой категории. Большую новацию претерпела гл. 24 «Преступления против общественной безопасности» УК РФ, которая дополнена ст. 2151 «Прекращение или ограничение подачи электрической энергии либо отключение от других источников жизнеобеспечения», ст. 2154 «Незаконное проникновение на охраняемый объект» и др. (всего 14 статей).

В-третьих, при всем разнообразии рассматриваемых преступлений их объединяет общая конструкция юридического состава: «нарушение режимных требований». Следует заметить, что законодатель при формулировании составов этих преступлений не всегда придерживается единой терминологии. В одних нормах используется термин «правила», в других — «нормы», «нормативы», в третьих — «требования». Такие различия не меняют сути анализируемых составов преступлений. Правила, нормы, нормативы формируют определенный правовой режим и требуют его соблюдения. Содержание отдельных преступных нарушений этих требований обусловлено видами и характеристикой соответствующих правовых режимов (безопасности дорожного движения, пожарной безопасности, промышленной безопасности и др.). Эта особенность предопределила бланкетную диспозицию в качестве преимущественной законодательной модели преступных нарушений режимных требований. Перечень нормативных актов, к которым надлежит обращаться при квалификации данных преступлений, весьма широк. К ним относятся не только федеральные законы1, но и подзаконные нормативные правовые акты2. Не останавливаясь на их характеристике, поскольку она представлена в предшествующих главах настоящей работы, обратим внимание на динамичность правовых установлений, лежащих в основе бланкетных диспозиций норм, предусматривающих ответственность за преступные нарушения режимных правил. Например, в упомянутые Правила дорожного движения в РФ дополнения и изменения внесены на основании 39 постановлений Правительства РФ и одного решения Верховного Суда РФ. Такие изменения должны отслеживаться и учитываться в правоприменительной практике.

В-четвертых, ответственность за нарушение режимных требований не является исключительной функцией действия уголовного закона. Он осуществляет эту функцию вместе с нормами административно-деликтного законодательства. Большинство статей УК РФ, предусматривающих ответственность за преступное нарушение режимных требований, имеет аналоги в действующем КоАП РФ. Таковы составы нарушений требований пожарной безопасности (ст. 219 УК РФ и ст. 20.4 КоАП РФ), правил безопасности дорожного движения (ст. 264 УК РФ и соответствующие статьи гл. 12 КоАП РФ) и др. На сложности разграничения смежных составов преступлений и административных правонарушений мы уже обращали внимание3.

Применительно к рассматриваемым преступлениям следует иметь в виду, что основным критерием разграничения преступных и административно наказуемых нарушений режимных требований является наступление (ненаступление) вредных последствий. Этот критерий лежит также в основе различий формальных и материальных составов. Сам факт нарушения режимных требований образует, как правило, оконченный состав соответствующего административного правонарушения (например, ст. 7.23 «Нарушение нормативов обеспечения населения коммунальными услугами» КоАП РФ), для наличия состава преступного нарушения чаще всего необходимо наступление указанного в диспозиции статьи УК РФ вредных последствий (например, ст. 2151 «Прекращение или ограничение подачи электрической энергии либо отключение от других источников» УК РФ).

Таким образом, преступные нарушения режимных требований представляют значительный блок уголовно наказуемых деяний, объединяемых их направленностью на обеспечение режимных требований преимущественно в сфере безопасности, расширением их круга, обусловленных новыми угрозами безопасности, взаимосвязью со смежными составами административно наказуемых нарушений режимных правил, конструктивными особенностями составов в виде бланкетных диспозиций.

Действующее уголовное законодательство содержит значительное количество норм, предусматривающих ответственность за преступные нарушения режимных правил. При этом они не аккумулированы в одном разделе или главе УК РФ. Широкое толкование безопасности как объекта этих преступлений не исключает выделение его составляющих. Такая дифференциация основана на Федеральном законе «О безопасности», в котором выделены следующие виды безопасности: безопасность государства, общественная безопасность, экологическая безопасность, безопасность личности и иные виды безопасности, предусмотренные законодательством РФ. Несколько иная интерпретация видов безопасности представлена в Стратегии национальной безопасности в Российской Федерации. В соответствии с ней национальная безопасность включает в себя оборону страны и все виды безопасности, предусмотренные Конституцией РФ и законодательством РФ, прежде всего государственную, общественную, информационную, экологическую, экономическую, транспортную, энергетическую безопасность, безопасность личности. Практически они в той или иной мере определены в Особенной части УК РФ в качестве видовых объектов преступлений. В одних случаях данные виды безопасности выступают как базовый объект посягательства, формирующий самостоятельную главу УК РФ (например, гл. 24 «Преступления против общественной безопасности»), в иных они представлены отдельными нормами наряду с нормами о других преступлениях (например, ст. 3221 «Организация незаконной миграции», ст. 3222 «Фиктивная регистрация», ст. З223 «Фиктивная постановка на учет» в гл. 32 «Преступления против порядка управления»1).

В наибольшей мере нормы о рассматриваемых преступлениях аккумулированы в разд. 9 «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка», объединяющем пять глав (гл. 24—28).

Основной (базовой) в данном разделе является гл. 24 «Преступления против общественной безопасности», в самом наименовании которой указан один из видов национальной безопасности — «общественная безопасность». В соответствии с Концепцией общественной безопасности в Российской Федерации, утв. Президентом РФ от 14.11.2013 № Пр-2685, под общественной безопасностью понимается «состояние защищенности человека и гражданина, материальных и духовных ценностей общества от преступных и иных противоправных посягательств, социальных и межнациональных конфликтов, а также от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» (п. 4). В системе мер реализации данной Концепции предусмотрено установление дисциплинарной, гражданско-правовой, административной и уголовной ответственности за правонарушения в сфере общественной безопасности2.

С учетом новых угроз общественной безопасности, прежде всего террористического характера, гл. 24 УК РФ претерпела с 1998 по 2015 г. существенные изменения. Вместе с тем следует иметь в виду, что не все преступления против общественной безопасности могут быть отнесены к уголовно наказуемым нарушениям режимных требований. Таковыми являются лишь общественно опасные деяния, обладающие признаками, указанными в представленном выше определении. Подчеркнем еще раз, уголовная ответственность за рассматриваемые преступления ориентирована на обеспечение соответствующих правовых режимов.

Уголовно наказуемые нарушения режимных требований в сфере общественной безопасности неоднородны по своему непосредственному объекту и их можно разделить на следующие группы.

См., напр.: Гирько С.И., Сандугей А.Н. О реализации Концепции общественной безопасности в Российской Федерации в области противодействия угрозам в миграционной сфере //Современный юрист. 2014. № 4.

См. подробнее: Камилов М.А. Определение общественной безопасности в соответствии с новой Концепцией общественной безопасности в Российской Федерации //Административное право и процесс. 2014. № 4.

1. Преступления террористической направленности. Это наиболее опасная в современных условиях группа преступлений против общественной безопасности, на что указывают международно-правовые документы, в том числе конвенции Организации Объединенных Наций (Международная конвенция о борьбе с захватом заложников, Международная конвенция по борьбе с бомбовым терроризмом, Международная конвенция по борьбе с финансированием терроризма и др.), Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма. Позиция международного сообщества едина: «терроризм, сепаратизм и экстремизм вне зависимости от их мотивов не могут быть оправданы ни при каких обстоятельствах, а лица, виновные в совершении таких деяний, должны быть привлечены к ответственности в соответствии с законом»1.

Федеральный закон «О противодействии терроризму» определяет основные требования антитеррористического режима, включая организационные, экономические и правовые средства противодействия терроризму. Следует иметь в виду, что законодатель существенно изменил подходы к формированию уголовной ответственности за преступления террористического характера. Первоначальная редакция ст. 205 «Терроризм» УК РФ предусматривала ответственность за терроризм, границы которого были недостаточно четко определены. В последующем Федеральный закон «О противодействии терроризму» закрепил общее понятие терроризма как идеологии насилия и практики воздействия на принятие решений органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанных с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий.

Одновременно в УК РФ были выделены понятия «террористический акт» и «террористическая деятельность». Ответственность за их совершение предусмотрена в следующих статьях действующего УК РФ: ст. 205 «Террористический акт»2; ст. 205' «Содействие террористической деятельности»3; ст. 2052 «Публичные призывы косуществ-

Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15.06.2001.

Такое наименование статья получила на основании Федерального закона от 27.07.2006 № 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона “О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма” и Федерального закона “О противодействии терроризму”» // СЗ РФ. 2006. № 31 (ч. I). Ст. 3452. Статья 2051 изложена в редакции Федерального закона от 27.07.2006 № 153-ФЗ. Первоначально она называлась «Вовлечение в совершение преступлений террористического характера или иное содействие их совершению».

лению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма»; ст. 2053 «Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности»; ст. 2054 «Организация террористического сообщества и участие в нем»; ст. 2055 «Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации»; ст. 206 «Захват заложника»; ст. 208 «Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем»; ст. 211 «Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного транспорта»; ст. 277 «Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля»; ст. 278 «Насильственный захват власти или насильственное удержание власти»; ст. 279 «Вооруженный мятеж»; ст. 360 «Нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой»1.

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что количество основных видов преступлений террористической направленности не имеет тенденции к снижению. В 2015 г. количество уголовных дел по этой категории преступлений, рассмотренных судами Российской Федерации, увеличилось по сравнению с 2014 г.: по ст. 205 УК РФ оно составило 23 дела (в 2014 г. — 18), по ст. 2051, 2052, 206 УК РФ — 87 дел (в 2014 г. — 47)2. Нельзя не отметить увеличения числа заведомо ложных сообщений об акте терроризма несмотря на ужесточение наказания за это преступление в соответствии с Федеральным законом от 05.05.2014 № 98-ФЗ3, которым ст. 207 УК РФ была дополнена частью второй. Только за первые два месяца 2015 г. правоохранительные органы сообщали об эвакуации пассажиров из крупнейшего в России Щелковского автовокзала в Москве, пациентов перинатального центра в Туве, здания Верховного Суда РФ, студентов Российского государственного университета нефти и газа им. И.М. Губкина, посетителей торгового центра «Охотный ряд» в центре столицы. Также была отмечена серия ложных сообщений о минировании сетей супермаркетов в нескольких городах страны.

Характеристику составов этих преступлений см. подробнее: Учебно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под общ. ред. А.Э. Жалинского. 2-е изд., испр. и доп. М.: Эксмо, 2006; Денисов С.А. Уголовноправовая характеристика терроризма // Вестник Санкт-Петербургского ун-та МВД России. 2000. № 1 (5) и др.

См.: Основные статистические показатели судов общей юрисдикции за 2015 г. // Сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ.

См.: Федеральный закон от 05.05.2014 № 98-ФЗ «О внесении изменений в статью 207 Уголовного кодекса Российской Федерации и статьи 150 и 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2014. № 19. Ст. 2303.

Применение норм, предусматривающих ответственность за преступления, связанные с террористической деятельностью, представляет значительную трудность. Это обусловлено не только их многочисленностью, разбросом по разным разделам уголовного закона, но и коллизионностью со многими статьями об ответственности за преступления против жизни (п. «л» ч. 2 ст. 105), за иные преступления против общественной безопасности (ст. 210 «Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)», за преступления экстремистской направленности (ст. 2821 «Организация экстремистского сообщества», ст. 2822« Организация деятельности экстремистской организации», ст. 2823 «Финансирование экстремистской деятельности») и др., на что уже обращалось внимание в правовой литературе1 и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2011 № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности»2. В частности, в данном постановлении Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что посягательство на жизнь и здоровье человека путем производства взрыва, поджога и иным способом, совершенное по мотивам мести или неприязненных взаимоотношений и не преследующее воздействовать на принятие решений органа власти, не образует состава преступления, предусмотренного ст. 205 УК РФ (п. 11). Необходимо также отметить, что большинство преступлений террористической направленности относится к категории тяжких, а отдельные из них — к особо тяжким преступлениям (например, ст. 205, ч. 3 и 4 ст. 2051, ст. 2053, ч. 2 ст. 206 УК РФ)3.

2. Преступления, связанные с нарушением правил безопасности при проведении отдельных видов деятельности (работ), функционирования отдельных объектов. Современная инфраструктура — весьма сложный комплекс объектов, процессов, технологий, систем. Для их безопасности устанавливаются соответствующие режимные требования и меры ответственности за их нарушения. К таким нарушениям режимных требований можно отнести преступления, предусмотренные

См., напр.: Ульянова В.В. Проблемы реализации уголовной ответственности за содействие террористической деятельности в форме финансирования терроризма //Актуальные проблемы российского права. 2014. № 3; Ростокинский А.В., Толпекин К.А. Очередные «антитеррористические» новеллы, или введение в «уникальную» часть уголовного кодекса //Российский следователь. 2014. № 18. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. № 8.

В Государственную Думу внесен законопроект об ужесточении уголовной ответственности за международный терроризм — пожизненное лишение свободы; за финансирование террористической деятельности — лишение свободы на срок от 10 до 25 лет.

следующими статьями УК РФ: ст. 215 «Нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики», ст. 2151 «Прекращение или ограничение подачи электрической энергии либо отключение от других источников», ст. 2152 «Приведение в негодность объектов жизнеобеспечения», ст. 2153 «Приведение в негодность нефтепроводов, нефтепродуктопроводов и газопроводов», ст. 2154 «Незаконное проникновение на охраняемый объект», ст. 216 «Нарушение правил безопасности при проведении горных, строительных или иных работ», ст. 217 «Нарушение правил безопасности на взрывных объектах», ст. 2171 Нарушение требований обеспечения безопасности и антитеррористической защищенности объектов топливно-энергетического комплекса», ст. 2172 «Заведомо ложное заключение экспертизы промышленной безопасности», ст. 219 «Нарушение требований пожарной безопасности».

Характерной особенностью составов данных преступлений является наличие соответствующих вредных последствий несоблюдения установленных режимных требований. Как правило, в качестве таких последствий предусматривается причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью или смерти человека, значительного либо крупного ущерба. Причем понятие крупного ущерба определяется неоднозначно в примечаниях к соответствующим статьям этой главы УК РФ. Так, в соответствии с примечанием к ст. 216 УК РФ крупным ущербом в статьях гл. 24 признается ущерб, сумма которого превышает 500 тыс. руб. Однако в ст. 207 и 2171 УК РФ крупным признается ущерб, сумма которого превышает 1 млн руб.

Сам факт нарушений правил безопасности при проведении отдельных видов деятельности (работ), функционирования отдельных объектов, в основном, влечет административную ответственность. Отдельные составы рассматриваемой группы преступлений сконструированы как составы с административной преюдицией. Так, ст. 2154 УК РФ связывает ответственность с неоднократным незаконным проникновением на охраняемый объект. Неоднократным в примечании к данной статье признается совершение этого деяния лицом, подвергнутым административному наказанию за аналогичное деяние, в период, когда лицо считается подвергнутым административному наказанию. Примечательно, что термин «неоднократность преступлений» (ст. 16 УК РФ) и «неоднократность» как конструктивный признак основных и квалифицированных составов преступлений, предусмотренных статьями Особенной части УК РФ, утратили силу в связи с принятием Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации»[1]. Следует также иметь в виду, что ст. 2152 и 2153 УК РФ предусматриваются специальные составы уголовно наказуемого уничтожения или повреждения имущества, предусмотренного ст. 167 УК РФ.

3. Уголовно наказуемые нарушения режимных требований обращения с опасными предметами, веществами. Развитие науки, техники, технологий связано с появлением предметов, устройств, веществ, которые могут представлять потенциальную опасность для общества, отдельных групп, производства, обучения, здравоохранения. К ним относятся прежде всего оружие, боеприпасы, ядовитые и сильнодействующие вещества, радиоактивные материалы. Для оборота таких предметов, веществ, устройств устанавливаются особые режимные требования. Уголовно наказуемые нарушения этих требований представляют значительный блок в действующем уголовном законодательстве. Нормы об ответственности за данные преступления имеются во многих разделах (главах) Особенной части УК РФ.

Большая их часть содержится в гл. 24 и 25 УК РФ. К ним относятся преступления, предусмотренные: ст. 218 «Нарушение правил учета, хранения, перевозки и использования взрывчатых, легковоспламеняющихся веществ и пиротехнических изделий», ст. 220 «Незаконное обращение с ядерными материалами или радиоактивными веществами», ст. 222 «Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов», ст. 222[1] «Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств», ст. 223 «Незаконное изготовление оружия», ст. 223[1] «Незаконное изготовление взрывчатых веществ, незаконные изготовление, переделка или ремонт взрывных устройств», ст. 224 «Небрежное хранение огнестрельного оружия», ст. 225 «Ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств», ст. 226[1] «Контрабанда сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия или его основных частей, взрывчатых устройств, боеприпасов, оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а равно стратегически важных товаров и ресурсов или культурных ценностей либо особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов».

Данную подгруппу объединяет объект посягательства — общественная безопасность и общественный порядок. Количество совершаемых этих преступлений в последние годы стабильно. Так, в 2014 г. судами России рассмотрено 8722 уголовных дела о преступлениях, предусмотренных ст. 222-226[5] УК РФ, в 2015 г. — 8563 дела[5].

Этим перечнем не исчерпываются уголовно наказуемые нарушения, связанные с нарушением правил обращения с опасными веществами, предметами. Одни из них потенциально опасны для здоровья населения, другие — для общественной нравственности. Действующее законодательство устанавливает правовые режимы оборота широкого круга опасных для здоровья населения предметов, веществ, устройств и др., а нормы гл. 25 УК РФ предусматривают ответственность за нарушения оборота наркотических средств и психотропных веществ, новых потенциально опасных психоактивных веществ (ст. 228, 228[5], 2282, 2283, 2284, 229[5], 230), сильнодействующих и ядовитых веществ (ст. 234[5], 242[5]) и др.

Названные вещества, устройства как предмет преступления являются конструктивными признаками для рассматриваемой группы преступлений. Это обусловливает их четкое определение в законодательстве, в частности в Федеральном законе «Об оружии», либо в иных нормативных правовых актах2. На необходимость учета особенностей опасных предметов ориентируется и судебная практика. Так, Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 15.06.2006 № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильно-действующими и ядовитыми веществами»3 указал, что при рассмотрении дел о преступлениях, предметом которых являются наркотические средства или психотропные вещества, их прекурсоры или аналоги, растения, содержащие наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, либо их части, содержащие наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, сильнодействующие и ядовитые вещества, новые потенциально опасные психоактивные вещества, судам надлежит руководствоваться Федеральным законом «О наркотических средствах и психотропных веществах»; постановлениями Правительства РФ, которыми утверждаются перечни указанных средств, веществ, прекурсоров, растений, подлежащих контролю в Российской Федерации, списки сильнодействующих и ядовитых веществ, а также их значительные, крупные и особо крупные размеры для целей статей УК РФ; Реестром новых потенциально опасных психоактивных веществ, оборот которых в Российской Федерации запрещен. Общим для рассматриваемых преступлений является также нарушение требований правовых режимов оборота опасных веществ и предметов и, как правило, наступление вредных последствий (утрата оружия, заражение территории, эпизоотия и др.). Отсутствие таких последствий исключает уголовную ответственность, и виновные в несоблюдении требований оборота опасных веществ и предметов несут административную ответственность по соответствующим статьям КоАП РФ.

4. Уголовно наказуемые нарушения режимных требований экологической безопасности являются обособленной группой преступлений, ответственность за совершение которых предусмотрена статьями гл. 26 УК РФ. Право на благоприятную окружающую среду относится к основным конституционным правам человека и гражданина (ст. 9, 42 Конституции РФ). Для реализации этого права государство устанавливает правовые режимы природопользования и природоохраны. Диапазон режимных требований в этой сфере весьма широк и разнообразен. Они охватывают экологические требования к отдельным природным объектам (земля, воды, атмосферный воздух, недра, животный мир и др.), территориям (заповедники, особо охраняемые природные территории и др.). Соответственно этим объектам выстраивается и система норм, предусматривающих уголовную ответственность за экологические преступления.

В гл. 26 УК РФ содержатся нормы об ответственности за нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ (ст. 246), за загрязнение вод (ст. 250), атмосферы (ст. 251), морской среды (ст. 252), за порчу земли (ст. 254), за нарушение законодательства РФ о континентальном шельфе и об исключительной экономической зоне Российской Федерации (ст. 253) и др.

Ряд предметов, веществ представляет потенциальную опасность для окружающей среды при условии несоблюдения установленных требований обращения с ними. УК РФ предусмотрена ответственность за соответствующие экологические преступления: ст. 247 «Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов», ст. 248 «Нарушение правил безопасности при обращении с микробиологическими либо другими биологическими агентами или токсинами», ст. 249 «Нарушение ветеринарных правил и правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений» и др.

Особую группу рассматриваемых преступлений составляет незаконное использование природных объектов. К ним относятся: незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов (ст. 256), незаконная охота (ст. 258), незаконные добыча и оборот особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу РФ и (или) охраняемым международными договорами РФ (ст. 2581), незаконная рубка лесных насаждений (ст. 260) и др.

Следует иметь в виду, что большинство составов экологических преступлений сконструировано как материальные составы, т.е. обязательными их признаками выступает наступление вредных последствий. Такие последствия связываются с причинением вреда здоровью человека, нанесением ущерба окружающей среде либо отдельным экологическим объектам (животному миру, водным биологическим ресурсам и др.). При этом в гл. 26 УК РФ нет единого критерия исчисления вреда здоровью человека и причиненного экологическими преступлениями ущерба. Так, в примечании к ст. 260 «Незаконная рубка лесных насаждений» значительным размером признается ущерб, причиненный лесным насаждениям или не отнесенным к лесным насаждениям деревьям, кустарникам и лианам, исчисленный по утвержденным Правительством РФ таксам и методике, превышающий 5000 руб., крупным размером — 50 тыс. руб., особо крупным размером — 150 тыс. руб. В связи с этими разночтениями Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 18.10.2012 №21 «О применении законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды»1 дал разъяснения о понимании различных видов ущерба, причиняемого экологическими преступлениями. Так, в постановлении указано, что под иными тяжкими последствиями применительно к ст. 246 УК РФ следует понимать, в частности, ухудшение качества окружающей среды и ее компонентов, устранение которого требует длительного времени и больших финансовых затрат (например, массовые заболевания или гибель объектов животного мира, в том числе рыбы и других водных биологических ресурсов; уничтожение условий для их обитания и воспроизводства (потеря мест нагула, нереста и зимовальных ям, нарушение путей миграции, уничтожение кормовой базы); уничтожение объектов растительного мира, повлекшее существенное сокращение численности (биомассы) указанных объектов; деградация земель). При этом массовой гибелью (заболеванием) считается превышение среднестатистического уровня гибели (заболевания) животных в три и более раза. Нарушение режимных требований в сфере охраны окружающей среды, не повлекшее указанных в статьях гл. 26 УК РФ

Российская газета. 2012. 31 окт.

вредных последствии, влечет административную ответственность в соответствии с нормами гл. 8 КоАП РФ.

5. Уголовно наказуемые нарушения режимных требований транспортной безопасности составляют значительную группу рассматриваемых преступлений. В основном нормы, предусматривающие ответственность за их совершение, содержатся в гл. 27 УК РФ. Транспорт один из источников повышенной опасности. Несоблюдение требований безопасности движения и эксплуатации транспорта является одной из причин массовой гибели людей и колоссальных материальных потерь. Ежегодно только на автомобильных дорогах России гибнет более 30 тыс. человек. Ответственность за уголовно наказуемые нарушения режимных требований к безопасности движения предусмотрена следующими статьями УК РФ: ст. 263 «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского и внутреннего водного транспорта и метрополитена», ст. 2631 «Нарушение требований в области транспортной безопасности», ст. 264 «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств», ст. 2641 «Нарушение правил дорожного движения лицом, подвергнутым административному наказанию», ст. 266 «Недоброкачественный ремонт транспортных средств и выпуск их в эксплуатацию с техническими неисправностями», ст. 271 «Нарушение правил международных полетов» и др.

Для данной группы преступлений характерным является нарушение требований в области безопасности движения и эксплуатации транспорта (например, Правил дорожного движения в Российской Федерации), повлекшее наступление вредных последствий. Последние закон связывает с причинением тяжкого вреда здоровью человека или смерти, либо крупного ущерба. Причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью человека вследствие нарушения Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства влечет административную ответственность, предусмотренную ст. 12.24 КоАП РФ.

6. Уголовно наказуемые нарушения режимных требований к определенным видам деятельности или занятию ими. Многие профессии, виды деятельности признаются правомерными только при соблюдении установленных правил для занятия ими. Эти правила сопряжены либо с наличием соответствующих образования, стажа, либо с выполнением определенных процедур (лицензия, сертификат и др.). Диапазон таких уголовно наказуемых режимных требований весьма широк: преступления в сфере экономической деятельности (например, ст. 171 «Незаконное предпринимательство», ст. 171 «Незаконные организация и проведение азартных игр»); преступления против общественной безопасности (ст. 225 «Ненадлежащее исполнение обязанностей по охране оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств»); здоровья населения и общественной нравственности (ст. 235 «Незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью»); экологии (ст. 256 «Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов»)и др.

Большинство данных преступлений связано с обеспечением разрешительного режима в отношении определенных видов деятельности. Для наличия их состава необходимо не только несоблюдение установленных законом требований, но и наступление вредных последствий. Например, основанием для уголовной ответственности по ст. 235 УК РФ является занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью лицом, не имеющим лицензии на избранный вид деятельности, если это повлекло по неосторожности причинение вреда здоровью человека.

Таким образом, уголовная ответственность является одним из правовых средств обеспечения правовых режимов. Она направлена на противодействие общественно опасным нарушениям режимных требований преимущественно в сфере безопасности. Типичная конструкция уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за данные преступления, может быть представлена как нарушение режимных требований, повлекшее причинение вреда здоровью человека (населению) или значительного, крупного или особо крупного ущерба. При отсутствии таких последствий виновные в нарушении режимных требований привлекаются к административной ответственности в соответствии с КоАП РФ.

  • 1
  • 1

і

  • [1] СЗ РФ. 2003. № 50. Ст. 4848.
  • [2] СЗ РФ. 2003. № 50. Ст. 4848.
  • [3] СЗ РФ. 2003. № 50. Ст. 4848.
  • [4] СЗ РФ. 2003. № 50. Ст. 4848.
  • [5] См.: Основные статистические показатели судов обшей юрисдикции за 2015 г. // Сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ. См., напр.: Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, утв. постановлением Правительства РФ от 30.06.1998 №681. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. № 8.
  • [6] См.: Основные статистические показатели судов обшей юрисдикции за 2015 г. // Сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ. См., напр.: Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, утв. постановлением Правительства РФ от 30.06.1998 №681. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. № 8.
  • [7] См.: Основные статистические показатели судов обшей юрисдикции за 2015 г. // Сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ. См., напр.: Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, утв. постановлением Правительства РФ от 30.06.1998 №681. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. № 8.
  • [8] См.: Основные статистические показатели судов обшей юрисдикции за 2015 г. // Сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ. См., напр.: Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, утв. постановлением Правительства РФ от 30.06.1998 №681. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. № 8.
  • [9] См.: Основные статистические показатели судов обшей юрисдикции за 2015 г. // Сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ. См., напр.: Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, утв. постановлением Правительства РФ от 30.06.1998 №681. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. № 8.
  • [10] См.: Основные статистические показатели судов обшей юрисдикции за 2015 г. // Сайт Судебного департамента при Верховном Суде РФ. См., напр.: Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, утв. постановлением Правительства РФ от 30.06.1998 №681. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. № 8.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>