Полная версия

Главная arrow Право arrow Административно-правовые режимы в государственном управлении в Российской Федерации: теория и современная практика

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВЫЕ РЕЖИМЫ ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ

РЕЖИМ ВОДНЫХ ОБЪЕКТОВ

Необходимость детерминации административно-правового режима водных объектов опосредствуется спецификой объекта управления: водные объекты удовлетворяют потребности в водном ресурсе, имеют свой бассейн формирования, регулирование водных отношений осуществляется в границах бассейновых округов. Бассейновый подход проецируется на систему органов государственного управления водными объектами, представленную на региональном уровне бассейновыми водными управлениями.

Основными элементами административно-правового режима водных объектов являются правовые институты рационального использования водных объектов, охраны и восстановления водных объектов, а также ответственности за нарушение правового режима водных объектов. Такая структура позволяет не только обеспечить реализацию водопользования, но и сохранить водные ресурсы в контексте действующей Водной стратегии Российской Федерации на период до 2020 года1. Единство использования и охраны водных объектов продиктовано необходимостью сохранения водных экосистем, включающих в себя другие, связанные с водными, ресурсы (земельные, биологические, лесные, почвенные).

Следует отметить, что в Водном кодексе РСФСР[1] [2] применялся термин «рациональное использование и охрана вод», который не имел точного определения. В отдельных нормативных правовых актах он представлялся в виде реализации комплекса мер, направленных на сокращение потерь воды, контроль и учет ее расходования, внедрение новых производственных маловодных (безводных) технологий. К сожалению, в действующем Водном кодексе РФ понятие «рациональное использование» не имеет нормативного определения, а на практике употребляется только в доктринальном смысле.

Очередная попытка использования термина рационального использования вод отражена в Соглашении между Правительством РФ и Правительством Китайской Народной Республики о рациональном использовании и охране трансграничных вод1, а также в Модельном законе2. Целесообразно положения Модельного закона, определяющие базовые принципы рационального использования водных объектов, транспонировать в национальное водное законодательство с последующим включением в ст. 1 Водного кодекса РФ дефиниции «рациональное использование водных объектов», дополнением текста Водного кодекса РФ ст. З1 «Принципы рационального использования водных объектов», ст. 261 «Принципы государственного управления в сфере рационального использования водных объектов». Предлагается определить понятие рационального использования водных объектов как эффективное целевое использование водных объектов на основе установленных принципов и в строгом соответствии с установленным правовым режимом. В основу рационального использования и типологии административно-правовых режимов водных объектов положены следующие цели водопользования.

Использование водных объектов для питьевого и хозяйственнобытового водоснабжения требует установления зон санитарной охраны3. Такие водные объекты не должны являться источниками биологических, химических и физических факторов вредного воздействия на человека. При использовании подземных водных объектов дополнительное правовое регулирование осуществляется законодательством о недрах4. При использовании водных объектов для целей сброса сточных, в том числе дренажных, вод предполагается необходимость соблюдения законодательства об охране окружающей среды5. Запрещается осуществлять сброс в водные объекты, содержащие природные лечебные ресурсы; отнесенные к особо охраняемым водным объектам, а также в водные объекты, расположенные в границах зон санитарной охраны источников питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения; первой, второй зон округов санитарной (горносанитарной) охраны лечебно-оздоровительных местностей и курортов; рыбоохранных зон, рыбохозяйственных заповедных зон.

Водопользование для производства электрической энергии основано на требованиях своевременной сработки1 и наполнения водохранилищ2.

При использовании водных объектов для целей водного и воздушного транспорта3 требуются прокладка водных путей4, установление навигационного оборудования5, обязательная очистка водных объектов от затонувшей древесины, установление запрета сплава древесины без судовой тяги на водных объектах, используемых для судоходства, и молевой сплав древесины на водных объектах.

При использовании водного объекта в лечебных и оздоровительных целях6 требуется наличие лицензий.

Использование водных объектов для рекреационных целей основано на сочетании режима общего доступа и норм градостроительного законодательства.

Для целей охоты использование водных объектов должно реализовываться в соответствии с Законом об охоте7; использование водных объектов рыбохозяйственного значения для целей рыболовства и аквакультуры (рыбоводства) осуществляется в соответствии с требованиями Закона о рыболовстве1 и Закона об аквакультуре2.

Еще одна цель водопользования связана с правом коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ на осуществление природопользования в местах их традиционного проживания3 с соблюдением требований к использованию и охране водных объектов и водосборных площадей водных объектов.

Использование водохранилищ осуществляется в соответствии с правилами, включающими в себя порядок использования водных ресурсов водохранилищ, их технической эксплуатации и благоустройства. На основе типовых разрабатываются адресные нормативные правовые акты4.

В соответствии с целями формируются принципы водопользования, основополагающим из которых является целевое использование водных объектов. В ч. 5 ст. 3 Водного кодекса РФ установлен принцип приоритета использования водных объектов в целях питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения перед иными целями использования. Кроме того, правовое регулирование использования водных объектов основано на комплексном использовании водных объектов, платности и гласности водопользования, сочетании государственных и общественных интересов. Принципы создают основу правового регулирования, правоприменения, толкования действующих норм права, позволяют сформировать единое правовое пространство, в том числе в сфере рационального использования вод.

Особенности рационального использования отдельных водных объектов опосредуются правовым режимом земель, в пределах которых они находится. Целесообразно выделить следующие режимы водных объектов. Речь идет о водных объектах, расположенных в пределах особо охраняемых природных территорий1, имеющих большое государственное (международное) значение. Воды, находящиеся на территории заповедника полностью изъяты из хозяйственного использования2.

В границах национальных и природных парков, государственных природных заказников, памятников природы, дендрологических парков и ботанических садов, лечебно-оздоровительных местностей и курортов не исключено хозяйственное использование расположенных на них водных объектов, если это не противоречит целям и принципам соответствующего правового режима.

Остальные водные объекты по общему правилу являются общедоступными (ст. 6 Водного кодекса РФ), что предполагает их бесплатное использование гражданами для личных и бытовых нужд. На данных объектах могут быть запрещены забор (изъятие) водных ресурсов для целей питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, купание, использование маломерных судов, водных мотоциклов и других технических средств, предназначенных для отдыха на водных объектах, водопой, а также установлены иные запреты законодательством субъектов РФ.

Учитывается и территориальное (трансграничное) размещение водного объекта (на территории двух и более государств, двух и более субъектов государства). В этом случае административно-правовой режим водных объектов формируется на следующих уровнях правового регулирования: международном, федеральном, субъектов федерации и муниципальном.

Общий внутригосударственный правовой режим устанавливается Водным кодексом РФ, но в отношении отдельных водных объектов — и иными нормативными правовыми актами (например, в отношении озера Байкал3). В этом случае формируется и особая система государственного управления, предполагающая создание специальных координационных органов, в частности межведомственной комиссии4, которая образована в целях согласования действий заинтересованных федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти Республики Бурятия, Иркутской области и Забайкальского края по реализации государственной политики в области охраны озера Байкал, в том числе в отношении обеспечения статуса озера Байкал как участка всемирного природного наследия.

В субъектах Федерации установлен правовой режим отдельных водных объектов, например родников г. Москвы1, реки Оки2, водноболотных угодий краевого значения3. Отдельные правовые режимы могут устанавливаться и органами местного самоуправления4.

Таким образом, в российском законодательстве заложена советская концепция рационального использования природных, в том числе водных, ресурсов, которая нашла лишь косвенное отражение в действующих нормативных правовых актах.

В связи с формированием в Российской Федерации гражданского общества установлен принцип участия граждан, общественных объединений в решении вопросов, касающихся реализации их прав на водные объекты, а также обязанностей по охране водных объектов. Граждане, общественные объединения имеют право принимать участие в подготовке решений, реализация которых может оказать воздействие на водные объекты при их использовании и охране. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, субъекты хозяйственной и иной деятельности обязаны обеспечить возможность такого участия в порядке и в формах, которые установлены законодательством РФ. Разработка механизма реализации данных полномочий субъектами общественности, по-видимому, еще подлежит дальнейшей проработке5.

Учитывая приоритетный характер охраны водных объектов перед их использованием, остановимся на вопросах установления природоохранных требований и ответственности за их нарушение.

В целях сохранения и восстановления водных объектов законодательством РФ устанавливается режим их охраны, рассматриваемый авторами как совокупность определенных мероприятий по предупреждению и устранению деградации вод, общих и специальных правил, включающих запреты и ограничения на сбросы отходов в водные объекты, захоронение в них опасных и вредных веществ, осуществление отдельных видов деятельности в пределах водоохранных зон1.

Общие, специальные и особые правила охраны водных объектов, а также вопросы разграничения компетенции федеральных, региональных и муниципальных органов власти по осуществлению охранных мероприятий установлены на законодательном и подзаконном уровнях правового регулирования2.

Вместе с тем водное законодательство, используя дефиниции «охрана водных объектов», «режим водного объекта», «режим использования водного объекта», «режим использования водоохранной зоны», «режим осуществления хозяйственной и иной деятельности», определяя основные требования и специальные правила охраны отдельных видов водных объектов, не вводит понятие «правовой режим охраны водного объекта». Данное обстоятельство требует дальнейшей разработки дефинитивного аппарата с его последующей законодательной регламентацией в ст. 1 и гл. 6 Водного кодекса РФ.

Как отмечает С.А. Шаронов, категория «охрана» является основанием для проведения специальных мероприятий — «мероприятий по охране водных объектов», осуществляемых органами государственной и муниципальной власти в соответствии с их компетенцией3. Данные мероприятия проводятся уполномоченными органами государственной власти и органами местного самоуправления и заключаются в следующем: федеральные органы государственной власти устанавливают правила охраны водных объектов, порядок осуществления федерального государственного надзора за соблюдением установленных правил, особые условия использования участков береговой полосы в границах охранных зон гидроэнергетических объектов; органы государственной власти субъектов РФ разрабатывают, утверждают и реализуют региональные программы по использованию и охране водных объектов, находящихся в их собственности, осуществляют региональный государственный надзор; органы местного самоуправления осуществляют меры по охране водных объектов, находящихся в собственности муниципальных образований.

Перечисленные полномочия указанные органы реализуют, прежде всего как субъекты управления, вместе с тем на них как на собственников водных объектов возложены обязанности осуществлять мероприятия по охране водных объектов, предотвращению их загрязнения и истощения вод, меры по ликвидации последствий указанных явлений. Аналогичные обязанности законодательством (в частности, ст. 5 Водного кодекса РФ) возложены и на водопользователей.

Данные мероприятия считаем целесообразным подразделить на предупредительные и восстановительные. Первые направлены на предотвращение загрязнения водных объектов и заключаются прежде всего в установлении запретов на загрязнение и засорение водных объектов отходами производства и потребления, нефтепродуктами, ядохимикатами и другими вредными веществами, захоронение в водных объектах ядерных материалов и радиоактивных веществ и проч., ограничении или запрещении отдельных видов деятельности по водопользованию; вторые — на ликвидацию последствий хозяйственной и иной деятельности (связанной с использованием водных объектов), а также аварий и чрезвычайных ситуаций.

Отметим также специальную группу мероприятий по осуществлению государственного контроля (надзора) за соблюдением обязательных требований на водных объектах и в их водоохранных зонах, которые проводятся должностными лицами органов государственного надзора при патрулировании данных объектов на основании плановых (рейдовых) заданий либо внепланово в соответствии с приказом (распоряжением) руководителя. Полномочия должностных лиц органа государственного надзора и регламентация их деятельности определены в ст. 36 Водного кодекса РФ, актах Правительства РФ1, приказах Минприроды России1, утвержденных административных регламентах2.

В целях охраны водных объектов учреждаются специальные территории (территории со специальным правовым режимом) — «зоны, округа санитарной охраны» (ст. 34, 43, 44, 64 Водного кодекса РФ), «водоохранные зоны» (ст. 45, 61,63, 65 Водного кодекса РФ), «зоны экологического бедствия» (ст. 67 Водного кодекса РФ), «зоны чрезвычайных ситуаций на водных объектах» (ст. 67 Водного кодекса РФ), а также устанавливаются специальные правовые режимы (режим особой охраны3 водных объектов или их частей, имеющих особое природоохранное, научное, культурное, эстетическое, рекреационное или эстетическое значение; особый режим использования водного объекта, в границах которого располагается объект археологического наследия (ст. 66 Водного кодекса РФ); специальный режим осуществления хозяйственной и иной деятельности в границах водо-охраной зоны (ст. 65 Водного кодекса РФ)).

Правовая охрана водного объекта, таким образом, призвана упреждать, пресекать и устранять последствия вредного антропогенного воздействия на водный объект и осуществляется по следующим основным направлениям: регулирование хозяйственной и иной деятельности, вызывающей загрязнение, засорение и оказывающей иное негативное воздействие на водный объект; установление и соблюдение режимов водоохранных зон и санитарных округов; установление и соблюдение режимов особо охраняемых водных объектов; всемерное поощрение восстановления водных объектов1.

Сущность правовой охраны, по мнению С.А. Шаронова, заключается в совершении действий (осуществлении деятельности); достижении цели этих действий (деятельности) — обеспечении состояния защищенности от противоправных посягательств; наличии объекта, подлежащего охране; наличии правовых норм, содержащих перечисленные критерии2.

Большое значение для охраны и восстановления водных объектов от негативного антропогенного воздействия имеет установление водоохранных зон, в пределах которых вводится особый правовой режим использования земельных участков на их территории, предусматривающий ограничение определенных видов хозяйственной и иной деятельности человека3.

Водоохранные зоны как территории с установленным на них специальным режимом хозяйственной и иной деятельности должны служить естественными барьерами, преграждающими поступление загрязняющих веществ в водные объекты в составе поверхностного и подземного стоков. Эффективность выполнения водоохранными зонами защитных функций зависит от двух составляющих их правового статуса: обусловленности размеров и границ этих зон и условий их правового режима4.

Не менее важным представляется и установление специального правового регулирования водных отношений, возникающих в связи с охраной водных объектов. Анализ положений гл. 6 Водного кодекса РФ позволяет заключить, что установленные в нем правила охраны водных объектов, во-первых, определяют общие требования (ст. 55) и специальные меры по охране водных объектов от засорения и загрязнения (ст. 56), во-вторых, дифференцируются в зависимости от вида водного объекта (специальные правила охраны от загрязнения и засорения установлены в отношении болот, ледников и снежников, подземных и особо охраняемых водных объектов), а также в зависимости от видов, этапов и целей осуществления хозяйственной и иной деятельности по водопользованию.

Следует согласиться с мнением ряда ученых в том, что большинство требований к различным видам деятельности, осуществляемых на водных объектах или в границах водоохранных зон и прибрежных защитных полос, носит общий, бланкетный или отсылочный характер, что является существенным недостатком действующего правового регулирования данных отношений1. Так, ст. 56 Водного кодекса РФ, определяя общие правила охраны водных объектов от загрязнения и засорения, устанавливает три типа правового регулирования, преобладающим из которых является запрет на сброс и захоронение в водных объектах отдельных видов отходов, материалов и веществ. Конкретные требования проведения на водном объекте определенных видов работ, а также меры по предотвращению загрязнения водных объектов вследствие аварий и иных чрезвычайных ситуаций в статье не даны, имеется отсылка к международным договорам и законодательству РФ.

Административная ответственность, установленная по ст. 8.13 КоАП РФ, выступает в качестве важного элемента структуры рассматриваемого административного правового режима, так как позволяет обеспечить соблюдение установленных требований к охране водных объектов в части их загрязнения и засорения. При этом отметим, что отдельной административной правовой охране подлежат ледники и снежники, водные объекты, содержащие природные лечебные ресурсы или отнесенные к особо охраняемым водным объектам, местам туризма, спорта и массового отдыха, а также подземные водные объекты. За загрязнение перечисленных объектов отходами производства и потребления и (или) вредными веществами, захоронение в них вредных веществ и материалов административная ответственность наступает по ч. 5 ст. 8.13 КоАП РФ. За нарушение водоохранного режима на водосборных площадях подземных водных объектов, невыполнение или несвоевременное выполнение обязанностей по приведению водных объектов, их водоохранных зон и прибрежных защитных полос в состояние, пригодное для пользования, ответственность установлена соответственно в ч. 1 и 2 анализируемой статьи. Не рассматриваются в качестве особого объекта административно-правовой охраны болотные угодья, правила по охране которых определены в ст. 57 Водного кодекса РФ. Отметим, что в КоАП РФ не установлена ответственность за нарушение правового режима охраны водных объектов. Вместе с тем отдельными статьями установлена ответственность за нарушение режима использования земельных участков и лесов в водоохранных зонах (ч. 2 ст. 8.12), водоохранного режима на водосборах водных объектов (ч. 1 ст. 8.13), режима использования и охраны природных ресурсов на особо охраняемых природных территориях (ст. 8.39), специального режима осуществления иной хозяйственной деятельности на территории водоохраной зоны (ст. 8.42).

В качестве основной причины существующих проблем применения законодательства РФ об административной ответственности некоторые авторы отмечают наличие отсылочных норм в описании составов административных правонарушений и абстрактных формулировок, допускающих крайне широкое усмотрение правоприменителя. Так, по мнению авторов аналитического доклада «Контрольнонадзорная деятельность в Российской Федерации», такая формулировка содержится в ч. 1 ст. 8.13 КоАП РФ, предусматривающей ответственность за «нарушение водоохранного режима на водосборах водных объектов, которое может повлечь загрязнение указанных объектов или другие вредные явления». Решение вопроса о том, какие явления можно отнести к вредным, остается исключительно на усмотрении лиц, ведущих производство по делу об административном правонарушении1. Указанная проблема может быть решена только путем конкретизации составов административного правонарушения.

Наиболее широкими юрисдикционными полномочиями по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 8.12, 8.13, 8.39, 8.42, 8.45 КоАП РФ, обладает Росприроднадзор и его территориальные органы, реализуя возложенные на них функции по осуществлению федерального экологического надзора (ст. 23.23, 23.25, 23.29 КоАП РФ). В 2014 г. по результатам надзорной деятельности Росприроднадзором было предъявлено штрафных санкций на сумму более 180 млн руб., взыскано 118 млн руб.2 Для сравнения приведем данные судебной статистики в таблице3.

Таблица

Результаты рассмотрения дел об административных правонарушениях

по I инстанции

Год

Статья КоАП РФ

Всего рассмотрено дел

Назначено наказание/ Количество

Сумма штрафа, наложенная по

вынесенным

постановлениям

Штраф

Административное приостановление

2014

ч. 2 ст. 8.12

14

5

5

444 000

ч. 2. ст. 8.13

1

1

200 000

2015

ч. 2 ст. 8.12

11

7

1

810 000

ч. 2. ст. 8.13

6

2

101 000

Основными нарушениями требований в области охраны и использования водных объектов являются самовольное занятие водного объекта, нарушение установленных условий пользования водным объектом, нарушение правил охраны водных объектов. По официальным данным Росприроднадзора, в поверхностные водные объекты ежегодно поступает около 11 млн тонн загрязняющих веществ, включая весьма опасные для окружающей среды, Центральный федеральный округ является крупнейшим среди федеральных округов по объему сброса загрязненных сточных вод в водные объекты, город Москва занимает 1-е место среди субъектов РФ1.

Определенный объем юрисдикционных полномочий предоставлен должностным лицам органов регионального государственного экологического надзора, природоохранным прокурорам.

Органы государственной власти субъектов РФ в области водных отношений в настоящее время осуществляют региональный государственный надзор в сфере использования и охраны водных объектов, за исключением водных объектов, подлежащих федеральному государственному надзору, а также за соблюдением особых условий водопользования и использования участков береговой полосы (в том числе участков примыкания к гидроэнергетическим объектам) в границах охранных зон гидроэнергетических объектов, расположенных на водных объектах, подлежащих региональному государственному надзору за их использованием и охраной1. Отметим, что данные официальной статистики, характеризующие деятельность органов регионального экологического надзора, не позволяют установить количество проведенных ими проверок исполнения природоохранного законодательства РФ именно в отношении водных объектов, так как проверки проводятся по видам контроля (надзора).

Многообразие объектов надзора, их удаленность и труднодоступ-ность предопределили специфику осуществления надзора за безопасностью природопользования на водных объектах, неотъемлемой частью которого является сотрудничество с природоохранными и транспортными прокурорами, правоохранительными органами.

Анализ состояния законности в рассматриваемой сфере показал, что основное антропогенное воздействие на поверхностные водные объекты оказывают сброс предприятиями ЖКХ, крупными недропользователями сточных вод; изъятие водных ресурсов (включая несанкционированное); неорганизованный туризм; активная застройка; размещение отходов в водоохранных зонах, проведение дноуглубительных работ в реках и т.д.2 Наиболее распространенными нарушениями закона являются использование водных объектов без разрешительной документации; нарушение режима водоохранных зон водных объектов; превышение нормативов предельно допустимых выбросов в водные объекты; несанкционированные сбросы отходов в водные объекты3. Наиболее часто природоохранными прокурорами выявляются факты несоблюдения установленного Водным кодексом РФ режима водоохранных зон, санитарно-защитных зон и прибрежных защитных полос водных объектов. К примеру, в 2015 г. прокурором Кавалеровского района Приморского края внесены представления главам двух муниципальных образований по факту непринятия мер к очистке от твердых бытовых отходов территорий водоохранных зон рек Зеркальная и Высокогорская. Уссурийским городским прокурором пресечена деятельность по проведению тренировочных занятий и соревнований по мотокроссу на территории водоохранной зоны в границах прибрежной защитной полосы р. Комаровка1. Органами прокуратуры Хабаровского края на территории Верхнебуреин-ского, Амурского муниципальных образований, в муниципальном образовании г. Комсомольск-на-Амуре прекращена незаконная деятельность по использованию водных объектов для сброса сточных вод, внесены представления, вынесены постановления по фактам сброса сточных вод в р. Ургал, р. Эльган, р. Герби, р. Малая Алонка без правоустанавливающих документов2.

Таким образом, предлагается определить в качестве основной концепции административно-правового режима водных объектов рациональное использование водных объектов, которое опосредуется целями, принципами водопользования, режимом земельного участка, на котором располагается водный объект, и особенностями его географического положения — трансграничность.

В целях выполнения требований международных соглашений необходимо: законодательно определить понятие рационального использования водных объектов как систему эффективного целевого использования водных объектов на основе установленных принципов и в строгом соответствии с установленным правовым режимом; установить механизм участия граждан в осуществлении общественного контроля в сфере реализации норм отечественного водного законодательства, включающий основания, формы, сроки и порядок его осуществления; предусмотреть в КоАП РФ в качестве особого объекта административно-правовой охраны болотные угодья, правила по охране которых определены в ст. 57 Водного кодекса РФ, дополнив ст. 8.13 КоАП РФ пунктом 6.

Руководствуясь положением о Федеральной службе по надзору в сфере природопользования3, в частности, ее компетенцией по осуществлению государственного экологического надзора, а также нецелесообразностью определения в нескольких статьях гл. 23 КоАП РФ юрисдикционных полномочий указанной Службы, считаем необходимым предусмотреть юрисдикционные полномочия органов, осуществляющих федеральный и региональный государственный экологический надзор, в разных статьях КоАП РФ: в ст. 23.29 «Федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий федеральный государственный экологический надзор» и ст. 23.29.1 «Органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющие региональный государственный экологический надзор».

  • [1] См.: Распоряжение Правительства РФ от 27.08.2009 № 1235-р «Об утверждении Водной стратегии Российской Федерации на период до 2020 года» // СЗ РФ. 2009. № 36. Ст. 4362.
  • [2] Водный кодекс РСФСР, утв. ВС РСФСР30.06.1972//Свод законов РСФСР. 1972. Т. 4.С. 183. См.: Соглашение между Правительством РФ и Правительством Китайской Народной Республики о рациональном использовании и охране трансграничных вод (заключено в г. Пекине 29.01.2008) // Бюллетень международных договоров. 2008. № 12. С. 40-44. См.: Модельный закон о рациональном использовании и охране трансграничных вод (водных объектов) (принят в г. Санкт-Петербурге 18.04.2014 постановлением 40-9 на 40-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств — участников СНГ) // СПС «КонсультантПлюс». См.: Федеральный закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». 4 См.: Закон РФ «О недрах». См.: Федеральный закон «Об охране окружающей среды». См.: Приказ Минэнерго России от 19.06.2003 № 229 «Об утверждении Правил технической эксплуатации электрических станций и сетей Российской Федерации» // БНА. 2003. № 44. Крупномасштабное наводнение в бассейне реки Амур в 2013 г., произошедшее по причине несвоевременной сработки водохранилищ гидроэлектростанций, причинило прямой экономический ущерб в размере 12 млрд руб., а общие потери от паводка составили не менее 30 млрд руб. См.: Махинов А.Н. Историческое наводнение в бассейне Амура в 2013 году: причины и последствия. URL: http:// amureco.ru/ekoknigi/nauchnye-raboty/istoricheskoe-navodnenie-v-basseine-amura-v-2013-godu-prichiny-i-posledstvi. См.: Кодекс внутреннего водного транспорта Российской Федерации от 07.03.2001 № 24-ФЗ//СЗ РФ. 2001. № П.Ст. 1001. См.: Распоряжение Правительства РФ от 19.12.2002 № 1800-р «Об утверждении перечня внутренних водных путей Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. № 51. Ст. 5130. См.: Распоряжение Росморречфлота от 26.12.2014 № АД-484-p «О категориях средств навигационного оборудования и сроках их работы, гарантированных габаритах судовых ходов, а также сроках работы судоходных гидротехнических сооружений в навигации 2015—2017 годов» // СПС «КонсультантПлюс». См.: Федеральный закон от 23.02.1995 № 26-ФЗ «О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах». См.: Федеральный закон от 24.07.2009 № 209-ФЗ Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2009. № 30. Ст. 3735. См.: Федеральный закон от 20.12.2004 № 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» // СЗ РФ. 2004. № 52 (ч. I). Ст. 5270. См.: Федеральный закон от 02.07.2013 № 148-ФЗ «Об аквакультуре (рыбоводстве) и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2013. № 27. Ст. 3440. См.: Распоряжение Правительства РФ от 08.05.2009 № 631-р «Об утверждении перечня мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации и перечня видов традиционной хозяйственной деятельности коренных маточисленных народов Российской Федерации» // СЗ РФ. 2009. № 20. Ст. 2493. См.: Приказ Росводресурсов от 28.10.2014 № 270 «Об утверждении Правил использования водных ресурсов Нижнекамского водохранилища на р. Каме» // Официальный интернет-портал правовой информации, http://www.pravo.gov.ru (дата обращения: 26.02.2015). См., напр.: Положение о федеральном государственном учреждении «Государственный природный заповедник “Джугджурский”», утв. Госкомэкологией России 25.09.1997. См.: Федеральный закон от 14.03.1995 № ЗЗ-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях». См.: Федеральный закон от 01.05.1999 № 94-ФЗ «Об охране озера Байкал». См.: Приказ МПР России от 25.04.2007 № 114 «О Межведомственной комиссии по вопросам охраны озера Байкал» // БНА. 2007. № 28. См.: Постановление Правительства Москвы от 30.05.2000 № 399 «О сохранении, обустройстве и использовании природных родников на территории города Москвы» // Вестник Мэрии Москвы. 2000. № 13. См.: Распоряжение Минэкологии МО от 29.09.2014 № 438-РМ «Об ограничении водопользования рекой Окой» // Официальный интернет-портал Правительства Московской области http://www.mosreg.ru (дата обращения: 28.11.2014). См.: Постановление Правительства Хабаровского края от 20.12.2013 № 449-пр «Об утверждении Положения о водно-болотных угодьях краевого значения в Хабаровском крае» // СЗ Хабаровского края. 2013. № 12 (ч. II). См.: Постановление Администрации городского округа Красноуральск от 08.06.2012 № 730 «Об ограничении водопользования на водных объектах, находящихся в границах городского округа Красноуральск» // Красноуральский рабочий (деловой вестник). 2012. № 25. См.: Федеральные законы от 10.01.2002 № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды»; от 21.07.2014 № 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации»//СЗ РФ. 2014. № 30 (ч. I). Ст. 4213. См.: Экологическое право: учебник для бакалавров /отв. ред. Н.Г. Жаворонкова, И.О. Краснова. М., 2014. См.: Водный кодекс РФ, Федеральные законы «Об охране окружающей среды»; «Об особо охраняемых природных территориях»; постановление Правительства РФ от 06.09.2012 № 884 «Об установлении охранных зон для гидроэнергетических объектов»; проект постановления Правительства РФ «Об утверждении Правил охраны поверхностных водных объектов» (по состоянию на 27.05.2015). См.: Шаронов С.А. Правовая сущность категории «охрана» в нормах имущественных кодексов Российской Федерации как основание возникновения охранной деятельности: цивилистический аспект//Современное право. 2013. № 11. С. 45—49. См.: Постановление Правительства РФ от 04.11.2006 № 640 «О критериях отнесения объектов к объектам, подлежащим федеральному государственному надзору в области использования и охраны водных объектов и региональному государственному надзору в области использования и охраны водных объектов» // СПС «КонсультантПлюс». См.: Приказ Минприроды России от 25.05.2015 № 237 «Об утверждении порядка оформления и содержания плановых (рейдовых) заданий на проведение плановых (рейдовых) осмотров, обследований особо охраняемых природных территорий, земельных участков, акваторий водоемов, районов внутренних морских вод, территориального моря, континентального шельфа и исключительной экономической зоны Российской Федерации, транспортных средств (судов и иных плавучих средств, находящихся на внутренних водных путях и в акваториях портов, во внутренних морских водах, в территориальном море, исключительной экономической зоне Российской Федерации, автомобильного и городского наземного электрического транспорта, самоходных машин и других видов техники, подвижного состава железнодорожного транспорта, воздушных судов) в процессе их эксплуатации и порядка оформления результатов таких осмотров, обследований» // СПС «Кон-сультантПлюс». См.: Приказы Минприроды России от 26.08.2008 № 192 «Об утверждении Административного регламента исполнения Федеральной службой по надзору в сфере природопользования государственной функции по осуществлению федерального государственного контроля и надзора за использованием и охраной водных объектов», от 29.06.2012 № 191 «Об утверждении Административного регламента исполнения Федеральной службой по надзору в сфере природопользования государственной функции по осуществлению федерального государственного экологического надзора» // СПС «КонсультантПлюс». См. ст. 66 Водного кодекса РФ; Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях». См.: Сиваков Д.О. Тенденции правового регулирования водохозяйственной деятельности: монография. М., 2012. См.: Шаронов С.А. Указ. Соч. См.: Природорссурсное законодательство в условиях модернизации экономики России: современные проблемы развития / отв. ред. Н.Г. Жаворонкова. М., 2014. Там же. См.: Природоресурсное законодательство в условиях модернизации экономики России: современные проблемы развития / отв. ред. Н.Г. Жаворонкова. См.: Контрольно-надзорная деятельность в Российской Федерации: аналитический доклад. М., 2013; Дубовик О.Л. Эволюция развития института административной ответственности за экологические правонарушения //Административное право и процесс. 2014. № 9. С. 66—70. См.: Итоги деятельности территориальных органов Росприроднадзора в Центральном федеральном округе в 2015 году и приоритетные задачи на 2016 год // Департамент Росприроднадзора по Центральному федерального округу. 1ЖЬ: http://rpncfo.ru/news/792--2015-2016-.html; Доклад заместителя руководителя Росприроднадзора О.В. Долматова на тему: «Осуществление государственного надзора в Российской Федерации за водными объектами: первоочередные задачи и перспективы» // Федеральная служба по надзору в сфере природопользования. 1ЖЬ: http://rpn.gov.ru/node/686. См.: Данные судебной статистики // Судебный департамент при Верховном Суде РФ. 1ЖЬ: http://www.cdep.ги/іпбех.р1ір?іб=79. См.: Итоги деятельности территориальных органов Росприроднадзора в Центральном федеральном округе в 2015 году и приоритетные задачи на 2016 год; Доклад заместителя руководителя Росприроднадзора О.В. Долматова. См.: Гамидуллаева Л. С. Повышение эффективности государственного экологического надзора на федеральном и региональном уровне // Ленинградский юридический журнал. 2015. № 4. С. 163—175. См.: Фалилеев В.А. Надзор за исполнением водного законодательства // Законность. 2014. № 5. С. 40—42. См.: Щербаков А.В. Прокурорский надзор в сфере охраны водных объектов // Законность. 2015. № 8. С. 22-25. См.: Сайт прокуратура Приморского края. 1ЖЬ: http://prosecutor.ru/news/ рго5есЫогрк./2015-04-08-prokuratura-primorskogo.htm. См.: Результаты прокурорских проверок // Прокуратура Хабаровского края. Официальный сайт. 1Л1Ь: http://prokuror.hbr.ru/rezultat. См.: Постановление Правительства РФ от 30.07.2004 № 400 «Об утверждении Положения о Федеральной службе по надзору в сфере природопользования и внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от 22 июля 2004 № 370» // СПС «КонсультантПлюс». См.: Государственный доклад Минприроды России «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2011 году» // СПС «Консультант-Плюс». См.: Рекомендации. Критерии оценки опасности токсического загрязнения поверхностных вод суши при чрезвычайных ситуациях (в случаях загрязнения). Р 52.24.756-2011, утв. Росгидрометом 26.04.2011 //СПС «КонсультантПлюс». См.: Федеральная целевая программа «Снижение рисков и смягчение последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера в Российской Федерации до 2015 года», утв. постановлением Правительства РФ от 07.07.2011 № 555 // СПС «КонсультантПлюс». СПС «КонсультантПлюс». В методике указано, что данный документ следует рассматривать как временный, рекомендуемые критерии требуют апробации. См.: Распоряжения Председателя Верховного Совета РФ от 30.02.1992 № 2598рп-1 «О социальной поддержке населения Челябинской области, проживающего в зоне экологического бедствия», от 28.07.1992 № 3381 рп-1 «Об оказании финансовой поддержки населению Курганской области, проживающему в зоне экологического бедствия»; распоряжение ВС РФ от 03.08.1992 № 3405рп-1 «О выделении средств на социальную защиту населения Вилюйского бассейна Республики Саха (Якутия), оказавшегося в зоне экологического бедствия». Постановлением СНД РСФСР от 29.05.1990 «О неотложных мерах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в ряде областей РСФСР» радиоактивно загрязненные в результате чернобыльской катастрофы районы РСФСР были объявлены зоной национального экологического бедствия. См.: Паспорт проекта Федерального закона № 115008-3 «О зонах экологического бедствия» // СПС КонсультантПлюс. По мнению А.Я. Рыженкова, причиной снятия с рассмотрения проекта закона стала необходимость финансирования оздоровления соответствующих территорий главным образом за счет средств федерального бюджета (см.: Рыженков А.Я. Правовой режим зон экологического бедствия //Современное право. 2014. № 7. С. 22). Также С. А. Боголюбов отмечает, что не получает развития правовое регулирование чрезвычайных экологических ситуаций и экологических бедствий «ввиду объявленной напряженности федерального бюджета и отсутствия в нем средств для оказания помощи указанным территориям» (Боголюбов С.А. и др. Институты экологического права. М.: Эксмо, 2010. С. 387). Хлуденева Н.И. Дефекты правового регулирования охраны окружающей среды: монография. М.: ИЗиСП, Инфра-М, 2014. 1іир://шпг.§оу.ги/тпг/тіпІ8іегДіаісшепі/(ісіаі1.р1ір?Ш=130951&фНга5е_^=620338. См.: Комментарий к Федеральному закону от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (постатейный) / отв. ред. О.Л. Дубовик. Подготовлен для СПС «КонсультантПлюс», 2010 (автор главы — О.Л. Дубовик); Каспрова Ю.А. Экологически неблагополучные территории: особенности правового режима: ав-торсф. дис.... канд. юрид. наук. М., 2014; Рыженков А.Я. Указ. соч. С. 21, 22; Научно-практический комментарий к Федеральному закону «Об охране окружающей среды» (постатейный) / под ред. А.П. Анисимова. М.: Деловой двор, 2010. Модельным законом «О зонах экологического бедствия», принятым Межпарламентской Ассамблеи государств — участников СНГ 03.12.2009, предлагается возложить функции по установлению таких зон на Правительство государства. См.: Приказ Минприроды России от 28.03.1996 № 113 «Об утверждении Требований к материалам, представляемым на государственную экологическую экспертизу для отнесения отдельных участков территории Российской Федерации к зонам чрезвычайной экологической ситуации или экологического бедствия» // СПС «КонсультантПлюс». См.: Научно-практический комментарий к Федеральному закону «Об охране окружающей среды» (постатейный) / под ред. А.П. Анисимова.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>