Публичность и разумный срок уголовного судопроизводства

Уголовный процесс имеет ярко выраженный публичный характер. Во-первых, он как совокупность правовых норм принадлежит к публичным отраслям права, т. е. отраслям, регулирующим деятельность государственных органов и их взаимоотношения с гражданами. Во-вторых, уголовное преследование и обвинение преступников и преступлений рассматриваются прежде всего как публичная (т. е. исходящая из общественных, а не из частных интересов) задача государства в лице прокуратуры и органов предварительного расследования. Они обязаны возбуждать уголовные дела, раскрывать преступления и изобличать виновных в каждом случае обнаружения признаков преступления (ч. 2 ст. 21 УПК РФ), независимо от того, просит ли об этом заинтересованная сторона, т. е. в силу служебного долга, или ex officio — официальным порядком. Участие государственного обвинителя в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения обязательно (ч. 2 ст. 246 УПК РФ).

Публичность проявляется в том, что государственные органы, ведущие уголовный процесс (следователь, дознаватель, суд), а также адвокатура обязаны обеспечивать права лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве. Так, публичная роль суда состоит в поддержании справедливого равновесия спорящих сторон, в создании необходимых условий для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ч. 3 ст. 15 УПК РФ). Права участников процесса не предполагаются, а разъясняются: «Суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав» (ч. 1 ст. 11 УПК РФ). Должностные лица государственных органов — участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения, несмотря на выполняемую ими функцию уголовного преследования, не освобождены от выполнения при расследовании преступлений и судебном разбирательстве уголовных дел конституционной обязанности по защите прав и свобод человека и гражданина, в том числе от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, иного ограничения прав и свобод[1].

Подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника или законного представителя (ст. 16 УПК РФ), причем в ряде случаев участие защитника обязательно (ст. 51 УПК РФ). Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого (ч. 7 ст. 49 УПК РФ). Публичность судопроизводства выражается также в обеспечении свободного доступа граждан (прежде всего потерпевших) к правосудию и в праве обвиняемого на начало судебного разбирательства по его делу в разумные сроки.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ закрепляет в ст. 6' принцип разумного срока уголовного судопроизводства, который принадлежит к числу основных гарантий справедливого судопроизводства, закрепленных в ст. 9 и 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Justitia debet esse celeris, quia dilatio est quaedam negatio (лат.) — правосудие должно быть скорым, ибо промедление есть вид отказа.

Публичный подход к уголовному преследованию и обеспечению прав участников судопроизводства порождает публично-состязательную (публично-исковую) разновидность состязательного процесса. В то же время УПК РФ предусматривает и производство по делам частного обвинения у мирового судьи (гл. 41), где обвинительная деятельность осуществляется частными лицами (потерпевшим или его представителем). Однако было бы неверно полагать, что публичность здесь полностью отсутствует, поскольку правообеспечительная деятельность судом и защитником осуществляется в полной мере. Более того, публичная роль мирового судьи проявляется и в том, что он от имени государства принимает меры к восстановлению общественного (публичного) мира, к примирению сторон (ч. 5 ст. 319 УПК РФ). Однако восстановление общественного мира является публичной целью уголовного судопроизводства не только в мировом суде. Примирение сторон так или иначе допускается и при производстве по делам публичного и частно-публичного обвинения (ст. 23, 25, ч. 1 ст. 28 УПК РФ).

Таким образом, предметом публичного начала являются: уголовное преследование; правообеспечительная деятельность; примирительная деятельность в уголовном процессе по восстановлению общественного (публичного) мира.

  • [1] См. постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. № 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы».
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >