Полная версия

Главная arrow Социология arrow Анализ развития отечественной социальной мысли в работе Ю. Геккера «Русская социология. Вклад в историю социологической мысли и теории»

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Философские и методологические предпосылки Плеханова

Плеханов описывает себя как диалектик и монистического материалиста. Он считает, что не может быть двух типов философии: идеалистической и материалистической. Критерий истины не субъективен, но социален. Это «лежит не во мне, но в отношениях, существующих вне меня», — говорит Плеханов. Поэтому «истина» — это мнения, которые правильно представляют эти повторяющиеся правила; «ложь» — это те мнения, которые неправильно интерпретируют их. «Правда» в том, что теория естественной науки, которая правильно захватывает взаимоотношения явлений природы; «истина» в том, что историческое описание, правильно изображает общественные отношения эпохи под описанием». «Плеханов рассматривает историю материализма девятнадцатого века и возлагает вину на его провал на вывод, что человек является продуктом среды, и что изменения окружающей среды являются продуктом человека. Таким образом, они бы попали в тот же порочный круг, из которого старшие школы философов напрасно пытались убежать. Это недоумение было решено большим вкладом Гегеля о диалектическом методе. Плеханов, ожидая обвинения в гегельянстве, защищал великого учителя и сделал свой вклад, так он появляется в трудах Маркса, Коперника, Дарвина и других. Диалектика является принципом всей жизни. «Каждое движение является диалектическим процессом и живым противоречием, а так как в интерпретации каждого явления природы в последнюю очередь возникает необходимость обратиться к движению, поэтому мы должны согласиться с Гегелем, который сказал, что диалектика есть душа научного знания». Наиболее важным аспектом диалектического процесса является переход количества в качество. Если каждая вещь движется — все меняется, каждое явление рано или поздно неизбежно превращается в свою собственную противоположность деятельности тех сил условий его существования». Таким образом, если каждое явление отрицает себя, то ни одна организация не может быть абсолютной или постоянной. Все хорошо на своем месте и в свое время. Диалектическое мышление исключает все утопии, и, по сути, любые формулы прогресса с поставленной целью. Социальные формы меняются постоянно, по причине «высшего развития их содержания». Таким образом Плеханов выражает тайны Гегеля, которые представлены как ключ, чтобы отпереть тайны Вселенной и, чтобы избавить человечество от утопического взгляда на общество.

Идеалистической диалектике, однако, не удалось использовать свой новый метод должным образом, и путем выявления диалектического процесса с логическим мышлением они вернулись к старой точке зрения, объяснив все человеческой природой, так как мышление является одним из аспектов человеческой природы.

Плеханов объясняет, что ранее идеалисты оставались в неведении относительно истинного характера общественных отношений. Это осталось для младогегельянцев Фейербаха, а также для Маркса и Энгельса, которые пытались освободить диалектику от его субъективного идеализма, и рассматривать человеческую природу и социальные отношения как неизменяющийся продукт исторического процесса полностью независимого от идеалов или пожелания любого человека.

Философию и методы Гегеля, Плеханов вслед за Марксом трансформировал идеализм Гегеля в материализм. Для диалектики материя реальна, но объективного мира и процесса, из которых субъективное это рефлекс. «Для нас», — говорит Плеханов, — «абсолютная идея есть, но в абстракции это Уравнение движением, по которой идут все согласования и состояние материи». По этой философии и с помощью диалектического метода Маркс и Энгельс разработали свою историю социальной эволюции, которую Плеханов пытается защищать и развивать как социологическую теорию.

Он стремится интерпретировать Маркса, чтобы подавить народную субъективистскую школу российской социологии. Теорию Маркса социальной эволюции он выражает следующим образом: «Для того чтобы существовать, человек должен поддерживать свой организм, поддержку он получает за счет использования природной среды. Эта зависимость предпосылками ставит определенную реакцию человека на природу, но в процессе взаимодействия на природная природная среда человека также меняется. «Наш автор дифференцирует среду: географическая среда или условия места и историческая среда или условия времени.

Человек отличается от животного, потому что его предки научились использовать инструменты. Орудия труда равны новым органам и реагируют на анатомическую структуру, использующую орудия человека. «Количественные различия переходят в качественные различия. История берет новое направление развития этой эпохи: создание искусственных органов, рост производственных сил. Как совершенствование инструмента начинает играть определяющую роль в существовании человека», сама социальная жизнь должна измениться в соответствии с развитием производительных сил». Орудия производства аналогичны не столько новым органам отдельного человека, сколько общественного человека. Поэтому каждое определенное изменение в порядке производства неизбежно сопровождается изменением социальной структуры. Роль географической среды имеет огромное значение в этот переходный период.

Именно из-за специфических характеристик географической среды наши антропоморфные предки выросли до тех высот умственного развития, которые были необходимы для их перехода в инструментальные решения животных. И, опять же, только некоторые особенности этой же среде могут дать пользу и возможность для использования для непрерывного совершенствования.

Возможность изготовления орудий труда является постоянно с человеком, но применение этой способности на практике постоянно меняется. «В любой момент времени критерий этой способности обусловлен критерию уже достигнутого развития производительных сил. Таким образом, дальнейшее развитие любого народа в любой момент времени зависит от степени развития, которого он уже достиг. Например, система греческих республик сделала практическое использование изобретений Архимеда невозможным. Плеханов не отрицает, интеллектуальную силу изобретения, но он считает, что только экономическое положение может объяснить, почему разум действует в одной определенной манере, а не какой-то иной.

Каждый идеал и социальный институт— будь то семья, государство, собственность или право, — каждое учреждение изменяется с любого изменения в процессе производства. Изменения сначала количественные и, наконец, станут качественными. Качественные изменения, несут в себе революцию.

Защищая эту теорию, Плеханов пытается доказать свою правоту с помощью антропологических данных. Все изменения в социальных учреждениях, зачатки искусства, даже игра детей, — все это для него рефлекс экономических условий.

По Плеханову эти изменения хотя часто являются маскарадом как этических и религиозных движений имеют экономическую причину. «Психология общества приспосабливается к ее экономике. По данной экономической основе неизбежно развивается соответствующая идеологическая надстройка». Этот Плеханов поддерживает монистической процесс: экономика и психология являются лишь двумя аспектами одного и того же. Он говорит: «Каждый новый шаг в развитии производительных энергий, заставляет народ в их повседневной жизни идти в новые отношения, которые не соответствуют уходящим формам производства. Эти новые и никогда ранее несуществующие отношения отражают себя в психологии людей, и изменяют его. Но в каком направлении? Некоторые члены общества защищают старый порядок, это статические люди. Другие, которым старый порядок не выгоден выступают за новый. Их психология меняется в направлении тех производственных отношений, которые со временем будут рассматриваться для старого экономического порядка. После революции, осуществляется полная корреляция психологии общества с тем, что экономика устоялась. На почве новой экономики процветает новая психология, и какое-то время отношение остается стабильным, он даже продолжает совершенствоваться. Но мало-помалу появляются новые различия: психология передового класса снова переживает старые производственные отношения. Не переставая приспособляться к экономическому фону, он, тем не менее, снова начинает адаптироваться к новой схеме производства, который является семенем экономики в будущем.

Простота этой психологии компенсируется и складывается из исторической среды каждой социальной агрегации. Историческая среда какой-либо одной группы никогда не бывает идентична другим группам. Это гетеро неоднородности исторической среды, а также, усиливает классовую борьбу, которая выражает себя через политические и промышленные пробные организации. Классовую борьбу он рассматривает как реалистическое выражение абстрактного, диалектического материализма. Исторически сложилось так, что она показывает себя сначала в распаде первобытного коммунизма, что приводит к неравенству и к возникновению классов с разными и часто с противоположными интересами. Эти классы и между собой занимаются непрерывной, скрытой или открытой борьбой, которая отражает себя в их идеологиях.

По теории Плеханова, как и все другие животные, предки человека были изначально в полной противоположности к природе. Их развитие было вызвано бессознательно путем адаптации к окружающей среде и с помощью естественного отбора. В течение этого периода мы не найдем никаких признаков самосознания и поэтому никакой свободы, это царствование физической необходимости. Так или иначе человек начал отделяться от остального животного мира в животное, делающее орудия. Инструменты— искусственные органы, направленные на подчинение окружающей среды в собственных интересах человека. Так постепенно природа становится более или менее сдержанной. Степень развития условий производительных сил, степень контроля человека над природой. Эти производительные силы, в свою очередь, характеристики географической среды. Другими словами, природа дает человеку средства для собственного подчинения. Поэтому борьба человека с природой является социальной. Степень и характер общения человека обусловлены степенью развития производительных сил, которые также обусловлены развитием структуры общества. Географическая среда определяет подъем производительных сил, поэтому это предшествует развитию социальной структуры. Однако некоторые общественные отношения пришли в бытие, их дальнейшее развитие доходов в соответствии со своими внутренними законами, энергия которых может ускорить или замедлить развитие производительных сил, которые, в свою очередь, состояние исторического развития человечества. Географическая среда в настоящее время влияет на человека посредством исторической среды и значительно меняет свое непосредственное отношение к природе, которая меняется на каждом этапе развития производительных сил. Развитие социальной среды в соответствии со своими собственными законами, не означает, что природа такого развития зависит от воли и сознания людей. На первых этапах социальной эволюции географической среды доминируют мужчины. Новый социальный процесс, как правило, полностью продюсер социального контроля, являющегося рабом своего продукта. Логика развития производительных и социальных отношений ведет человека к реализации причин его экономического порабощения. После того, как он осознает, что причиной его порабощения своего продукта вызвано анархии производства, производитель организует его канал, и таким образом подвергает его своей воле. Вот тогда заканчивается царство необходимости, свобода является суверенной.

Плеханов иллюстрирует это на «анархии» капиталистического производства.

Сама свобода стала необходимостью. Пролог человеческой истории был сыгран, человек был выпущен на свободу, и соответствующая история начинается. Таким образом диалектика показывает, как человек вступает в свои права. Его ждет яркое будущее, и не дает никаких оправданий для пессимизма идеалистов.

Это вкратце выводы Плеханова. Его теория, по причине его абстрактности, может быть исследована в целой диссертации по философии истории, но это не удовлетворяет социологов, которые больше заинтересованы в непосредственных причинах социальных явлений. Критика Плехановым субъективистской школы является не более чем критикой философских предпосылок и не направлена против его социально-логической надстройки, большая часть которой нужна для индуктивного изучения реально существующих социальных фактов. Диалектика— монистический материализм Плеханова, основанный на гегелевской философии, является априори метафизической предпосылкой и может быть обвинена в догматизме. Монистическое отношение к вселенной не диктуется опытом реальности, это, скорее, эмоциональность, которая символизирует мистическую философию Гераклита.

Дуализм и эклектика Плеханова не беспокоят позитивистских социологов, которые занимаются с фактами, а не априорными предпосылками. Плеханов игнорирует почти всю, проделанную социологами работу со времен Конта, и ограничивает свою критику в социологическом мышлении, которому предшествовал рост позитивистской социологии. Поэтому он более подчеркивает диалектику за счет многочисленных достижений науки в области биологии и психологии.

Плеханов был на службе Российского общественно-политического движения. Его последовательное применение диалектической логики спасло его от слияния и отчаяния, в которое были брошены другие группы русской революции.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>