Полная версия

Главная arrow Маркетинг

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Макроуровень маркетинговой Интернет-оболочки

Важнейшей экономической характеристикой макроуровня маркетинговой Интернет-оболочки, определяемой экономическим сечением реальной маркетинговой среды, является такое ее измерение, как общее число компьютеров, в том числе Интернет-хостов, которое стабильно сопровождается снижением их стоимости и увеличением производительности. Так, за двадцать лет (1981-2001) количество Интернет-хостов[1] выросло более чем в 500000 раз[2]. С другой стороны, произошло резкое снижение цен на наиболее доступные индивидуальным пользователям РС. Так, модели РС АТ 286, 486 имели в начале 1990-х гг. на российском (тогда советском) рынке цены на уровне современных гигантских суперкомпьютеров [104, р. 97]. Интернет-среда существенно расширилась в связи с появлением новых информационных технологий и сетевых приложений, позволяющих быстрее и дешевле передавать данные и упрощать навигацию в Сети (технология VWV). Развитие информационной инфраструктуры привело к росту объемов е-коммерции, объем которой на 2004 год прогнозируется до 6-7 триллионов долларов [247]. Рост последней, помимо прочих факторов, обусловлен совершенствованием платежных систем, включая технологию безопасных электронных платежей БЕТ[3], а также цифровые подписи и печати. Рост числа РС и, следовательно, пользователей обеспечивается не только за счет е-коммерции. Интернет-среда предоставляет пользователям-покупа-телям массу виртуальных как информационных, так и развлекательных ресурсов, которые могут относиться к Интернет-оболочке лишь как объекты купли-продажи[4]. Она оказывает все более заметное влияние на реальный мир. Сетевые издания постепенно начинают составлять серьезную конкуренцию печатным СМИ и «оттягивать» часть рекламного рынка. Возможно, что в будущем до минимума снизятся бумажные тиражи всевозможных энциклопедий, словарей и справочников, их заменят аналогичные сайты в Сети. Хранение многих документов в компаниях и госучреждениях будет осуществляться в цифровом формате. Факсовая и почтовая переписка могут вообще исчезнуть, все послания будут отправляться по электронной почте. С появлением ГН-Т)-технологий[5] и распространением видео через Интернет многие производители видеокассет стали сокращать объемы их производства и, следовательно, объемы заказов поставщикам пластмассы. Все большее распространение в развитых странах получают домашний бэнкинг и прямой маркетинг, формируется рынок телеработы. Таким образом, технологическая база Интернет-оболочки одновременно расширяется и совершенствуется, предоставляя пользователям все новые возможности как за счет скорости обработки и передачи данных, так и за счет все более легкого к ним доступа (включая мобильную связь). Все это позволяет легче преодолевать некоторые из ранее сформулированных нами (см. 2.2) барьеров глобализации Интернет-оболочки: 1) финансово-экономические, 2) аппаратно-программные, 3) культурные, 4) языковые, 5) интеллектуально-ментальные[6].

Темпы, структура и иные характеристики информатизации общества в конечном итоге в значительной степени определяются таким измерением, как демографический профиль совокупного пользователя Интернетом[7], анализ которого может быть выполнен по следующим параметрам: 1) пол/возраст; 2) образование и род занятий; 3) доход; 4) родной язык; 5) стаж работы в Интернете. Данные по первым четырем параметрам сведены в табл. 8.1.

Особое место занимает такой параметр, как индивидуальный стаж пользователя, поскольку он напрямую связан с частотностью покупок в Интернет-магазинах. Отмечается, что за последние годы произошло «смещение» моды статистического распределения демографического профиля пользователя Интернетом от преимущественно англоговорящих молодых мужчин с высокими доходами и хорошим образованием к женщинам с более низкими доходами и меньшей вероятностью отнесения к числу англоговорящих. Это, в свою очередь, сместило лидерство покупок от престижных, преимущественно «мужских товаров» (например автомобили, компьютеры, электроника) к товарам широкого потребления, рассчитанным на потребление женщин, в семье и в целом для лиц со средним доходом.

Таблица 8.1

Параметры демографического профиля пользователя Интернета

Параметр

Тренды

Состояние

Половозрастные характеристики совокупного пользователя Интернета

  • 59% пользователей — мужской пол Постепенное сближение половой
  • 41% пользователей — женский пол структуры пользователей Интернета

с общемировой[8] [9]

Средний возраст пользователей Интернета

Около 37,6 лет [западноевропей- Устойчивый рост, с приближением ский пользователь — моложе; к среднему возрасту генеральной основной является возрастная совокупности населения

группа от 15 до 24 лет] рассматриваемого рынка

Род занятий11

Профессионалы (27,4%), Четкий тренд пока не выявлен, но

менеджеры среднего звена (10,5%), можно предположить выравнивание студенты (10,4%), по мере становления Интернета

лица свободных профессий (10%) в качестве элемента общей культуры

Доход

Национальные показатели несравнимы[10]

Постепенное снижение среднегодового дохода

Язык

#1 — английский[11] — от 60% до 90% Возможно заметное появление #2 — немецкий других восточных языков, чему

#3 — японский может препятствовать рост Интернет-

#4 — французский переводчиков

Социокультурные характеристики макроуровня маркетинговой Интернет-оболочки замкнуты прямой и обратной связью на измерения социокультурных оболочек (см. рис. 7.4) реальной маркетинговой среды. В сущности, сегодня вполне можно говорить об особой культуре виртуальной маркетинговой среды, которая стала зарождаться с момента создания Интернета и эволюционировала по мере обновления технологий и роста его популярности. Не вызывает сомнений, что развитие культуры Сети в виртуальном пространстве имеет теперь определенную самостоятельность и даже оказывает влияние на развитие культуры в реальной среде. Интернет выступает мощнейшим ускорителем глобализации товаров класса интеллектуальной собственности (в частности, охватываемых понятием «копирайт»). Так, «раскрутка» авторов книг часто напрямую связана с абсолютным лидером продаж книг (а также журналов, видео, музыки (включая СД ОУЛ) глобальным монополистом Amazon.com. То же касается и информации о новых фильмах и шоу, которая ежедневно распространяется через специализированные сайты.

Рассматривая оболочки «этика» и «эстетика», заметим, что многие нормы морали и ценности реального мира были перенесены в Интернет, получили там собственное «прочтение» и стали оказывать заметное влияние на культуру реального мира. Здесь следует сделать замечание о специфике оценок этического и эстетического в Интернете. Ряд произведений искусства и действий физических/юридических лиц, получающих отрицательную общественную оценку в реальном мире, не имеют явно выраженной таковой оценки в мире виртуальном. Поэтому в Интернете довольно легко выяснить, например, как из подручных средств сотворить наркотические, взрывчатые или отравляющие вещества. Пропаганда садомазохизма и иных сексуальных извращений является чуть ли не самой распространенной частной информацией. Те запреты и возрастные ограничения, которые хотя бы как-то действуют в реальной маркетинговой среде, в Интернете почти бессильны[12]. Более того, низменные инстинкты человека, которые подавляются в открытой среде, в Интернете в условиях якобы полной анонимности просто расцветают. А перспективы развития виртуального мира могут вызвать картины, эквивалентные фантастическим романам, приведя к полной деградации личности. В результате неэтичные/неэстетичные сайты оказывают мощнейшее влияние на реальный мир, модифицируя тем самым общественное сознание в целом и покупательское поведение в частности.

В Интернете не существует формального свода правил, регламентирующих пользование Сетью, но есть то, что именуется «сетевой этикет», или Netiquette[13]. Некоторые виды маркетинговой деятельности могут считаться нарушением сетевого этикета (табл. 8.2). Роль неформального «этического пристава» в Сети исполняют сегодня провайдеры, а также сами пользователи, которые выработали и применяют меры воздействия и наказания к нарушителям правил пользования Сетью. Меры эти сводятся к материальному, административному и публичному воздействию: отключение от Сети, бойкоты (спланированный массовый отказ от покупки рекламируемых товаров), внесение недобросовестных рекламодателей в черные списки (blacklist)у ведение с ними «квазипереписки» по е-mail (с целью увеличения расходов рекламодателей) и применение специальных программ (cancelbot), которые выводят из строя почтовую систему недобросовестного рекламодателя или его провайдера посредством пересылки очень большого количества e-mail сообщений на его сервер [148].

Наконец, благодаря обратному действию Интернета признаками общечеловеческой культуры стали свободная работа с клавиатурой РСу знание основных операционных систем и сетевых приложений, а также хотя бы «натовский», но fluent English. Доминирование английского языка в Сети привело к выработке своеобразного языка межнационального общения, или коммерческого лингва-франка[14]. Несмотря на глобальное наступление Интернета на национальные культуры, имеет место маркетинговая резистивность последних. Так, несмотря на то, что КГС в целом и чаты[15] в частности отражают и усиливают тренд глобализации культуры [131, р. 8], Джон Квелш и Лиза Клайн [227, р. 64] считают (на наш взгляд, вполне обоснованно), что некоторые коммуникативные межличностные барьеры всегда будут иметь место в развитии международного Интернет-маркетинга[16], а также е-коммерции и е-бизнеса в целом.

Интернет-модифицирование современной культуры в неявной форме прогнозировалось передовыми мыслителями человечества задолго до появления самого термина «Интернет». Начало осмыслению этого процесса было положено еще в 1970-е гг., например, в работах Даниэла Белла и Алена Турена [77]. Прогноз модификации культуры, предполагающий в «информационном обществе» изменение взаимоотношений государства и граждан на основе 3/-парадиг-мы[17], представляется нам одновременно родственным ранее рассмотренному пересечению реальной маркетинговой среды с ноосферой и Интернет-оболочкой. Можно сказать, что благодаря современным информационным технологиям реализуется становление некоего «глобального коллективного разума», способного решать те задачи, которые не способен решить в одиночку ни один гений. Однако диалектика глобальной информатизации человеческой цивилизации, виртуально связывая людей, реально разъединяет их, порождая так называемую «атомизацию общества». Так, «рынок телеработы», где фокальный работник физически удален от своего работодателя и своих коллег, теряет непосредственную связь с ними, а также с возможно необходимыми для него профсоюзом, партией, общественными организациями; иными словами, при всей мощности имеющихся в руках индивидуума информационных технологий он становится гораздо слабее, чем в индустриальном обществе.

Таблица 8.2

Нарушения сетевого этикета в маркетинговой Интернет-оболочке

[46, с. 203-204] [215] (с некоторыми добавлениями и изменениями автора)

Вид нарушения

Описание

Спомминг

(spamming)

Рассылка незапрашиваемых е-сообщений

Нарушение прав личности

Продажа информации о пользователе без его согласия

Применение в Интернете коммуникативного программного обеспечения, которое выполняет скрытые функции маркетинговой разведки

Нарушение прав потребителя

Организация замаскированных мероприятий по продвижению товаров/услуг

Принудительное вовлечение покупателей в маркетинговые исследования

Нарушение практики рекламы

Размещение рекламы в тех телеконференциях, в которых она запрещена

Спуфинг (spoofing)

Использование ложного IP-адреса при соединении с сервером, или использование ложных заголовков в e-mail, чтобы замаскировать личность отправителя

Фрейминг (framing)

Встраивание чужого сайта в свой собственный

Почтовые бомбардировки (mail bombing)

Адресная рассылка ненужных сообщений большого объема для затруднения/блокировки работы компаний-конкурентов

Хакинг и крэкинг (hacking, cracking)

Взлом защит сайтов с целью хищения/искажения информации и программного обеспечения, а также иных действий криминального характера (например, незаконные банковские операции)

Бактериологические

диверсии

Разработка и распространение вирусов в Сети

Загрязнение

маркетинговой

среды

Создание и распространение информации любого рода, несовместимой с принятыми в современном обществе нормами этики и эстетики

Значение индивидуума может быть, таким образом, сведено до роли продавца своих интеллектуальных способностей[18], что резко снижает его социализацию. В результате возникает опасность деградации общества, где его интеллектуальная элита может превратиться в дистанционных киберроботов, а основная масса станет киберманами, бездумно и безмерно потребляющими модифицирующие их сознание мегабайты информации: от хронофаговых игр и политической/светской «киберчернухи» до «киберпорнухи». Учитывая все сказанное, не следует относить к «страшилке» в духе антиутопий Замятина или Хаксли[19], а необходимо рассматривать как один из возможных пессимистических сценариев тотальной глобализации. Кстати, и здесь культурная резистивность общества может сыграть роль противодействующей силы. Так, наряду с тенденциями к развитию эскейпизма личности в киберпространстве и появлением маргинальных киберманов отмечаются возможности ускорения объединения индивидуумов в группы по интересами, где e-mail, телеконференции, чат и иные специфические Интернет-средства становятся не разъединяющими, а объединяющими индивидуумов средствами. В конечном итоге, оставив в стороне угрозу информационного киберапокалипсиса, остановимся на том, что между реальным и виртуальным социокультурными сечениями маркетинговой макросреды существует сильная дуплексная связь: развитие национальной наиболее передовой/пассионарной[20] реальной культуры модифицирует виртуальную Интернет-оболочку (ее контент), посредством чего оказывается влияние на состояние общемировой культуры в целом и формируется мнение глобального информационного сообщества.

Политико-правовые характеристики макроуровня Интернет-оболочки также порождены пересечением с реальной частью международной маркетинговой среды (см. рис. 7.5), где политическая и правовая оболочки обеспечивают, соответственно, отражение борьбы интересов различных элементов политической системы и систему права, которое «является возведенной в закон волей политической элиты, а соблюдение его норм обеспечивается принудительной силой государства» [88, ст. «Право»]. Несмотря на то, что Интернет-среда является информационным источником официальной правовой документации[21], ее «официальность» в Сети несколько изменяется, что происходит в силу интерактивности, бесцензурности и открытости виртуальной среды. Правительственные органы имеют значительно меньше возможностей регулировать маркетинговую деятельность в Интернете, чем в реальном мире, что приводит к дальнейшей либерализации международного бизнеса. Сеть позволяет устанавливать более тесный контакт между государством в лице правительства, его гражданами и бизнесом, что привело к появлению так называемых «электронных правительств»[22], Так, работы по созданию правительственных порталов активно ведутся в Сингапуре (eCitizen Contre) и в Великобритании (UK Online) [74, с. 11], хотя их эффективность и значение еще не полностью выяснены [8, с. 118]. Интернет-среда также является носителем новых технологий модификации общественного сознания, совокупность которых по аналогии с технологиями класса hi-tech, предназначенных для модификации неживой материи, именуется high-hume [37]. Почти двадцать лет назад профессор-кибернетик Фрэнк Джордж предупреждал о возможности появления «контролирующего загрязнения»[23], то есть целевого «использования информации, ложной или истинной, с целью контролирования жизни людей» [77, с. 445]. Также отмечается, что пиаровские Интернет-технологии позволяют не товар приспосабливать ко вкусам людей, а наоборот — вкусы людей к товару» [75]. Этот феномен, на наш взгляд, лежит далеко за пределами концепции социальноэтического маркетинга.

При рассмотрении в рамках международного маркетинга политической оболочки как сферы столкновения интересов хозяйствующих субъектов, принимая в расчет открытую природу Сети, можно (например в ходе БУ/ОТ-апатзг) рассматривать Интернет-оболочку как специфический источник угроз для международных компаний. Так, конкуренты могут с минимальными затратами и риском создавать «помехи» в маркетинговых коммуникациях, собирая конфиденциальную информацию и распространяя дезинформацию в целях воздействия на курсы акций или дискредитации имиджа фокальной компании[24]. Что касается правовой оболочки, то здесь сразу же возникает вопрос о правотворчестве и правоприменении по отношению к регламентам пользования Интернет-средой. Так, ранее все информационные потоки Интернета проходили через сеть созданную Национальным научным фондом

США[25]. Согласно так называемым «принятым правилам пользования» (ППП), ЛгаТА/еГ как часть Интернета не могла использоваться в коммерческих целях. Понятно, что действительность все расставила по своим местам, и теперь, начиная с мая 1995 г., ППП N5применяются только для случая доступа с помощью Интернета через образовательные заведения, некоммерческие организации или государственные учреждения [46, с. 97]. Однако за исключением частных случаев законодательство, регулирующее деятельность в Интернете, еще находится на начальном этапе своего развития. В целом «в Сети действует такой закон: что запрещено вне Интернета, запрещено и в ней» [46, с. 97]. Таким образом, деятельность в Сети должна регулироваться некоторыми отраслями национального гражданского права. Адекватная разработка международной правовой Интернет-оболочки, равно как и ее национальных фракций, составляет насущную необходимость, поскольку все аспекты е-коммерции предполагают постоянное исполнение и формализацию юридических действий [89, с. 60].

Имманентно глобальная природа Интернет-оболочки, в теле которой происходит развитие значительной (по меньшей мере титульной) части международных сделок купли-продажи, входит в противоречие с национальной ограниченностью юрисдикции, под которую подпадают ее контрагенты, являющиеся резидентами разных стран. Этот факт привел к необходимости решения целого ряда непростых и новых вопросов юридического характера. Так, Международная торговая палата и UNCTAD[26] (при участии ряда других организаций) провели работу по созданию стандартов EDP, Правил UNCID[27] [28] [29] [30] и Правил UN/EDIFACVK Хотя эти документы носят факультативный характер и не имеют обязательной юридической силы, стороны могут договориться об использовании их норм при проведении электронной торговли [46, с. 102]. Разрабатывая юридические проблемы Интернета, UNCITRAL}2 приняла (1996) Типовой закон «Об электронной коммерции»[31] [253], который представляет собой модель, с помощью которой в национальном законодательстве создана основа для разрешения основных проблем, связанных с юридической значимостью договоров, заключаемых при помощи компьютеров, обязательной письменной формой, подписью, оригиналом и копиями, хранением договорной документации в электронном виде, а также признанием последней в качестве судебного доказательства.

Как и в реальной маркетинговой среде, важнейшей для отношений формата G2B остается вопрос о налогообложении е-бизнеса. Дальше всех в этом направлении продвинулись США как лидер объемов этого бизнеса. Администрация Клинтона представила (1996) проект документа «Структура глобальной электронной коммерции»[32] [119], в котором указывалось, что е-коммерция должна рассматриваться как сфера, не подлежащая обложению таможенной пошлиной или сбором и свободная от чрезмерных правительственных регуляций или новых налогов[33]. В результате Конгресс США принял (1998) Закон о свободе от взымания налогов в Интернете[34] [38, с. 56], согласно которому был наложен временный запрет властям штатов и местным властям взимать какие-либо новые или специальные налоги и таможенные пошлины с операций в рамках е-коммерции, а также налоги за доступ в Сеть[35]. На международном уровне ВТО, по предложению США, согласилась (1998) на двухлетний мораторий (который позднее был продлен) на взимание пошлин со сделок, совершаемых в Интернете. Позже к этому мораторию присоединились все страны АТЭС [125]. Несколько отличается позиция ЕС, который настаивал, чтобы ВТО рассмотрела возможность налогообложения трех типов сетевых сделок: 1) трансферт платного онлайнового контента (включая программное обеспечение); 2) торговля по почте с veb-заказом; 3) сетевой сервис [218]. Наконец, ОЭСР приняла (2001) проект закона о налогообложении е-коммерции, согласно которому налоги на потребление для онлайновых сделок должны взиматься в резидентных для потребителей странах [255]. Отставание правовой глобализации Интернет-оболочки часто приводит к коллизиям. Например, страны могут быть одновременно членами нескольких международных региональных экономических соглашений, что ставит далеко не академический вопрос: под какую юрисдикцию подпадает сделка в рамках е-коммерции[36]. Глобализация правовой части Интернет-оболочки должна сыграть важную роль в ускорении глобализации бизнеса малых и средних компаний, поскольку эти компании, как правило, не могут позволить себе иметь штат юристов, хорошо знающих налоговое право множества принимающих стран[37]. Возможности Интернет-оболочки глобальны, всякий хозяйствующий субъект потенциально может торговать сразу со всем миром, что требует от него недостижимой юридической энциклопедичное™. Поэтому усилия наднациональных организаций, составляющих измерения, направлены на международную унификацию и упрощение налогового законодательства и правил е-тор-говли [218].

  • [1] Web-страница в Интернет-среде, размещаемая на дисковом пространстве какого-либо сервера.
  • [2] Рассчитано нами по источнику [179].
  • [3] Secure Electronic Transactions.
  • [4] Кстати, лидерами по числу посещений на 2002 год в Интернете оставались секс- и порносайты.
  • [5] См. Приложение В.
  • [6] Порядок, в котором здесь перечислены барьеры глобализации, представляется нам наиболее соответствующим скорости их снижение по мере количественного и качественного совершенствования макроуровня Интернет-оболочки, соответствующего экономическому сечению глобальной маркетинговой среды.
  • [7] ’ Мы здесь не выделяем корпоративных и иных институциональных пользователей, по умолчанию предполагая, что и в этом случае, пусть опосредованно, через персональный состав менеджмента организаций, сказывается все тот же демографический профиль совокупного Интернет-пользователя.
  • [8] По результатам исследования «The Face of the Web» компании Angus Reid Group.
  • [9] По данным 10-го исследования GVUGlobal Virtual University.
  • [10] Для США: $69,000 на 1995 г.; $52,000 на 2000 г.
  • [11] 15 Даже в Западной Европе, где сосредоточено от 22 до 28% от общемирового числа Интернет-пользователей, английский считается рабочим языком для 39% [96, с. 42].
  • [12] Существующие и разрабатываемые программы-фильтры, предназначенные защитить компьютеры от неэтичной/неэстетичной информации, слабы, в первую очередь, потому, что пользователь должен сам добровольно их ставить. Если это делают провайдеры, то данный факт противоречит такой ценности цивилизации, как демократия.
  • [13] Сетевой этикет — неписаные правила Интернет-пользователей [177, р. 64]. См. также пример Netiquette в 2.2. в настоящей работе.
  • [14] Лингва-франка (lingua franca) — «облегченный» язык, служащий для удовлетворения потребности в межэтническом общении с ограниченной сферой применения (в данном случае коммерция и Интернет) и образуемый за счет лексического/ грамматического (и даже фонетического) упрощения исходного языка.
  • [15] Например, IRCInternet Relay Chat.
  • [16] Затруднительно, например, обеспечить развитие бизнеса исключительно через Интернет для представителей большинства стран Юго-Восточной Азии, где без личного контакта нет доверия и, следовательно, затруднительна сделка. Арабы, являясь по своей этнической природе кинестетиками, привыкли решать вопросы, стоя близко к собеседнику, брать его за руку, похлопывать по плечу, обнимать и прислоняться щекой к щеке, как бы демонстрируя этим свою дружбу и доверие, что в Интернете невозможно.
  • [17] Intellect, Information and Interest.
  • [18] Может быть, именно здесь получает свое истинное назначение известное выражение Ильи Ильфа и Евгения Петрова — «пролетарий умственного труда».
  • [19] Евгений Замятин. Роман «Мы» (1924). Олдос Хаксли. Роман «Прекрасный новый мир» (1932).
  • [20] Достаточно вспомнить, как активно участвовал и часто выигрывал в информационной войне пассионарный чеченский сайт «Кавказ».
  • [21] Имеются в виду многочисленные информационные и консультационные сайты, например, профессиональная база данных по праву и бизнесу www.lexis.com, сайт ОЭСР www.oecd.org, сайт ЮНКТАД/ ВТО ww'w.intracen.org/itc
  • [22] В настоящее время правительства многих стран привлекают Интернет-средства, создавая правительственные порталы, именуемые также «электронными правительствами» (e-governments), в задачи которых входит: 1) организация электронного документооборота между правительственными организациями (G2G); 2) электронное документирование взаимоотношений государства и бизнеса (G2B) — налоговая отчетность, таможенное декларирование и т. п.; 3) связь с населением (G2C) — сбор налогов, сборов и штрафов, выдача регистрационных номеров автосредств, лицензий, справок и т. п.; 4) распространение публичной государственной информации; 5) создание единой телекоммуникационной публичной информационной среды, поддерживающей национальную систему образования и е-торговлю.
  • [23] Создание «активных помех» в нашей коммуникативной модели.
  • [24] Например, американская система записывания информации электронной почты «Большой брат» официально создана для борьбы против международного терроризма. Однако, по мнению европейских специалистов, эта система может не менее эффективно использоваться для промышленного шпионажа, в том числе и в союзнических странах [87, с. 38].
  • [25] National Science Foundation.
  • [26] Конференция ООН по торговле и развитию.
  • [27] Electronic Data Interchange — Единые стандарты электронной передачи данных.
  • [28] Унифицированные правила поведения при международной передаче торговых данных средствами компьютерной связи.
  • [29] Правила ООН по международному компьютерному обмену для управления, коммерции и транспорта.
  • [30] Комиссия ООН по праву международной торговли.
  • [31] Model Law On Electronic Commerce.
  • [32] A Framework for Global Electronic Commerce.
  • [33] Заметим, что с учетом межстранового распределения объемов е-коммер-ции — это сильный ход правительства США в поддержку национального экспорта.
  • [34] Internet Tax Freedom Act.
  • [35] Конгресс, однако, оставил без ответа вопросы о том, имеют ли штаты право взимать обычные налоги с оборота товаров, приобретенных через Интернет. Закон не имеет силы относительно товаров, заказанных через Интернет, но доставленных посредством традиционных каналов дистрибьюции.
  • [36] Так, Южная Корея в соответствии с положениями ОЭСР взимает 10% НДС на импорт со сделок в Интернете, хотя по положениям ВТО эти сделки не должны облагаться пошлинами [149, р. ВЗ].
  • [37] В США насчитывается около 7600 вариаций налоговых юрисдикций, которые относятся не только к отдельно взятым штатам, городам или округам, но и к конкретным больницам и библиотекам. Например, в Калифорнии с покупателей взимаются налоги за доставку товаров и погрузочно-разгрузочные работы, в то время как в других штатах такие налоги не предусмотрены [142, р. 1].
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>