Новая парадигма анализа: добавленная стоимость для всех стейкхолдеров

Подытоживая вопросы, поднятые в связи с ролью интересов нефинансовых стейкхолдеров компании, следует, на мой взгляд, ставить две взаимосвязанные проблемы: изменение парадигмы теоретического финансового анализа компании и формирование на ее основе новой модели управления стоимостью компании.

Первая проблема — трансформация контекста и инструментария финансового анализа компании — безусловно связана с отмеченными выше сдвигами в составе ключевых ресурсов, определяющих конкурентоспособность и эффективность бизнес-моделей при переходе к инновационной экономике. В свою очередь эти кардинальные сдвиги предопределяют цепочку перемен в анализе капитала, конфликтов интересов, возникающих при его использовании, и в конечном счете — агрегированном финансовом результате компании. Вопросы новых подходов к финансовому анализу компании уже ставились автором в ряде статей ([Ивашковская, 2008а]; [Ивашковская, 2008в]). Суммируем векторы изменений на рис. 3.8, где в первом сегменте показаны векторы анализа капитала. В условиях перехода к инновационной экономике финансовый капитал не создает сам по себе никаких ключевых компетенций. От привлечения финансового капитала акцент смещается, прежде всего, в область интеллектуального капитала. Накопление в компании трансформационных компетенций, составляющих ядро интеллектуального капитала, зависит от креативных способностей ее стейкхолдеров как носителей знаний и от качества сформированных с ними связей. Исследование таких взаимосвязей с позиций системного подхода, как отмечает Г. Клейнер, предполагает формирование и анализ конфигурации коллективных действующих лиц, поведение которых образует устойчивый кластер в пространстве факторов и результатов принятия решений, и при этом этот анализ будет охватывать как отношения собственности, так и управленческие и исполнительские ресурсы [Клейнер, 2008, с. 161]. Формирование стейкхолдерских сетей связано, как отмечалось выше, с ростом роли «портфеля отношений» как новой группы конкурентных преимуществ. Поэтому второй вектор в анализе капитала (в сегменте 1) указывает на необходимость смещения внимания в сторону роли социального капитала.

Векторы изменений в финансовом анализе фирмы в условиях

Рис. 3.8. Векторы изменений в финансовом анализе фирмы в условиях

перехода к экономике знаний

В сегменте 2 на рис. 3.8 схематично отражены векторы изменений в анализе, вызванные сдвигами в бизнес-моделях фирмы. В экономике знаний среди факторов успеха в конкуренции на первый план, как показано выше, выходят динамические способности фирмы, заключающиеся в интегрировании, создании и реконфигурации внутренних и внешних компетенций для достижения ею соответствия динамичной среде [Тис, Пизано, Шуей, 2003]. Необходимость поиска инструментария изучения и оценки таких способностей формирует новый вектор для развития аналитических технологий. Наряду с ним требуется смещение усилий в область методов оценки эффективности в креативной деятельности, поскольку в экономике знаний фирмы должны быть эффективны не столько в размещении привлеченного капитала, сколько в распознавании новых возможностей бизнеса, реконфигурации компетенций под новые возможности и в создании новых компетенций.

В сегменте 3 рис. 3.8 суммированы новые вызовы для теоретического уровня в финансовом анализе. Необходимо переосмысление роли агентских конфликтов, введенных в теорию корпоративных финансов в условиях доминирования экономики индустриального типа. Фирма рассматривается как совокупность контрактов при предположении возможности заключения полного контракта, предписывающего весь набор обязательств для исполнителя воли принципала. Агентский конфликт первичного уровня вытекает из противоречий интересов, целей и временных горизонтов при принятии решений между наемными исполнителями и собственниками. Эти конфликты не могут быть ликвидированы путем заключения полного и верифицируемого контракта и систематически воспроизводятся из-за невозможности полноценного контроля за его исполнением. Агентские конфликты иных уровней охватывают комплекс противоречий интересов между разными категориями инвесторов (акционеры против кредиторов), собственников (например, мажоритарных и миноритарных) и ведут к росту издержек на их мониторинг. В рамках агентского подхода теоретический финансовый анализ нацелен на выявление агентских издержек, или утраченной части стоимости фирмы для собственника.

Между тем в формирующейся экономике нового типа агенты, как подчеркивалось выше, являются носителями интеллектуального и социального капиталов. Это позволяет ставить вопрос об изменении роли агентского конфликта: он утрачивает былую роль центрального узла противоречий, возникающего в процессе создания стоимости компании. В нем не отражаются конфликты интересов других стейкхолдеров. Между тем эти конфликты объективны, поскольку риски несут и другие стейкхолдеры. Поэтому нужен новый вектор усилий, нацеленный на анализ более обширного и сложного пространства интересов «коллективных действующих лиц».

Наконец, в сегменте 4 схемы векторов перемен в современном финансовом анализе на рис. 3.8 обобщены направления поиска теоретических и прикладных решений в области целевой функции фирмы и оценки ее результатов. Стейкхолдерская парадигма предполагает, что оценка деятельности компании должна быть осуществлена с точки зрения всех групп стейкхолдеров, а не только финансовых стейкхолдеров (инвесторов, владеющих первичными ценными бумагами и опционами на акции компании) или их узкой группы — собственников бизнеса. Это предполагает иной взгляд на процессы и на результаты в компании по сравнению с устоявшейся концепцией максимизации стоимости капитала акционеров (shareholder value, SHV). В условиях формирования экономики знаний при проведении анализа фирмы необходима оценка приращения (изменения) стоимости, созданной для всех стейкхолдеров (stakeholder value added, STVA). Появление этого нового вектора потребует разработки целого ряда проблем и прежде всего — теоретического объяснения процесса создания стоимости, соответствующего новым реалиям, кардинально иной роли социального и интеллектуального ресурсов для получения эффективного результата. Потребуется переосмысление оценки стоимости, чтобы отразить новый измеритель (показатель) — стоимость для всех стейкхолдеров (stakeholder value, STV). Предстоит разработать инструменты выявления вклада разных категорий стейкхолдеров в создание стоимости фирмы как необходимого условия ее максимизации в долгосрочном периоде и достижения устойчивости приращения стоимости фирмы. Кроме того, еще одно направление приложения усилий — оценивание меры удовлетворения интересов носителей интеллектуального и социального капиталов, накапливаемых в фирме. А это требует развития анализа ценности, создаваемой для них в процессе реализации бизнес-модели и корпоративной стратегии.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >