Общие условия предварительного расследования, связанные с обеспечением прав и законных интересов его участников

Обеспечение прав и законных интересов участников предварительного расследования — проявление провозглашенных в УПК РФ принципов неприкосновенности личности (ст. 10); охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11); неприкосновенности жилища (ст. 12); тайны переговоров и сообщений (ст. 13); права на пользование родным языком (ст. 18); права на обжалование уголовно-процессуальных решений и действий или бездействия (ст. 19).

Для непосредственного обеспечения прав и законных интересов участников расследования гл. 21, 22 УПК РФ содержат такие общие условия: обязательность рассмотрения ходатайств (более подробно о них см. в гл. 9 настоящего учебника); меры по защите участников процесса; меры попечения о детях, об иждивенцах подозреваемого или обвиняемого и меры по обеспечению сохранности его имущества; меры по обеспечению гражданского иска (см. в § 4 гл. 9, о гражданском иске — в § 10 гл. 5 настоящего учебника); судебный порядок получения разрешения на производство ряда следственных действии; участие переводчика.

Меры по защите потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников и близких лиц. Эффективное противодействие организованной преступной деятельности предполагает необходимость защиты участников уголовного процесса от противоправных воздействий. Государственная защита участников уголовного процесса осуществляется в рамках нескольких правовых отраслей: уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного, административного, гражданского права. Федеральный закон «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» устанавливает систему мер государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства, включающую: меры безопасности, направленные на защиту их жизни, здоровья, имущества; меры социальной защиты, применяемые в связи с гибелью указанных лиц или повреждением их здоровья. Статья 6 названного Федерального закона указывает следующие меры безопасности: охрану, выдачу средств индивидуальной защиты, обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице, переселение его в другое место жительства, замену документов, изменение внешности, места работы и др.

В рамках государственной защиты участников уголовного процесса можно выделить меры, предусмотренные уголовно-процессуальным правом. Именно они являются общим условием предварительного расследования.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ ввел новую для отечественного процессуального законодательства меру по защите свидетелей и потерпевших (ч. 9 ст. 166): для обеспечения их безопасности и безопасности близких им лиц (перечень которых широк — см. п. 3 ст. 5) в протоколе следственного действия не приводятся данные о личности свидетеля, потерпевшего и его представителя; вместо этого указывается псевдоним. Данная мера корреспондирует с возможностью в суде давать показания в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства (ч. 5 ст. 278 УПК РФ). За разглашение сведений о принятых мерах безопасности возможна уголовная ответственность (ст. 311 УК РФ). Это отступление от принципа непосредственности исследования доказательств, способное нарушить право обвиняемого на защиту. Вместе с тем оно оправданно для обеспечения защиты интересов свидетеля, потерпевшего и общества в раскрытии преступления (ч. 3 ст. 50 Конституции РФ). Однако для соответствия международно-правовым и конституционным нормам применение указанной меры по защите свидетеля должно быть обставлено дополнительными гарантиями, чтобы процедура судопроизводства была в целом справедливой. С учетом практики Европейского Суда по правам человека (см. решение от 23 апреля 1997 г. по делу «Ван Мехелен и другие против Нидерландов») к дополнительным гарантиям этой меры безопасности относятся:

наличие достаточных оснований для применения мер безопасности, т. е. наличие процессуальных доказательств о реальной угрозе жизни, здоровью или имуществу указанных лиц. Любые меры, ограничивающие права защиты, должны диктоваться строгой необходимостью, поэтому сохранение в тайне от защиты сведений о личности свидетеля допускается лишь при невозможности использования иных, менее радикальных мер;

удостоверение личности свидетелей органами, ведущими процесс, обоснование надежности и доверия к показаниям этих свидетелей. Российское законодательство предусматривает необходимость вынесения мотивированного постановления следователя и получения согласия руководителя следственного органа на применение мер безопасности;

показания «засекреченных» свидетелей должны подкрепляться другими доказательствами, а обвинение не должно основываться единственно или в решающей степени на анонимных утверждениях;

исключительность применения мер безопасности в отношении сотрудников правоохранительных органов, так как роль полицейских, как правило, требует впоследствии дачу ими показаний в открытом судебном заседании;

предоставление защите достаточных возможностей задать вопросы «засекреченным» свидетелям. Эта гарантия остается нереализованной в стадии предварительного расследования, но ее обеспечивают правила судебного следствия: общий запрет на оглашение показаний неявившихся свидетелей без согласия стороны защиты и механизм ознакомления сторон с засекреченными данными (ч. 6 ст. 278 УПК РФ).

Указанная мера безопасности — «пассивного» характера. В практике рекомендуется одновременно применять и «активные» меры — по выявлению и привлечению к ответственности лиц, виновных в посягательствах на участников процесса; по избранию более строгих мер пресечения к обвиняемым. Для этого следует использовать содействие оперативных подразделений органов дознания, дав им соответствующее поручение.

Меры попечения о детях, об иждивенцах подозреваемого или обвиняемого и меры по обеспечению сохранности его имущества применяются при задержании подозреваемого, применении заключения под стражу, при помещении в психиатрический стационар подозреваемого или обвиняемого (ст. 160 УПК РФ). Их несовершеннолетние дети, престарелые родители, иные иждивенцы передаются на попечение родственникам, иным лицам или помещаются в соответствующие детские либо социальные учреждения. Мерой по сохранности остающегося без присмотра имущества является передача его на хранение заслуживающим доверие лицам, жилищной организации.

Судебный порядок получения разрешения на производство ряда следственных действий. Важнейшей гарантией обеспечения прав участников процесса является судебный контроль над действиями органов расследования, ограничивающими конституционные права граждан. Еще до рассмотрения уголовного дела по существу и вынесения приговора суд осуществляет оперативный судебный контроль, оставаясь органом правосудия и разрешая действительный или предполагаемый спор между сторонами. Поэтому судебный контроль возможен только по требованию сторон, за пределы которого суд выйти не вправе, чтобы не потерять свою независимость. Судебный контроль может быть последующим, когда в суд обращаются с жалобой на какое-либо действие органов расследования (ст. 125 УПК РФ) (об этом виде контроля см. в § 2 гл. 9 настоящего учебника), или предшествующим, когда в суд обращаются органы расследования для получения разрешения на производство принудительного действия.

Для предшествующего судебного контроля УПК РФ предусматривает две процедуры:

судебное заседание с правом участия в нем заинтересованных лиц (подозреваемого, обвиняемого, защитника, прокурора). Так происходит при избрании и применении мер принуждения: заключения под стражу и домашнего ареста, отстранения от должности, денежного взыскания, обращения залога в доход государства, помещения в медицинский стационар[1] (ст. 108, 118), а также при рассмотрении ходатайства о производстве следственных действий, касающихся реализации или уничтожения вещественных доказательств (ч. З[1] ст. 165);

судебный порядок получения разрешения на производство следственного действия, не предусматривающий участия заинтересованных лиц, кроме прокурора, следователя и дознавателя (ст. 165). Последняя процедура в силу УПК РФ применяется для принятия решений: об осмотре жилища против воли проживающих в нем лиц; обыске и выемке в жилище; о личном обыске; выемке документов о вкладах и счетах в кредитных учреждениях; выемке заложенной или сданной на хранение в ломбард вещи; выемке предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну; выемке корреспонденции; контроле и записи переговоров; получении информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами (ч. 2 ст. 29); об эксгумации трупа против воли родственников покойного (ч. Зет. 178); о наложении ареста на имущество (ч. 1 ст. 115).

Все названные процессуальные действия ограничивают конституционные права граждан, в связи с чем производятся лишь по решению суда (ст. 23—25, 35 Конституции РФ).

Судебный порядок получения разрешения на производство следственного действия состоит в следующем. Следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора выносит мотивированное постановление о возбуждении перед судом ходатайства о производстве соответствующего следственного действия. Ходатайство рассматривается судом по месту производства следствия или по месту производства следственного действия в судебном заседании не позднее 24 часов с момента его поступления.

В случаях, не терпящих отлагательства, осмотр, обыск и выемка в жилище, личный обыск, выемка заложенной или сданной на хранение в ломбард вещи, наложение ареста на имущество могут быть проведены по постановлению следователя без судебного решения и без предварительного согласия руководителя следственного органа или прокурора (ч. 5 ст. 165 УПК РФ). Основанием для применения этой процедуры, предусмотренной ч. 5 ст. 165 УПК РФ, является неотложная ситуация — внезапное возникновение таких обстоятельств, которые дают основания полагать, что промедление с совершением принудительных процессуальных действий может реально повлечь утрату следов преступления, сокрытие лиц, его совершивших, утрату возможности возмещения ущерба, причиненного преступлением. В течение 24 часов с момента начала производства следственного действия следователь уведомляет об этом судью и прокурора. Судья в течение 24 часов в судебном заседании, в котором обеспечивается право участия заинтересованных лиц[3], проверяет законность действий следователя и выносит об этом постановление.

Участие переводчика как общее условие расследования обеспечивает конституционное право каждого на пользование родным языком и на свободный выбор языка общения (ст. 26 Конституции РФ; ст. 18 УПК РФ). Орган расследования обязан за счет государства привлечь к участию в деле переводчика путем вынесения мотивированного постановления. Переводчик предупреждается об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за заведомо неправильный перевод и участвует в расследовании в двух следующих формах: 1) присутствие при производстве процессуального действия (как правило, для устного перевода); 2) письменный перевод процессуальных документов.

  • [1] При принятии решения о помещении в медицинский стационар УПК РФ формально не предусматривает участия в судебном заседании обвиняемого и его представителя (ст. 203 ссылается на ст. 165), однако по смыслу закона такое право у обвиняемого есть (п. 16 ч. 4 ст. 47). См. определения Конституционного Суда РФ от 8 июня 2004 г. № 194-0 «По жалобе гражданина Капустина Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав статьями 165 и 203 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», от 18 июня 2004 г. № 206-0 «По жалобе гражданина Корковидова Артура Константиновича на нарушение его конституционных прав статьями 195, 198 и 203 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».
  • [2] При принятии решения о помещении в медицинский стационар УПК РФ формально не предусматривает участия в судебном заседании обвиняемого и его представителя (ст. 203 ссылается на ст. 165), однако по смыслу закона такое право у обвиняемого есть (п. 16 ч. 4 ст. 47). См. определения Конституционного Суда РФ от 8 июня 2004 г. № 194-0 «По жалобе гражданина Капустина Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав статьями 165 и 203 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», от 18 июня 2004 г. № 206-0 «По жалобе гражданина Корковидова Артура Константиновича на нарушение его конституционных прав статьями 195, 198 и 203 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».
  • [3] См. определение Конституционного Суда РФ от 13 октября 2009 г. № 1232-0-0.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >