Полная версия

Главная arrow Экология arrow Науки о Земле

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

ЛАНДШАФТНАЯ ШКОЛА МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА

Ландшафтная школа Московского государственного университета оказалась преемницей сразу двух русских географических школ - До-кучаевской и Анучинской. Именно в этих школах зародились идеи о необходимости изучения не просто отдельных природных компонентов, а взаимосвязей между ними, а также о создании науки «о тех многосложных и многообразных соотношениях и взаимодействиях, а равно и о законах, управляющих вековыми изменениями их, которые существуют между так называемой живой и мертвой природой» (Докучаев, 1898).

Н. А. Солнцев предложил рассматривать ландшафт не просто как территорию с определенной взаимосвязью компонентов, а как «генетически однородную территорию, на которой наблюдается закономерное и типическое повторение одних и тех же взаимосвязанных и взаимообусловленных сочетаний геологического строения, форм рельефа, поверхностных и подземных вод, микроклиматов, почвенных разностей, фито- и зооценозов». Набор морфологических единиц {фаций, урочищ и др.), или морфологическую структуру, предлагалось использовать в качестве основного диагностического признака ландшафтов.

В ландшафтоведении Н. А. Солнцева весьма значимы два момента. Во-первых, взгляд Н. А. Солнцева на ландшафт обнаруживает стихийный системный подход. Ученый рассматривает ландшафт как целое, в котором существуют составные части. Результаты такого подхода позволили Н. А. Солнцеву обосновать новые единицы ландшафтов: урочище, подурочище, местность, фация, звено. Одновременно он рассматривал вопросы о соотношении тепла и влаги, которые определяют тип географического процесса, о возрасте ландшафтов и их сменах во времени, о чертах прошлого в современном облике ландшафтов, об обратимых процессах, о перестройке ландшафтов под воздействием человека, о природном потенциале ландшафтов. В его теории намечены все основные разделы ландшафтоведения: морфология, динамика, методы исследования и картографирования, классификация и систематика, прогноз развития, прикладные задачи, включая создание культурных ландшафтов.

Во-вторых, в концентрированном виде им намечены многие основные методологические проблемы современной науки, фокусирующиеся на общесистемных обобщениях. Это связь ландшафтов и ландшафтообразующих процессов, не существующих независимо друг от друга; проблема саморазвития ландшафта и его развития, связанного с изменением внешней среды (в том числе эндогенными и космическими проявлениями).

Немаловажным был вопрос о взаимодействии природных компонентов, о силе воздействия их друг на друга. Известно, что мнения по этому вопросу сильно отличались друг от друга - от признания всех факторов равноправными до мыслей о том, что наиболее сильным является один из факторов (реже - несколько), в качестве которого рассматривали только климат, мертвую природу, рельеф и климат, климат, рельеф и сток, биоту.

Н. А. Солнцев, во-первых, уточнил понятие «природный компонент» (это вещество определенного агрегатного состава с наличием или отсутствием жизни), дал представление о производном компоненте (почве), предложил рассматривать в качестве факторов не только природные компоненты, но и их отдельные свойства. Во-вторых, он разработал концепцию о неравнозначности взаимодействующих факторов.

Н. А. Солнцев расположил все основные компоненты в ряд (по структурной устойчивости от более устойчивых к менее устойчивым и по времени их возникновения от более ранних к более поздним): земная кора - атмосфера - водные массы - растительность - животный мир. Выделение такого ряда устойчивости объектов не противоречит принципу подчинения мод Г. Хакена и принципу структурной стабилизации Г. П. Гладышева (Климов, 2005). Оба принципа, сформулированные по разным основаниям, утверждают более длительное существование наиболее устойчивых объектов. Это есть одно из общесистемных свойств, которое для ландшафтов было обнаружено Н. А. Солнцевым.

Отсюда вытекает, что неорганическая природа (геома) является более устойчивой, чем органическая (биота), и определяет направленность развития (саморазвития) каждого конкретного ландшафта на протяжении его существования. Однако это не исключает обратного воздействия биоты на геому. Биота модифицирует геому, и степень модификации прямо пропорциональна суммарному количеству накопленного ландшафтом живого и мертвого органического вещества. Н. А. Солнцев подробно разбирает все виды обратимых и необратимых воздействий биоты на геому. С этими выводами до сих пор соглашаются не все географы. Между тем ряд устойчивости Н. А. Солнцева - стержень ландшафтоведения. Стоит только отказаться от него, как называемые ландшафтными исследования теряют логику, выводы становятся расплывчатыми.

Н. А. Солнцев полагал, что развитие ПТК осуществляется под воздействием большого числа взаимодействующих и взаимосвязанных процессов, идущих с разной интенсивностью и имеющих ритмический и циклический характер, т. е. ПТК развивается по типу целостных систем с многочисленными обратными связями.

Ландшафтную школу МГУ отличает широкое использование генетического, пространственно-временного, структурно-

морфологического и структурно-динамического подходов. Применение каждого подхода начинается с простого наблюдения, далее дополняется целым спектром используемых методов, включая картографические, аэрокосмические, геохимические, геофизические, палеогеографические и математические. Каждая работа, даже фундаментального плана, имеет прикладной выход и, наоборот, работы, задуманные как прикладные, дают материал для теоретических обобщений.

ПТК имеют широкий диапазон толерантности в отношении одних факторов и узкий - в отношении других. Исследованиями установлено:

  • - максимальные пространственные градиенты физических параметров свойственны дневной поверхности ПТК;
  • - изменчивость характеристик на «входе» (солнечная радиация, температура воздуха, осадки и т. д.) меньше, чем изменчивость на «выходе» (сток, фитопродуктивность и т. д.);
  • - параметры функционирования ПТК разных иерархических уровней во времени и пространстве бывают синхронны, метахронны и асинхронны;
  • - изменчивость во времени в фациях отражает флуктуацию внешних факторов, а в пространстве - внутриландшафтное разнообразие;
  • - из-за неоднородности геохимических факторов принцип эргодичности имеет большие ограничения (эргодичность - свойство изменяющейся динамической системы, состоящее в том, что в процессе эволюции системы почти каждая точка ее с определенной правильностью проходит вблизи другой точки системы).

Для систематики и классификации ПТК необходимо, кроме прочих параметров, определение КПД фотосинтеза по ФАР, информация о пространственной и временной изменчивости процессов и их синхронности на разных иерархических уровнях (Дьяконов, 1997).

Выявлена геохимическая специфика организации мещерских ландшафтов, их высокая внутренняя, в том числе внутрифациальная, геохимическая контрастность; установлено, что одним из важнейших процессов в ПТК Мещеры является внутригрунтовое перемещение влаги; особой геохимической нестабильностью отличаются экотонные зоны; было показано, что биогеохимическая специализация растений оказывает влияние на свойства эдафотопов (Авессаломова, 1997).

Региональное понимание ландшафта не исключает типологий ландшафтов и на более низких иерархических уровнях. При этом возможна экстраполяция получаемых знаний на другие дисциплины.

В 1995-1997 гг. Ю. Г. Пузаченко разработал методы фрактального и многомерного анализа аэрофотоснимков в целях изучения пространственной структуры ландшафтов.

В области фундаментальных исследований ландшафтов с учетом новых методик на переднем плане оказываются вопросы пространственно-временной организации ПТК, их функционирования и эволюции. Требуется выяснить вклад каждого внутригодового и многолетнего состояния в развитие ПТК, синхронность-асинхронность наступления состояний и смен ПТК, установить четкие количественные пределы изменений, за которыми наступают новые состояния и смены, и выявить взаимосвязи между ПТК, а также между ПТК, атмосферой и земной корой.

Предстоит перейти на непрерывные наблюдения изменчивости ландшафтов в разных типах ПТК на больших площадях. Используемый сейчас набор приборов не может обеспечить решение этой задачи. Нужны новые методы сбора и обработки материала. Ландшафто-ведам предстоит сформулировать требования к разработке специальных автоматических приборов, способных фиксировать все необходимые, непрерывно меняющиеся параметры. Создание таких приборов и организация наблюдений - ключ к раскрытию не только фундаментальных проблем ландшафтоведения, но и проблем экологического мониторинга.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>