Полная версия

Главная arrow Финансы arrow Деньги в национальном и мировом хозяйстве

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Золото и деньги в XXI в.

Несмотря на все изложенное ранее, остается необходимость вернуться к вопросу о роли золота в качестве денег. Она вызвана тем обстоятельством, что эта роль золота до сих пор не развенчана в теории. Многие авторы, отмечая факты, связанные с уходом золота из денежного хозяйства, тем не менее стремятся оставить дверь открытой и ссылаются на использование золота в качестве актива на мировом частном рынке желтого металла, на присутствие золота в официальных международных резервах, более того, на наращивание рядом стран официальных запасов золота, в конце концов — на отмеченные выше проекты возвращения золота в качестве основы денежной системы. В ход идут утверждения о том, что процесс демонетизации золота не завершен, что остаются возможности его использования как финансового актива, предмета залога и т.п., и это свидетельствует о сохранении золотом некоторых функций денег. Получается, что, хоть и не в полной мере, золото до сих пор остается деньгами. С таким подходом никоим образом невозможно согласиться.

Когда президент США Ричард Никсон объявил 15 августа 1971 г. среди мер преодоления кризиса доллара (и кризиса Брет-тон-Вудсской валютной системы в целом) о временном прекращении размена долларов на золото, профессионалам в области денег и финансов, имеющим непредвзятое мнение, стало ясно, что наступил конец эпохи использования золота в качестве денег. Дальнейшие события подтвердили, что так оно и оказалось в действительности. Золото перестало быть мерой стоимости и основой денежной системы, оно полностью перестало функционировать в качестве средства платежа теперь уже и в международных расчетах.

Однако ни к тому времени, ни до сих пор мировая экономическая наука не дала ясного ответа на вопрос о том, что собой представляют кредитные деньги, которые стали полновластно функционировать при отсутствии золота, чем они обеспечены и каковы перспективы их развития. Напротив, привычное к вещественным деньгам общество стало рассматривать кредитные деньги как неполноценные заменители настоящих денег и даже как суррогаты. Это отношение к современным деньгам подкреплялось наличием у государств централизованных запасов золота, предсавляющих собой последний оплот вещественных ценностей, на который опираются находящиеся в обращении деньги.

Пока фундаментальная наука не дала надлежащего обстоятельного ответа на вопрос о современных деньгах, не дремлет публицистика. В американской прессе и профессиональных изданиях участников рынка ценных бумаг обращается множество публикаций,

содержащих резкую критику официальной денежно-кредитной политики, а также пророчества о грядущей финансовой катастрофе и проекты перестройки денежного хозяйства посредством возврата к золоту в качестве его основы. Для примера укажем на недавно опубликованную в США книгу, авторами которой являются Стив Форбс — глава группы и главный редактор «Форбс медиа» и Элизабет Эймс — одна из ведущих деятелей этой группы[1]. Именитые авторы тем не менее не оригинальны в своих суждениях. Напугав читателя грудой цифр, каждая из которых требует профессионального толкования, авторы утверждают, что грядет катастрофа, и в качестве средства спасения предлагают варианты возвращения к золотому стандарту как принципу обеспечения доллара. Считается, что суммарное число читателей изданий «Форбс» во всем мире составляет 8 млн. Нужно полагать, что эта аудитория верит в спасительную силу золота.

Выступлениями публицистов дело не ограничивается. Характерны обнародованные в США еще в начале 2011 г. намерения некоторых штатов ввести в той или иной форме золотое обеспечение доллара. В частности, в штате Южная Каролина сенатор-республиканец Ли Брайт предлагал ввести в обращение новую валюту в виде золотых и серебряных монет. Причем обнаружилось много сторонников этой идеи, которые считали, что появление новых денег позволит штату избежать серьезных экономических потерь в случае обрушения ФРС при наступлении очередного финансового кризиса. Примечательно, что такие проекты в принципе вполне осуществимы в США на уровне штатов, которые сохраняют право использовать собственную валюту. Кроме того, с похожей инициативой по защите финансовой системы выступили законодатели штатов Вирджиния, Джорджия и Миссури[2].

Намерение привязать доллар к золотой основе и фактически вернуть США золотой стандарт высказывал также в своей предвыборной программе Митт Ромни — кандидат в президенты США от Республиканской партии в 2012 г. Помимо этого, в случае избрания Ромни обещал провести масштабный аудит ФРС и уволить ее главу Бена Бернанке[3]. Его не смущало то обстоятельство, что золотое обеспечение доллара было упразднено более 40 лет назад, в августе 1971 г., во время мирового валютного кризиса. В связи с этим специалисты напоминают, что намерения вернуться к золоту высказывал еще Рейган, и по его указанию в 1981 г. была создана «Золотая комиссия», чтобы рассмотреть вероятность возвращения к прежним нормам. Однако она не нашла для этого реальных оснований, и с тех пор вопрос о золотом стандарте на официальном уровне не поднимался. Тем не менее он продолжает быть предметом обсуждения среди политиков, публицистов и некоторых представителей научного сообщества.

Главные свойства мировой валютной системы, основанной на золотом стандарте, которые в глазах последующих поколений политических деятелей и ученых стали выглядеть как ее достоинства — это устойчивые валютные курсы и окончательное балансирование внешних расчетов посредством золота как вещественной ценности, существовавшее в прошлом при большой степени разобщенности стран — участниц системы мировой экономики. В современном мировом валютном устройстве невозможно существование и успешное функционирование фиксированных валютных курсов вследствие непрерывных изменений финансово-экономических позиций стран друг относительно друга в ходе их хозяйственного взаимодействия.

Никакие проекты возвращения золоту денежных функций не будут иметь успеха, поскольку все они могут означать только одно — попытку продать централизованные запасы золота по фиксированной цене. Следует оставить частный мировой рынок золота как резервацию для заинтересованных инвесторов. Существование этого рынка создает условия для работы отрасли золотодобычи. Накопление государственных запасов золота может быть оправдано только как страховка от неожиданных мировых потрясений либо как создание резерва ценного сырья на будущее. Не может быть и речи о возврате к фиксированным валютным курсам в условиях свободного движения в мире товаров, услуг, доходов и капитала при изменчивой конъюнктуре.

Следует ясно заявить, что в современных условиях успешное возвращение золота в денежный оборот никоим образом не может быть осуществлено, а главное — в этом нет необходимости. Любые попытки официально закрепить золотое содержание валют означают только одно — продажу некоторого количества золота населению по фиксированной цене. Дело в том, что вследствие присущей современной экономике инфляции, существующей даже в небольших размерах, золотые монеты очень скоро по стоимости металла окажутся дороже номинала, будут изъяты участниками обращения и осядут в частной тезаврации.

В мире современных кредитных денег золотая основа сама не может устойчиво существовать и не может служить гарантией устойчивости мировой валютной системы. Обосновать это научно и доступно изложить массовому читателю — насущная задача экономической теории.

Чтобы устранить пробел в теории, следует начать с первой функции денег, о которой в отношении золота теперь обычно его сторонники умалчивают. Эта функция — мера стоимости. Золото, как и любой другой товар, в современных условиях не может полноценно выполнять функцию меры стоимости. Никакой товар в наше время не может единолично адекватно выполнять эту функцию для всей экономики[4]. Так сложилось потому, что цены товаров в наше время стали весьма изменчивы из-за прогресса технологий, изменений спроса, непрерывных изменений структуры товарного мира в связи с появлением новых товаров и вытеснением морально устаревших, вследствие других изменений условий производства. Теперь нет практически такого товара, собственная стоимость которого не менялась бы практически непрерывно в силу указанных условий. Но при этом пропорции его обмена на разные товары меняются по-разному, из-за чего невозможно принять какой-то один товар, хоть бы и золото, в качестве эталона стоимости. Это скучные материи, но именно в этом заложена причина невозможности вернуться к золоту в качестве эталона стоимости. В результате перманентных изменений цен постоянно меняются наполнение денежной единицы и ее покупательная способность. Все это в полной мере затрагивает производство золота и ведет к изменению его цены. За всеми прочими разъяснениями следует обращаться к теории цены, в которой рассматриваются отмеченные изменения и их последствия.

Но если признать, что золото перестало исполнять функцию меры стоимости, то приходится согласиться с тем, что без этого оно не может выполнять и все другие функции денег. Тогда следует поставить точку в дискуссиях о денежной роли золота. Но этого не происходит, потому что сторонники сохранения денежной роли золота приводят в качестве подтверждения этого тезиса и другие аргументы.

Не может служить доказательством сохранения денежной роли золота также факт существования частного мирового рынка золота, который получил собственную энергию развития благодаря пяти категориям участников этого рынка: ювелирной промышленности, стоматологии, электронике, спекулянтам и государственным институтам. Повышательная тенденция цены золота на частном рынке в последние два десятилетия рассматривалась как подтверждение обесценения функционирующих денег, а игра спекулянтов служила для адептов золота подтверждением того, что золото в некоем модифицированном виде продолжает играть роль мировых денег. Наконец, появился термин «финансовый актив», который позволил эту роль как-то обозначить. Однако дела на рынке золота демонстрировали на практике, что золото полностью утратило роль денег и вернулось к своей роли товара, хотя и несколько своеобразного.

В реальности на частном рынке золота происходят большие изменения. Уже к началу 90-х гг. с рынка золота практически исчезла стоматология — золотые зубы стали редкостью. Затем государства постепенно перестали продавать золото ради получения денег в трудной финансовой ситуации, обнаружив, что это не приносит желаемой выручки, зато способствует снижению цены золота на свободном рынке. Дело в том, что частный рынок золота отличается высокой степенью организации. Небольшой круг участников частного рынка золота сделал обстановку на нем довольно четко просчитываемой и прогнозируемой: объем ежегодной добычи хорошо известен, поскольку хорошо известны мировые природные запасы золота, их размещение по странам и возможности стран по его добыче. Объем мирового спроса на золото также хорошо известен и обладает определенной инерцией, так что единственным участником рынка, способным на резкие движения, остается государство. Поэтому крупные продажи золота государствами сильно нарушали равновесие рынка, сразу сопровождались падением его цены, что делало их невыгодными. Более того, вырученные государствами от продажи золота суммы были относительно невелики и не могли радикально решить накопившиеся финансовые проблемы, так что главным результатом государственных продаж золота была дестабилизация рынка.

Отмеченные обстоятельства подтолкнули к радикальному решению проблем функционирования частного рынка золота. Во время ежегодной сессии МВФ, 26 сентября 1999 г., 15 европейских центральных банков, в составе 11 центробанков стран зоны евро, а также центробанков Швеции, Швейцарии, Великобритании и Европейского центробанка подписали в Вашингтоне пятилетнее Соглашение об ограничении своих продаж на рынке золота, которое впоследствии получило название Вашингтонских соглашений по золоту и стало первым в цепи этих соглашений. К этому времени резервы монетарного золота в центральных банках всего мира составляли округленно 33 тыс. т золота. Сделав оговорку, что золото остается важным элементом глобальных монетарных резервов, участники Соглашения обязались ограничить размеры своих продаж золота общей величиной 400 т в год, чтобы суммарная величина за пять лет не превысила 2000 т. Они также обязались не увеличивать заимствования золота и объем операций с деривативами на золото выше зафиксированного на тот момент объема, который составлял 2119,32 т золота. К Вашингтонскому соглашению о золоте некоторое время спустя формально присоединился либо объявил о его поддержке еше ряд стран и международных институтов, включая США, Японию, Австралию, а также МВФ и БМР, которые объявили, что не будут продавать золото. Таким образом, почти все значительные официальные обладатели монетарного золота оказались связаны этим Соглашением.

Благодаря Вашингтонскому соглашению была придана определенность положению на частном рынке золота: хорошо известны источники и размеры ежегодной добычи золота, составляющей примерно 2500 т, хорошо известны основные покупатели и масштабы их запросов. Единственно непрогнозируемыми можно полагать намерения некоторых государств относительно покупок золота на этом рынке, однако и здесь положение не столь неопре-

деленное — круг государств, покупающих золото для централизованных запасов, невелик, в первую очередь такие действия приписывают Китаю.

Второе Соглашение, оформленное 8 марта 2004 г., вступило в силу 27 сентября 2004 г., на следующий день после истечения срока первого, и действовало до 26 сентября 2009 г. Как и первое, оно начиналось установочной фразой: «Золото остается важным элементом глобальных монетарных резервов». В основных чертах оно повторяло первое, но были и отличия. Великобритания, подписавшая в свое время первое Соглашение, на этот раз Соглашение не подписала, но заявила, что не намерена продавать золото. Зато ко второму Соглашению присоединилась Греция, а затем и другие новички зоны евро: Словения, Кипр и Мальта. По второму Соглашению суммарная величина продаж за пять лет не должна была превысить 2500 т при ежегодном лимите в размере 500 т. Ограничения на заимствования и производные с золотом остались в тех же размерах.

Третье Соглашение действовало очередные пять лет — с 27 сентября 2009 г. до 26 сентября 2014 г. Оно начиналось со ставшего традиционным утверждения, что золото остается важным элементом глобальных монетарных резервов, и не только сохранило прежние ограничения, но и усилило их с учетом уже сложившейся на практике тенденции к сокращению объема централизованных продаж. Общий пятилетний объем возможных продаж центробанками стран зоны евро, а также Швеции и Швейцарии был ограничен величиной 2000 т, т.е. не более 400 т в год. Другим отличием третьего Соглашения стало признание целесообразности продаж части золота МВФ ради финансирования его программ.

Примечательно, что, приняв в сентябре 2009 г. решение о продаже 403,3 т золота, а это в те времена составляло примерно одну восьмую часть принадлежащего ему золотого запаса, МВФ провел свои сделки мимо рынка, предложив основную часть выставленного на продажу золота нескольким центральным банкам. В частности, 200 т было продано Резервному банку Индии, по Ют — центробанкам Шри-Ланки и Бангладеш, 2т — центробанку Мавритании. Только потом МВФ вышел на рынок с предложением по 15—20 т золота в месяц, пока не продал оставшийся желтый металл. В третье Соглашение не были включены ограничения в части заимствований золота и операций с производными, но на практи-

ке центробанки продолжали придерживаться установленных ранее правил[5].

Четвертое Соглашение между ЕЦБ и 20 центробанками европейских стран было подписано в мае 2014 г. и вступило в силу 27 сентября того года на очередные пять лет. Оно по-прежнему начинается с утверждения, что золото остается важным элементом глобальных монетарных резервов, и содержит практически те же обязательства по ограничению продаж золота центробанками, что и предыдущее.

По имеющимся данным, по состоянию на конец 2013 г. в мире всего имелось 177 200 т золота, из которых монетарное золото во владении центральных банков составляло 30 500 т (17,2%), ювелирные изделия — 85 900 т (48,5%), сектор частных инвестиций — 35 500 т (20,0%), промышленное использование — 21 600 т (12,2%)[6].

Приведенные данные свидетельствуют о том, что из имеющегося в мире золота несколько более 60% удовлетворяют реальные потребности людей в форме ювелирных изделий и промышленного использования. То обстоятельство, что практическое применение золота для потребностей людей пока еще составляет преобладающую часть мирового массива благородного металла, придает определенную устойчивость этому массиву. Две отмеченные области применения благородного металла создают условия для существования двух других областей и оправдывают это существование. Это очень интересный факт, заслуживающий размышления.

Совершенно очевидно, что централизованные запасы монетарного золота имеют смысл только в одном аспекте — как средство быстрой продажи за деньги в критических финансовых ситуациях, если они возникнут у какой-то страны. Однако прошлая практика показала, что при крупных продажах золота центробанками в критической ситуации цена его падает и это делает невыгодными такие продажи. Собственно это и стало основанием для заключения указанных соглашений. Уже в период действия первого Соглашения продажи золота Великобританией в 1999—2002 гг. (345 т за три года: 150 т + 135 т + 60 т, что не нарушило установленной Соглашением квоты) еще раз продемонстрировали этот феномен.

Невозможность быстро и выгодно продать золото из централизованных запасов в критических обстоятельствах свидетельствует о важном изъяне этих запасов — они неликвидны. Отмеченный недостаток не позволяет относить централизованные запасы золота к денежным активам, тем более при отсутствии у него других свойств денег. Есть еще иной ракурс неликвидности централизованных запасов золота, их замороженного состояния: только при таком положении дел возможно функционирование частного рынка золота.

Замороженное состояние централизованных запасов золота делает частный рынок золота в экономическом смысле искусственным образованием, где предложение практически ограничено размерами ежегодной добычи, а спрос ограничен отсутствием поступлений из централизованных государственных запасов. Следовательно, цена золота на мировом частном рынке — это фактически некая разновидность монопольной цены. В роли своеобразных монополистов выступают государства — обладатели крупнейших централизованных резервов, благодаря позиции невмешательства которых становится возможным существование и функционирование мирового частного рынка золота. Некоторые механизмы на этом рынке продолжают функционировать в ограниченных пределах, насколько это позволяет устройство такого рынка. Одно из подобных проявлений — поведение цены золота: периоды ее повышения сменяются падением под влиянием экономических и политических обстоятельств. Другое проявление — существование сектора финансовых операций с золотом, включая деривативы, которые обладают свойством адаптироваться к разным рыночным условиям.

Существование инвестиционного сектора на рынке золота отнюдь не является доказательством сохранения золотом денежных функций. Напротив, только утрата золотом этих функций сделала возможным рынок финансовых спекуляций с золотом, поскольку для ведения спекуляций необходимо, как и на других рынках биржевых товаров, чтобы цена актива изменялась и, желательно, в значительных размерах, тогда как перманентные колебания цены товара не позволяют ему функционировать в качестве денег. Но дело даже не в том, что золото уже не может более выполнять функции денег, а в том, что вообще завершилась эпоха вещественных денег в силу того, что экономика вышла на более высокий уровень развития. Поэтому любые планы возвращения золоту функций денег — это планы возвращения экономики в прошлое, к прошлому этапу ее развития. В этом главная причина несостоятельности таких планов.

В чисто экономическом смысле создание запасов монетарного золота, т.е. его тезаврация, означают омертвление капитала и, следовательно, неэффективное расходование денежных ресурсов. Это справедливо и для государственной, и для частной тезаврации. Для ясности оговоримся, что это суждение не относится к ювелирным изделиям, стоимость которых определяется не только стоимостью металла, но и художественной ценностью, а также для золота в промышленном использовании в качестве металла. Что касается финансовых спекуляций, то это типичный атрибут биржевых товаров, как уже отмечалось. Тем более не имеет смысла возврат золота в качестве обеспечения денег ни в какой форме. Попытка провозгласить и установить на практике обратимость какой-то из современных валют на золото фактически означает готовность продать золото по установленной цене держателям таких денег. В силу неизбежного существования инфляции, даже в небольших размерах, такая возможность довольно быстро будет реализована потребителями, и какое-то количество золота перейдет в частную тезаврацию, а дальше последует денежный кризис. Все это должно быть достаточно очевидно всякому образованному экономисту. Тем не менее разные деятели продолжают выдвигать подобные проекты.

Совершенно очевидно, что сложившийся способ существования золота в мировой экономике не позволяет утверждать, что за ним сохраняются какие-либо функции денег. Официальные заверения, содержащиеся в Вашингтонских соглашениях, о сохранении золотом этих свойств, или другие подобные утверждения независимо от того, из какого источника они исходят, приходится считать ошибочными и не соответствующими действительности.

В конечном счете современный мировой рынок золота в том виде, который он приобрел благодаря отмеченным выше условиям, предназначен только для того, чтобы могла продолжаться добыча золота и могло происходить наращивание его объема в частном и государственном владении как специфического товара, на который есть определенный спрос. В этом заключается позитивная сторона мирового рынка золота.

В чем же тогда смысл существования централизованных запасов монетарного золота?

Ответ на этот вопрос требует перехода от экономического к государственному образу мышления.

Нужно полагать, что первой и главной причиной существования централизованных запасов монетарного золота является устойчивость традиции, олицетворяющей золото с богатством и деньгами. Получается, что государству из-за трудности или даже невозможности переубедить значительную часть населения в несостоятельности и ненужности золота в качестве монетарных резервов приходится выбирать доступное решение — содержать некоторое количество золота в своих централизованных монетарных резервах ради успокоения общественного мнения. При таком подходе стоимость золота в монетарных резервах можно рассматривать как цену, которую государство платит за веру общества в обеспеченность национальных денег реально осязаемыми ценностями.

Другой аспект хранения централизованных запасов золота — неизвестность относительно будущих возможностей использования этого металла. Исключительная роль золота в обеспечении надежности электроконтактов сделала его важным компонентом в электронике, оснащении авиационных и космических аппаратов. Если в будущем появятся новые способы использования золота в качестве стратегически важного ресурса, государства, обладающие крупными запасами этого металла, окажутся в выигрышной позиции.

Наконец, как бы ни было неприятно думать об этом, на уровне руководителей государств, облеченных властью и ответственностью за судьбы народов, нельзя исключать возможности таких катастрофических событий в мире, которые могут привести к нарушению или полному разрушению существующей финансовой системы и системы международных расчетов, вследствие чего золото может оказаться востребованным в качестве государственного актива. Следовательно, государства должны быть готовы к таким событиям и иметь некоторый резерв золота в своем распоряжении.

Отмеченные соображения оправдывают существование централизованных запасов золота и усилия некоторых государств по увеличению этих запасов. В действительности никто не знает, сколько нужно государству иметь золота, чтобы считать величину запаса в его владении достаточной. На практике вступает в силу фактор сравнения. Больше всего золота у США. Значит, другие

страны, сравнивая себя с США по экономическому потенциалу, иным параметрам и по централизованному запасу золота в этой стране, определяют для себя некоторый ориентир в этой области.

Отдельный интерес представляет ситуация с приобретением золота Китаем. Об этом уже говорилось в предыдущем изложении. Факты по этому поводу таковы. В публикациях отмечается, что последний раз официальные данные о величине золотых резервов Китая были обнародованы в апреле 2009 г., и согласно этим сообщениям они составляли 1054 т. За последующие шесть лет, к началу 2015 г., по оценкам агентства «Блумберг», они были увеличены втрое и составили 3510 т. Считается, что увеличение официальных резервов золота проводится в рамках плана по диверсификации международных валютных резервов Китая, которые в наше время оцениваются в 3,7 трлн долл. Хотя Китай держит в секрете данные о золоте, специалисты в области мирового рынка золота публикуют свои оценки на основе данных о функционировании рынка. По их оценкам, величина ежегодной добычи золота в Китае в последнее время составляет 437 т, в дополнение к которым Китай в 2012 г. закупил на мировом рынке и импортировал 834 т, а в 2013 г. его импорт золота составил 1108 т. Теперь золотой резерв Китая считается вторым в мире после запасов США, которые равны 8133,5 т монетарного золота.

МВФ, золотой запас которого составлял 2814 т в апреле 2015 г., рассматривает в последнее время возможность включения китайского юаня в состав корзины валют, на основе которой рассчитывается СДР. Это решение представляется очередным шагом на пути продвижения юаня на роль мировой резервной валюты, и аналитики связывают с этим наращивание Китаем централизованных запасов золота как фактор укрепления положения юаня в мировой валютной системе.

По данным МВФ, на доллар приходится 63% мировых валютных резервов, на долю евро — 22%, а в объеме проведенных через систему СВИФТ расчетов в феврале 2015 г. на операции с долларами пришлось 43%, что опять-таки свидетельствует о его преобладающей роли. Примечательно, что на операции с китайским юанем в 2015 г. приходилось около 2% объема платежей через систему СВИФТ[7]. Аналитики объясняют это тем, что международные

платежи с участием юаня осуществляются китайскими участника-ми внешнеэкономической деятельности в рамках одобренных государственных программ по специальным процедурам. По мнению американских экспертов в области финансов, оптимальная доля золота в составе официальных валютных резервов Китая может составлять от 4 до 10% их общего объема.

Если исходить из того, что наращивание централизованных запасов золота Китаем направлено на укрепление мировых позиций юаня, то следует полагать, что эти меры представляют собой дань общественному мнению и выразительный пример того, как отмечалось выше, что на практике легче понести связанные с приобретением и хранением золота затраты, нежели убедить общество в том, что сила современной валюты обеспечивается не золотым запасом, а реальным содержанием этой валюты как законной претензии на все те товары, которые за эту валюту можно купить.

С учетом данного соображения можно считать, что валютная политика Китая следует в правильном направлении: вначале страна обеспечивает усиление мировых позиций своей валюты за счет продвижения по пути прогрессивного развития экономики, а затем подкрепляет эти позиции в глазах общественности посредством создания крупного централизованного запаса золота. В этом плане необходимо в первую очередь обратить внимание на стремительное возрастание объема мировых хозяйственных операций Китая: его внешней торговли, заграничных инвестиций и т.д., связанных с ростом его экономики. Именно они образуют содержание юаня и дают ему силу в мировой валютной системе. В этом смысле увеличение золотого запаса страны можно рассматривать как дань традициям и представлениям общественности в самом Китае и за его пределами.

Аналитики обращают внимание на то, что укрепление мировых позиций юаня и его продвижение в число ведущих мировых валют представляет собой цель долговременной политики китайских властей.

Заметной вехой на пути продвижения юаня в мировые валюты может послужить отмеченное ранее решение МВФ о включении китайского юаня в состав корзины валют, на основе которой рассчитывается СДР, принятое МВФ в конце ноября 2015 г.[8] Независимо от практических последствий этого решения для дальнейшей

судьбы СДР для положения китайского юаня в мировой валютной системе оно означает признание его возросшего мирового значения и влияния. Действительно, китайский юань последовательно усиливает свои позиции в международных расчетах. По данным Банка международных расчетов, оборот сделок, номинированных в юанях, вырос втрое в 2010—2013 гг. — до 120 млрд долл, в день, но по сравнению с долларовым — 4,65 трлн долл. — он пока невелик[9].

Установившиеся крупные объемы товарооборота Китая с многими странами позволили начать постепенное продвижение юаня в качестве средства международных расчетов. В качестве эффективного инструмента продвижения юаня на уровень мировой валюты были использованы соглашения о валютном свопе. К концу 2015 г. у Китая уже были такие соглашения о валютном свопе с участием юаня более чем с тремя десятками стран и региональных групп, включая ЕС, суммарный объем которых составил 3,3 трлн юаней[8]. Расчеты в рамках этих соглашений позволяют Китаю обходиться без участия доллара в качестве средства платежа, и это рассматривается многими деятелями в США как одно из направлений наступления Китая на позиции доллара как мировой валюты и его оттеснение юанем. Однако даже в рамках таких расчетов доллар продолжает присутствовать, поскольку он часто выступает как валюта цены, в торговых и других сделках, а главное — курсы юаня и партнеров Китая по валютному свопу устанавливаются к доллару или к евро, и уже потом происходит их взаимное сравнение.

Поскольку размеры современного золотого запаса Китая держатся в секрете и по этому поводу отсутствуют официальные комментарии, аналитики выдвигают свои версии того, в каких целях Китай эти запасы увеличивает. С учетом того, что Китай является в настоящее время самой крупной золотодобывающей страной и дополняет собственную добычу крупными покупками на мировом рынке, аналитики полагают, что наращивание Китаем централизованных запасов золота преследует далеко идущие цели. Согласно одному из предположений это связано с намерением провозгласить золотое обеспечение юаня и тем самым укрепить его претензии на роль мировой валюты. По другому предположению, речь идет о намерении оттеснить доллар в роли мировой резервной валюты за счет выдвижения на эту роль золотого юаня или усиления

роли СДР. Наконец, самой скромной целью считают намерение превратить Шанхай в крупный мировой центр торговли золотом.

Нетрудно видеть, что все три цели взаимно связаны и достижение одной из них влечет за собой по крайней мере приближение к другой. Во всяком случае аналитики рынка золота усматривали положительную сторону в том, что крупные покупки Китаем золота поддерживают уровень спроса и способствуют росту его цены.

Китай не одинок в своей заботе о создании приличного запаса золота. Заботу о состоянии своего централизованного запаса золота в последние годы проявляли по инициативе некоторых обеспокоенных политиков Германия, Австрия и другие европейские страны. Характерен пример Германии. Ее золотые резервы аналитики оценивали в 2013 г. в 3396 т, и хранились эти резервы по частям в разных местах: половина — во Франкфурте; 45% — в США; 13% — в Великобритании; 11% — во Франции. В начале 2013 г. Германия инициировала усилия по возвращению хранящегося в США золота, намереваясь решить эту задачу в течении нескольких лет[11].

Характерно также появившееся в середине 2015 г. намерение Центробанка России увеличить свои золотовалютные резервы до 500 млрд долл., что означало прирост более чем на треть по сравнению с 360 млрд долл., которые существовали на тот момент времени. Четкого обоснования такой необходимости не было представлено, но, судя по высказываниям руководства Центробанка, эта задача была обусловлена желанием обеспечить более обширную платформу для денежно-кредитной политики в условиях экономических трудностей в стране и обеспечить больше доверия российской валюте. На 1 марта 2017 г. золотой резерв России составил 53,2 млн чистых тройских унций, или 1654,7 т золота[12].

Накопление золота со всей очевидностью будет происходить и далее с учетом того особого положения, которое этот металл занимает в хозяйственной и культурной жизни человечества. Однако хочется надеяться на то, что мир избежит таких драматических событий, которые повлекли бы за собой возврат к золоту в качестве денег.

  • [1] См.: Forbes S., Ames Е. Money: How the Destruction of the Dollar Threatens the Global Economy — and What We Can Do About It. Publisher: McGraw-Hill; 1 edition (June 3, 2014). http://www.amazon.com/Money-Destruction-Dollar-Thrcatcns-Economy-cbook/dp/ B00JFG7080/ref=nosim/?=newsmaxcom08-20.
  • [2] См.: Американские штаты хотят перейти на новую валюту // PBKdaily. 2011. 16 февр.
  • [3] См.: Ромни обещает вернуть США золотой стандарт // Телеграфистъ. 2012. 25 авг.
  • [4] Сказанное не означает, что теперь стал невозможен бартер. Но, как известно, бартер происходит в двух случаях: 1) когда денежная система деградирует в условиях системного кризиса. В этом случае возвращение к примитивному обмену становится средством выживания экономики. Тут уже речи нет о кредитных деньгах или золоте — в ход идут случайные соотношения; 2) когда страны договариваются о «встречной» торговле. Но в этом случае нормальные деньги продолжают служить мерой стоимости, однако поскольку их нет у одной из сторон, после достижения соглашения о ценах и пропорциях происходят встречные равноценные поставки, так сказать, натурой.
  • [5] По данным: Central Bank Gold Agreements, http://www.gold.org/reserve-asset-management/central-bank-gold-agrecmcnts.
  • [6] По данным: World Gold Council. 23 July 2015. http://www.gold.org/govcrnment_ affairs/reserve_ asset_management/ccntral_bank_gold_agreements.
  • [7] См.: Mystery of China’s Gold Stash. NewsMax. 21 April 2015. http://www.newsm-ax.com/Finance/Markets/china-gold-imf-metal/2015/04/21.
  • [8] См.: Ведомости. 2015. 7 дек. (Включение юаня в число резервных валют.)
  • [9] См.: Ведомости. 2014. 27 марта. (Юань добрался до Лондона.)
  • [10] См.: Ведомости. 2015. 7 дек. (Включение юаня в число резервных валют.)
  • [11] См.: Germans Reclaim Their Gold From the Fed. Adam English — Wednesday. January 16th, 2013. http://www.wealthwire.com/news/mctals/4417?r=l.
  • [12] Статистический бюллетень Банка России. 2017. № 3. С. 39.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>