Полная версия

Главная arrow Финансы arrow Деньги в национальном и мировом хозяйстве

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Основные черты финансового рынка США

Финансовый рынок США представляет собой совокупность нескольких рынков, где в качестве предмета торговли выступают различные виды денежных активов, которые принято называть инструментами. Эти рынки тесно взаимодействуют один с другим, и средства переливаются с одного на другой в ходе операций.

Денежный рынок. Денежным называют рынок, на котором банки, компании и другие структуры продают и покупают ликвидные денежные ресурсы. Компании, учреждения, банки и другие организации постоянно сталкиваются в своей деятельности с временной нехваткой денежных ресурсов из-за разрывов во времени между сроками поступлений и платежей, а также по другим причинам. Денежный рынок позволяет эффективно решать эту проблему, предоставляя денежные средства на короткие сроки. Движение денежных средств на этом рынке происходит в виде займов, кредитов, краткосрочных государственных облигаций (казначейских

векселей), коммерческих векселей, депозитных сертификатов и других ликвидных инструментов. Операции на денежном рынке совершаются обычно в оптовом режиме. Размеры контрактов на этом рынке составляют, как правило, не менее 1 млн долл. Сроки ссуд колеблются от одного до 120 дней.

Главными участниками денежного рынка выступают коммерческие и инвестиционные банки, промышленные и торговые компании, дилерские и брокерские фирмы, ФРС, Государственное казначейство.

Наиболее активно используемыми инструментами денежного рынка являются банковские кредиты, казначейские векселя и коммерческие бумаги. Расчеты по многим операциям совершаются через ФРС. Главный инструмент денежного рынка — государственные облигации: путем их выпуска в обращение и активной торговли ими государственные органы не только мобилизуют необходимые на короткий срок денежные ресурсы, но и эффективно регулируют состояние рынка и уровень ставок процента по краткосрочным денежным операциям.

Рынки ценных бумаг. В отличие от денежного рынка, рынки ценных бумаг принято называть рынком капитала, или фондовым рынком. Рынки ценных бумаг характеризуются по различным критериям. Первичный рынок — это рынок, на котором происходит размещение только что выпущенных облигаций и акций; вторичным называют рынок, на котором происходит обращение ранее выпущенных ценных бумаг. В свою очередь, вторичный рынок делится по способу организации на биржевой и внебиржевой, а по срокам совершения сделок — на рынок спот, где проводится немедленная оплата, и срочный рынок, где сделки совершаются на определенный срок при помощи специальных финансовых инструментов, называемых деривативами, или производными финансовыми инструментами. Описание принципов деятельности и анализ операций, совершаемых на вторичных рынках, является предметом специальных финансовых дисциплин. В финансовой системе США очень большая роль принадлежит вторичному рынку и его главным институтам: биржам и внебиржевому рынку.

Центральным учреждением фондового рынка США является Нью-Йоркская фондовая биржа. Стоимость всех продаж акций на этой бирже в 2000 г. составила 11 205 млрд долл. (2007 г. = = 28 805 млрд долл.; 2009 г. = 17 562 млрд долл.), а облигаций —

2328 млрд долл.[1] Для сравнения необходимо отметить, что стоимость продаж акций на всех шести биржах США в 2000 г. составила 14 545 млрд долл. На Нью-Йоркской бирже котируются акции наиболее солидных компаний, поскольку попасть на эту торговую площадку весьма сложно — требуется, чтобы компания соответствовала весьма высоким критериям. В 2016 г. здесь котировались акции более 4000 компаний, капитализация биржи составляла 28 трлн долл.[2]

На внебиржевом рынке главная роль принадлежит торговой системе, которую еще в начале 70-х гг. создала Национальная ассоциация дилеров по ценным бумагам. Она объединила большую массу брокеров и дилеров, разбросанных по всей стране, на единой торговой площадке. По первым буквам сокращения она получила название НАСДАК (National Association of Securities Dealers Automated Quotation, NASDAQ). В системе НАСДАК торговля ценными бумагами происходит в электронном режиме. В настоящее время система НАСДАК стала очень влиятельной в финансовой сфере США. В этой системе оборот торговли растет очень быстро, за 2000 г. он составил 20 395 млрд долл. (2009 г. = = 14 338 млрд долл.). В 2000 г. в системе НАСДАК котировались акции 4734 компаний, в 2016 г. — более 3700 компаний, а капитализация превышала 6,8 трлн долл.[3] Популярность НАСДАК объясняется более мягкими условиями вступления в нее, чем входа на Нью-Йоркскую и другие биржи. По этим причинам в 90-е гг. в систему НАСДАК активно вступали компании высоких технологий, в особенности из отраслей электроники, информатики и программного обеспечения. В последние годы НАСДАК предприняла ряд шагов по укреплению своего статуса и расширению географии сделок. В 2001 г. НАСДАК обратилась с заявкой на регистрацию в статусе биржи. Кроме того, НАСДАК предприняла активные действия по выходу на европейский фондовый рынок в качестве международной торговой площадки.

Отмеченная выше особенность финансовой системы США, состоящая в акценте на приоритет рыночных сил, нашла свое отражение в преобладающей роли фондового рынка в качестве источника финансирования хозяйственной деятельности по сравне-

нию с банками. Эта тенденция наиболее сильно проявлялась в последнее время. Так, если в десятилетие 1970—1980 гг. в составе привлеченных корпорациями финансовых ресурсов 62% приходились на банковские кредиты, 30% — на облигации и 8% — на акции и прочие инструменты, то в 2000 г. на банковские кредиты приходилось уже только 22%, на облигации — 68% и 10% — на акции и другие источники.

Финансовая система не только выполняет задачи мобилизации финансовых ресурсов и их распределения в соответствии с потребностями участников хозяйственной жизни, но и через свои показатели предоставляет обществу возможность судить о состоянии экономики и принимать решения на основе их анализа. Ставки процента, коэффициенты доходности, биржевые индексы и другие индикаторы представляют собой систему параметров, образующих картину хозяйственной жизни и показывающих направления происходящих изменений.

Огромное негативное влияние на фондовый рынок США оказала цепь банкротств ряда крупных компаний в конце 2001 г. и первой половине 2002 г.: Enron, WorldCom и др. Причиной банкротств стали злоупотребления высших управляющих этих компаний, которые в союзе с крупными финансовыми холдингами и аудиторскими компаниями вводили в заблуждение акционеров и надзорные государственные органы, предоставляя им сознательно искаженные показатели величины прибыли и состояния финансов компании.

Крушение вместе с компаниями-банкротами одной из крупнейших аудиторских фирм, «Артур Андерсен», утратившей доверие общества и прекратившей свое существование, стало признаком серьезного неблагополучия в области соблюдения принципов честности и прозрачности работы компаний в деловой жизни США. Эти события показали, что мощная и разветвленная система государственного регулирования финансовой сферы США нуждается в дальнейшем укреплении и совершенствовании.

Значительным шагом в направлении укрепления системы государственного регулирования стало принятие в июле 2002 г. Закона Сарбанеса—Оксли (Sarbanes—Oxley Act), который существенно пересмотрел требования к отчетности корпораций и ввел уголовную ответственность топ-менеджмента за искажение этой отчетности, а также предусмотрел жесткие санкции за другие нарушения установленных государством требований.

В условиях глобализации резко усилилось влияние изменений, происходящих на финансовых рынках США, на положение дел на других финансовых рынках мира. Этому способствовали прогресс компьютерной техники, средств связи и обусловленные этим тесные взаимные связи мировых финансовых рынков. Взлеты или падения биржевых индексов на фондовом рынке США вызывают немедленную реакцию фондовых рынков в других регионах мира, а всплески нестабильности на этих рынках столь же немедленно находят свое отражение на фондовом рынке США. Все это означает превращение мирового финансового рынка в общую торговую систему, где национальные рынки выступают в роли составных частей, «перегородки» между которыми становятся все меньшими по значению и все более проницаемыми.

Период роста экономики, завершившийся финансово-экономическим кризисом 2008—2009 гг., принес много новых явлений в финансовой сфере, рассмотренных в отдельных работах[4].

Роль финансового рынка в эволюции отношений собственности и управления крупными корпорациями в США. Развитие финансовой системы США на протяжении XX в., в особенности во второй его половине, было тесно связано с тенденциями развития системы организации структур бизнеса и управления ими, в первую очередь крупных корпораций. Ключевую роль здесь сыграло получившее в США большое развитие отделение собственности от управления в системе организации корпоративного бизнеса. Различные аспекты этого процесса рассматриваются в работах, которые стали относить к теории «народного капитализма» и «революции управляющих». Уже в начале XX в. появились работы американских авторов, содержащие анализ феномена отделения собственности от управления. Наиболее известной в этом отношении стала работа Берли и Минза «Современная корпорация и частная собственность»[5].

В последние годы в круге вопросов корпоративного управления большое внимание уделяется не только проблемам эффективности организации крупных корпораций и управления ими, но и проблемам социальной ответственности крупного бизнеса. К настоящему времени разделение владения и контроля в корпорациях, в особенности в крупных акционерных компаниях, зашло в США гораздо дальше, чем в Европе и Японии. В связи с этим следует учитывать, что на такие показатели влияют изменения рыночной стоимости компаний, поэтому в отдельные годы могут возникать связанные с этим отклонения, которые существенно не меняют сложившиеся тенденции.

Преобладающая роль в США населения и институциональных инвесторов в качестве собственников корпораций через владение акциями имеет большое значение как фактор расширения круга акционеров, выступающих в качестве инвесторов, поскольку позволяет им, вкладывая свои средства во владение корпорацией, не нести юридической ответственности за результаты ее деятельности. Передавая функции управления менеджерам и оплачивая их усилия по ведению дел корпорации (так называемые агентские услуги), многочисленные акционеры, будучи формально собственниками корпораций, фактически действуют как портфельные (сторонние) инвесторы, которые имеют возможность пользоваться позитивными результатами деятельности корпораций и избавляться от своих акций при повороте показателей в негативную сторону.

В этом плане американская модель корпоративной собственности противоположна инсайдерскому типу европейской модели. При инсайдерской модели концентрация крупных пакетов акций во владении ограниченного круга лиц и высокой степени перекрестного владения акциями обеспечивает преобладание интересов крупных собственников, контролирующих корпорации. В этой ситуации складывается ориентация менеджмента на интересы крупных собственников в ущерб разрозненным миноритарным акционерам. Такая модель характерна для Японии, Германии, ряда других стран Европы. Законодательство этих стран поощряет концентрацию капитала и защищает интересы владельцев крупных пакетов акций, в качестве которых чаще всего выступают крупные банки.

Диффузия акций — это процесс, характерный для экономики Великобритании и США. Она образует важный элемент англосаксонского типа акционерной собственности и фондового рынка в экономическом и правовом плане. Она стала мощным фактором формирования в США и Великобритании так называемой аутсай-дерской модели корпоративного управления, которая тесно связана с развитием рынка ценных бумаг. При такой модели владельцы крупных пакетов акций и менеджеры корпораций вынуждены учитывать интересы миноритарных акционеров в ходе управления компаниями. Такая система способствует развитию объемного и ликвидного рынка, где регулярная торговля акциями оказывает существенное влияние в качестве обратной связи на действия менеджеров, вынуждая их работать с учетом публичной оценки, которую формирует рынок. Когда компания не оправдывает ожиданий инвесторов, происходит рост продаж акций и падение их цены, что может привести к замене управленческого персонала или поглощению компании.

Конечно, решение проблемы контроля над корпорациями не сводится только к основополагающей роли фондового рынка в облегчении диффузии собственности и в дисциплинирующем влиянии рыночного курса акций на руководство фирмы. Отмечалась и обратная зависимость: распыленное владение корпорациями стимулировало развитие фондового рынка. В этом смысле можно также считать, что курс на диффузию акций со стороны широкого круга владельцев, установившийся в США еще в начале XX в., сыграл большую роль в дальнейшем развитии финансового рынка страны. И напротив, традиция удержания крупных пакетов акций в руках учредителей, среди которых исключительную роль играют банки, стала решающей в формировании архитектуры финансового рынка в странах континентальной Европы, в первую очередь в Германии. Таким образом, модели корпоративного контроля в разных странах отделены одна от другой достаточно ощутимыми барьерами.

Обособление владельцев корпорации в лице держателей контрольных пакетов и прочих акционеров от управленческого персонала ведет к расхождению интересов этих групп. Одна группа (обычно это управляющие) может стремиться к сиюминутной прибыли, в то время как другая (владельцы) в большей степени рассчитывает на перспективу.

Вместе с тем, как уже отмечалось, положение акционеров, выступающих в роли портфельных инвесторов, позволяет им, вкладывая свои средства во владение корпорацией, не нести ответственности за результаты ее деятельности. Акционеры как собственники корпораций могут пользоваться позитивными результатами деятельности корпораций и избавляться от своих акций при повороте дел в негативную сторону.

В современных условиях наиболее эффективным методом управления крупными корпорациями признано управление по-

средством финансовых механизмов. Такие принципы, как финансовый контроль и бюджетирование, получили в последние годы большое распространение и показали свою более высокую эффективность по сравнению с прошлыми методами управления.

Для обеспечения ответственности управляющих корпорациями перед акционерами, формирующими свою оценку их действий, большое значение имеет требование, в соответствии с которым корпорации должны предоставлять весьма подробную информацию о текущем состоянии дел и перспективах корпорации не только государственным надзорным органам, но и всем акционерам. Ко многим видам информации, регулярно предоставляемой в виде финансовой отчетности в государственные надзорные органы, обеспечивается свободный доступ рядовым акционерам и заинтересованным инвесторам.

В свою очередь, в годовой отчет или повестку дня ежегодного общего собрания акционеров включаются: финансовая информация, данные о структуре капитала; справка о прежней деятельности назначаемых директоров (включая основные этапы их деловой карьеры, отношения с компанией, владение акциями в компании); размер заработной платы, выплачиваемой исполнительным директорам, а также сведения о выплате вознаграждения каждому из пяти наиболее высокооплачиваемых руководителей; данные обо всех акционерах, владеющих свыше 5% акционерного капитала; сведения о возможном слиянии или реорганизации, предполагаемых изменениях и дополнениях в уставе, а также имена лиц или компаний, приглашаемых для аудиторской проверки.

Строгость правил раскрытия информации и принципов отношений между акционерами и руководством компаний выступает в США важнейшим условием надежности рынка капитала. Эти нормы считаются самыми строгими по сравнению с нормативными требованиями в других странах. Причем нужно отметить активную работу Комиссии по ценным бумагам и биржам, регулирующей деятельность рынка ценных бумаг, устанавливающей и контролирующей выполнение требований к раскрытию информации, а также к соблюдению принципов отношений между акционерами и корпорациями. Важно также учитывать то обстоятельство, что в рамках общих федеральных нормативных требований основой законодательной базы по правам и обязанностям акционерных обществ в США выступают законы штата, в котором учреждена и зарегистрирована та или другая корпорация. Совместные усилия государства по линии регулирования прав акционеров на федеральном уровне и на уровне штатов служат основой доверия населения к акциям и другим финансовым инструментам.

Значительную роль в обеспечении единства интересов владельцев и управляющих призвана ирать складывающаяся десятилетиями система вознаграждения труда управляющих, в особенности руководителей высшего звена, непосредственно разрабатывающих и принимающих решения, от которых зависят успешная работа компании и благополучие акционеров. Ключевая позиция здесь принадлежит системе опционов, различных бонусов, планов пенсионного обеспечения и т.п.

Вместе с тем противоречия интересов высших управляющих и массы акционеров сохраняются. Этому способствует разрозненность мелких акционеров и недостаточная эффективность деятельности институциональных инвесторов в лице пенсионных фондов, инвестиционных фондов и страховых компаний в качестве коллективных акционеров, что приводит к ослаблению контроля над деятельностью управляющих корпорациями со стороны акционеров. Хотя владельцы акций, обладая правом собственности, могут настаивать на получении более высоких доходов, по мере того, как корпорация становится более успешной, реализация этих возможностей во многом зависит от поведения советов директоров и их стремления проводить справедливую политику в отношении всех акционеров.

Рассматривая особенности европейской и американской финансовых систем, специалисты подчеркивают, что они базируются на принципиально разных основаниях. В то время как европейская система построена на принципе тесных взаимных отношений финансовых институтов и клиентов, американская система — на принципе максимального охвата клиентов, подразумевающего для них максимально облегченный доступ к финансовым институтам.

Очевидно, что у каждой системы есть свои достоинства и свои недостатки. Система, построенная на принципе тесных взаимных отношений, отличается консервативностью. Она лучше приспособлена для рынков меньших масштабов, на которых действуют сравнительно небольшие фирмы, где государственное регулирование не столь сильно защищает интересы участников рынка, где низок уровень транспарентности и где инновации происходят постепенно, а не в качестве радикальных перемен.

Напротив, система максимального доступа эффективнее действует в условиях больших рынков и крупных компаний. Для этой системы важно подчинение организации и деятельности компаний жестким формальным требованиям, обеспечивающим их максимальную прозрачность и возможность контроля. В этой системе существует простор для инноваций радикального характера.

Система, построенная на тесных отношениях, более предсказуема и дает больше уверенности клиентам, но она обеспечивает эти условия за счет ограничения доступа к финансированию и сдерживания инновационных преобразований. Кроме того, эта система предполагает значительную поддержку со стороны государства в виде правительственных гарантий, прямого или косвенного участия государства в деятельности компаний и финансовых институтов, иные формы поддержки. Благодаря этому сохраняется устойчивость системы, но выборочный характер государственной поддержки делает ее менее транспарентной.

Отчетливый отход европейской системы от традиционных принципов и быстрое распространение в Европе принципов максимального доступа, в особенности в конце XX в. — начале XXI в., исследователи связывают с процессами европейской интеграции, происходящими на фоне экономической и финансовой глобализации. При этом отмечается исключительная роль финансовых инноваций, освоение которых ведет к внедрению новых принципов организации финансовых систем.

Хотя финансовая система максимального доступа вырастает из потребностей рыночных сил, для эффективного действия она требует мощной и разветвленной системы государственного регулирования, способной обеспечивать твердые законодательные требования, тщательный мониторинг и немедленное введение корректирующих мер при возникновении разного рода нарушений ее стабильности. Создание такой системы требует во многих странах Европы проведения существенных реформ, которые наталкиваются на значительные преграды.

Хотя в европейской финансовой системе все еще сохраняются главные отличия от финансовой системы США, состоящие в акценте на банковское кредитование в противоположность преобладанию эмиссии акций и облигаций как средства привлечения денежных ресурсов, глобализация ведет к постепенному сближению этих моделей через возрастание в Европе значения рынков ценных бумаг. Большая роль в трансформации процесса финансирования экономики на пространстве ЕС принадлежит секьюритизации, которая стала развертываться благодаря развитию финансовых технологий и появлению многочисленных новых форм инвестирования на основе опыта США и мирового влияния американских финансовых институтов.

Особенно значительные изменения происходят в финансовых системах стран Европы после создания Европейского союза и зоны евро. В рамках интеграции ЕС ведется активная работа, направленная на построение единого финансового рынка и единой европейской системы финансового регулирования, основными элементами которых являются единая валюта, Европейский центральный банк и действующие вместе с ним национальные центральные банки и другие учреждения. Однако в силу сохранения значительных национальных различий в странах — членах ЕС достижение полного единства этой системы остается делом достаточно отдаленного будущего.

Создание Европейского валютного союза (ЕВС) и введение евро по своему значению для мировой валютно-финансовой системы стало важнейшим событием после распада Бреттон-Вудс-ской валютной системы. Появление евро в качестве реального конкурента доллару в роли ключевой мировой валюты и начало образования европейского финансового рынка, сопоставимого по масштабам с рынком США, относятся к числу главных последствий этого события. Возникновение финансового рынка зоны евро повлекло за собой формирование единой системы ценообразования на всех входящих в эту зону рынках ценных бумаг, устранение в ее пределах валютного риска и валютного регулирования в отношении перемещения капитала, а также унификацию банковских процедур ведения финансовых операций. Кроме того, образование зоны евро стимулировало в ней институциональные изменения, которые затронули положение всего финансового сектора.

Современная американская модель деятельности корпораций как акционерных обществ отличается от европейской и японской моделей следующими чертами.

  • 1. Высока и часто преобладает доля акционерного капитала, находящегося во владении индивидуальных и независимых акционеров, не связанных с корпорацией (они называются «внешними» акционерами, или аутсайдерами). По данным, которые собраны российским специалистом в области ценных бумаг Я. М. Миркиным, в середине 90-х гг. доля акционерного капитала, находящегося в собственности населения в лице домохозяйств, составляла в США 36,4%, в Великобритании — 29,6%, в Японии — 22,2%, во Франции — 19,4%, в Германии — 14,6%. В 2012 г. в США доля населения в лице домохозяйств и институциональных инвесторов равнялась почти трем четвертям в совокупном капитале корпораций.
  • 2. Характерно, что после значительного сокращения рыночной стоимости акционерного капитала корпораций США во время кризисов доля домашних хозяйств и институциональных инвесторов в этой стоимости существенно не изменялась: на каждого из этих владельцев приходились примерно по 40% ее общей величины. Это свидетельствует о сохранении масштабов их влияния и об устойчивом распределении их позиций в качестве владельцев акций корпораций США.
  • 3. В последние десятилетия в США происходил сдвиг в сторону роста влияния институциональных инвесторов в качестве акционеров. На рубеже веков доля их участия в совокупном акционерном капитале компаний составила около 40% по сравнению с 25% в начале 90-х гг. Рост влияния институциональных инвесторов опирается на соответствующие положения в законодательстве, определяющем их права как участников корпоративных отношений.
  • 4. Основная часть акционерного капитала активно обращается на фондовом рынке и с этим связано сильное влияние фондового рынка на хозяйственную деятельность в стране.
  • 5. Существуют разнообразные финансовые институты, деятельность которых связана с активным участием в операциях фондового рынка.
  • 6. Активно развиваются новые финансовые инструменты, адаптированные к потребностям инвесторов в эффективных инструментах инвестирования.
  • 7. Действует обширная и основательная система законодательных и других нормативных требований и правил, определяющих и регулирующих права и обязанности основных участников фондового рынка.

Институт совета директоров в системе организации крупного бизнеса США фактически выступает доверенным лицом массы акционеров, которые ожидают, что он будет действовать в их пользу при управлении корпорациями. В отличие от европейской традиции, когда наблюдательный совет представляет интересы крупных акционеров, а непосредственное управление ведет правление, для подавляющего большинства крупных корпораций США характерно совмещение одним лицом функций председателя совета директоров и генерального директора. В последнее время американские компании расширяют практику включения в эти советы все большего числа независимых директоров, чтобы укрепить базу доверия к компании.

Экономической основой единства интересов акционеров и управляющих компаний является их общая заинтересованность в максимизации прибыли. В конечном счете именно к этому сводится экономическая ответственность компании как хозяйственной ячейки общества, которая ответственна за производство необходимых ему товаров и услуг и максимизацию прибыли акционеров. Данную концепцию в свое время разработал и предложил М. Фридман. Ряд ее положений содержится в его книге «Капитализм и свобода»[6]. Согласно этой концепции деятельность компании должна быть подчинена идее получения прибыли, и в этом заключается ее главная миссия (при условии, что ее действия не нарушают требований закона). Хотя этот принцип подвергается критике с позиций того, что следование ему может оправдывать превращение узкокорыстных устремлений компаний в действительные цели общества, в нем заложено рациональное начало. В современных условиях проблема согласования интересов участников хозяйственной жизни активно исследуется в рамках институционального и неоинституционального подходов. Одним из их ключевых положений выступает постулат, согласно которому все экономические агенты вне зависимости от сферы их деятельности стремятся к максимизации полезности. В этой ситуации максимизация экономической прибыли оправданна, если она совпадает с условиями максимизации полезности экономических субъектов, контролирующих процесс принятия и выполнения решений по цене и объему выпуска в физическом выражении. Ограничивая возможности злоупотребления доверием акционеров путем законодательной регламентации правил ведения бизнеса, общество сохраняет контроль над компаниями. В последние годы изучение места корпорации в жизни общества получило отражение в ряде крупных работ отечественных экономистов.

Представляется интересным привести некоторые общие данные из одного такого исследования. Авторы рассматривают различные аспекты функционирования корпораций: от создания до банкротства. Нов самом начале приводятся показатели, характеризующие позиции и влияние крупнейших корпораций[7].

При сопоставлении объемов продаж крупнейших корпораций и ВВП государств складывается такая картина: среди 100 крупнейших экономических субъектов мира 51 является корпорацией и только 49 государствами.

Объем продаж 200 ведущих корпораций в 18 раз больше совокупного дохода 1,2 млрд человек, проживающих, по оценке ООН, в полной нищете (это 24% населения мира). При этом в отмеченных корпорациях занято лишь 0,78% всех трудовых ресурсов мира.

Корпорации США доминируют в списке 200 крупнейших компаний, будучи представленными 82 фирмами (41%). На втором месте фигурируют японские корпорации в составе 41 фирмы (20,5%).

Самым крупным работодателем в мире является американская компания Уол-Март (Wal-Mart). Персонал этого гиганта розничной торговли насчитывает 1 140 000 сотрудников и в два раза превышает численность персонала второй в мире компании по этому показателю Даймлер-Крайслер (Daimler Chrysler), на которую трудятся 446 938 сотрудников.

В США 400 транснациональных корпораций с американским капиталом контролируют 80% промышленных активов в стране. Контрольные пакеты 500 крупнейших корпораций страны находятся во владении 49 американских банков. При этом 10 крупнейших американских корпораций получают 22% всех прибылей, зафиксированных в стране.

Примечателен широкий интерес к деятельности ТНК не только со стороны состоявшихся исследователей, но и начинающих аналитиков. Об этом свидетельствует доступность данных, характеризующая ее главные аспекты, в материалах Интернет. По этим материалам видно, что интересы крупных многонациональных корпораций охватывают практически всю мировую экономику. По данным ЮНКТАД на 2015 г., в мире насчитывалось более 85 тыс. ТНК, а число их филиалов превышало 850 тыс. подразделений, половина из которых действовала в развивающихся странах. На ТНК, по этим данным, приходится практически половина мирового промышленного производства и свыше [8]/з внешней торговли. Они контролируют примерно 80% патентов и лицензий на изобре-

тения, новые технологии и ноу-хау. Под контролем ТНК находятся отдельные товарные рынки: 90% мирового рынка пшеницы, кофе, кукурузы, лесоматериалов, табака, джута и железной руды, 85% — рынка меди и бокситов, 80% — рынка чая и олова, 75% — рынка сырой нефти, натурального каучука и бананов[9].

Первое десятилетие XXI в. преподнесло ряд чрезвычайных событий в мировой финансовой сфере, среди которых особое место занимают финансово-экономический кризис 2008—2009 гг. и его последствия. И сам кризис, и предпринятые для противодействия ему меры антикризисной политики по способу их применения и масштабам выходят за рамки обычных циклических кризисов последних десятилетий. Отметим кратко наиболее важные моменты.

Впервые за много десятилетий в США государственная политика поддержки жилищного комплекса и приобретения гражданами собственного жилья взрастила условия для ипотечного кризиса, который послужил детонатором обширного финансово-экономического кризиса. Более чем полувековой процесс роста цен на недвижимость, создававший уверенность в вечном процветании этого сегмента рынка, завершился обвалом — рынок жилья обрушился и увлек в омут кризиса всю экономику.

Впервые мощным фактором кризиса стал непомерно разбухший рынок производных финансовых инструментов, в особенности кредитных деривативов, посредством которых банки научились перекладывать кредитные риски на участников рынка ценных бумаг. Процесс секьюритизации, состоящий в превращении в ценные бумаги кредитных обязательств заемщиков перед банками, обнаружил способность генерировать гигантский рост рынка, размеры которого быстро становились астрономическими из-за специфики учета операций по номиналу базовых активов, а не по реальной величине конечных выплат. В 2011—2012 гг. объем внебиржевого рынка всех производных инструментов составлял 650 трлн долл, а в 2014 г. достиг 710 трлн долл.[10], в то время как весь мировой ВВП был немногим больше 75 трлн долл. Для непосвященных создавалось впечатление «торговли воздухом», из которой ловкие финансовые дельцы извлекают большие прибыли в ущерб реальному сектору экономики. Между тем на практике происходило формирование рынка оценки фи-

нансовых и кредитных рисков и торговли ими в форме ценных бумаг. Обнаружилось, что при помощи таких инструментов, как кредитный дефолтный своп, рынок ценных бумаг гораздо более оперативно и точно оценивает кредитные риски, превращая их в предмет торга, чем это делают солидные рейтинговые агентства.

Впервые государство в США, столкнувшись с перерастанием финансовых потрясений в обширный кризис, бросило в 2008—2014 гг. на его подавление и последующее стимулирование роста экономики столь крупные финансовые ресурсы за счет прямого увеличения дефицита федерального бюджета до небывалых размеров. Учитывая то, что уже несколько десятилетий федеральный бюджет сводился с дефицитом и это было объектом постоянной критики, такие действия следует отнести к разряду необычных. Уже в середине октября 2008 г. был принят Закон о чрезвычайных мерах экономической стабилизации, по которому на программы государственной поддержки экономики выделялось 700 млрд долл.[11] Затем, после смены президентской власти, в феврале 2009 г. был принят Закон о возрождении экономики и инвестиций, по которому было запланировано израсходовать 787 млрд долл., а фактические затраты превысили 800 млрд долл.[12]

Небывало крупные дефициты федерального бюджета стали долговременным явлением. О способности США жить с дефицитом федерального бюджета и большим государственным долгом будет сказано в следующих главах, а здесь отметим, что впервые за более чем полувековой период дефициты федерального бюджета вышли за допустимые пределы, обусловленные потребностями в безрисковых государственных облигациях участников финансового рынка США и иностранных центральных банков для сохранения своих денежных ресурсов. Пока размеры дефицитов и объемов выпущенных облигаций соответствовали этому спросу, размещение государственных облигаций происходило практически беспрепятственно. Но при ежегодных выпусках примерно на 1,3 трлн долл, возникла необходимость в специальных усилиях для размещения этих облигаций в стране и за ее пределами. В сложившихся условиях доля иностранных держателей государственных облигаций США составила в 2010—2014 гг. около половины их объема в обращении (46—47%). Таким путем издержки преодоления кризисной ситуации в экономике США приобрели глобальный характер, и почти половина их бремени была переложена на иностранных партнеров.

Распри между главными партиями в США, сопровождавшие борьбу с бюджетным дефицитом, привели к размыванию уверенности общества в США и в мире в невозможности ситуации, когда США окажутся неспособными соблюдать свои финансовые обязательства в той или иной степени. Поэтому понижение компанией «Стандард энд Пурс» рейтинга надежности государственных облигаций США с наивысшего уровня ААА до АА+ осенью 2011 г. уже не было воспринято как признак катастрофы, а стало еше одним событием кризисного периода.

Впервые руководство ФРС прибегло в антикризисной политике к установлению на предельно низком уровне ключевой ставки по федеральным фондам: 0,0—0,25% — и столь массированному выкупу облигаций государства и его агентств в целях освобождения банковских балансов и пополнения банков ликвидными деньгами для кредитования экономики. За период 2008—2013 гг. было выкуплено облигаций на общую сумму более 4,5 трлн долл., что в определенной мере привело к достижению цели восстановления динамичного роста экономики США в 2014 г. и в дальнейшем.

Более подробного изложения заслуживает денежно-кредитная политика ФРС в последние годы. ФРС первой из органов государственного управления решительно откликнулось на приближающийся кризис. Уже в августе 2007 г. ставка по федеральным фондам, находившаяся в то время для противодействия инфляции на высокой отметке 6,25%, была понижена до 5,75%*, и далее в несколько приемов она к ноябрю 2008 г. была доведена до вилки 0,25—0,0% и оставалась на этом уровне до осени 2015 г.

При этом, как обычно, ФРС объявила свою учетную ставку на 0,25% выше и вдобавок заявила, что будет выдавать банкам кредиты по этой ставке в широких масштабах ввиду кризисной ситуации. При таком положении учетная ставка ФРС нависает над рынком потолком и не позволяет рынку подняться выше заданного уровня. Поэтому ФРС не нужно приказывать коммерческим банкам — достаточно установить ориентиры, и такая система начинает действовать. [13]

Низкий уровень процентных ставок создает ситуацию привлекательности инвестиций в государственные облигации, поскольку надежность этих облигаций делает их желанным прибежищем, когда у инвесторов на передний план выходит задача сохранить свои активы. При темпах инфляции в США менее 2% в год, характерных со времени начала кризиса 2008—2009 гг., ставки по 10-лет-ним государственным облигациям около 2,5%, а по 30-летним — в районе 3,5% были достаточными для успешного размещения необходимого объема государственных облигаций.

Низкие банковские ставки процента стимулируют инвестиции в акции и облигации, т.е. в бизнес, который в борьбе за финансовые ресурсы вынужден предлагать хорошую доходность, а также побуждают потребителей расходовать деньги, поскольку деньги обесценивает инфляция. Все это служит фактором поддержания спроса и стимулирования деловой активности.

Новыми в денежно-кредитной политике стали мероприятия ФРС по насыщению экономики денежными ресурсами, получившие название «количественное смягчение». Эти мероприятия осуществлялись в связке с политикой удержания низких процентных ставок. Руководство ФРС решилось на проведение операций на открытом рынке в небывалых прежде крупных масштабах, не боясь породить инфляцию такой силы, с которой оно не смогло бы справиться. Здесь, кстати, уместно отметить, что более 2,5 трлн долл, из тех 4,5 трлн, которые ФРС накачала в банковскую систему США, осели на резервных счетах банков и остались без движения из-за вялого спроса на деньги со стороны бизнеса. Это тоже фактор, действующий против роста инфляции[13].

Широко распространено мнение, что политика количественного смягчения — это откровенное финансирование государственного долга за счет печатного станка. Стандартный набор рассуждений приводит аналитиков к такому выводу. Однако более основательный анализ позволяет обнаружить новые возможности денежно-кредитной политики, которые еще не получили должной оценки. Дело в том, что, выпуская облигации и мобилизуя денежные ресурсы на кредитном рынке, государство тем самым вытесняет других заемщиков: промышленность, ипотеку, жилищное строительство, потребительский кредит, которые не могут предложить такой надежности. Своими заимствованиями государство в [15]

2009—2012 гг. попросту опустошало рынок кредитных ресурсов, вычерпывая все свободные средства.

В такой обстановке ФРС в рамках своей политики содействия росту экономики посредством выкупа государственных облигаций и ненадежных ипотечных облигаций возместила банкам и другим финансовым институтам часть потраченных ими средств. Таким путем банковские балансы были освобождены от части государственных облигаций, сомнительных ипотечных инструментов и пополнены ликвидными деньгами. В итоге такой политики банки получают средства, которые они могут предложить бизнесу на выгодных условиях.

Теоретически ФРС может выкупить весь государственный долг, но тогда это будет фактически полное финансирование дефицита государственного бюджета посредством кредита центрального банка в обход закона. Практически, действуя на вторичном рынке, ФРС не нарушает закона, но для нее важно остановиться у некоего предела, чтобы не разрушить всю сложную портфельную структуру финансовых институтов, с одной стороны, и не выпустить на свободу силы инфляции — с другой. К середине 2015 г. ФРС сосредоточила на своем балансе примерно пятую часть государственного долга в виде казначейских облигаций и облигаций агентств. По-видимому, ФРС подошла к тому рубежу в этой части своей денежно-кредитной политики, который она считает достаточным для оказания поддержки бюджету, стабилизации ситуации с государственным долгом, создания благоприятных условий в банковской сфере и активизации роста экономики в стране.

Феноменальным явлением стали кризисные события в финансовой сфере целого ряда стран ЕС, в том числе стран — участниц зоны евро, и ответные меры аппарата государственного регулирования.

Начиная с мая 2010 г., когда в Греции развернулся финансовый кризис, которому сопутствовали подобные кризисы в Португалии, Ирландии, Испании и отчасти в Италии, стало очевидно, что речь идет о системном явлении. Схема развития событий была достаточно проста: мировой кризис, охвативший страны Европы в 2008—2009 гг., привел к снижению налоговых поступлений в бюджеты отмеченных стран, росту официальных заимствований и в конце концов — к долговым кризисам. Однако за этими внешне простыми объяснениями стоят сложные причины фундаментального характера, связанные с социальной политикой указанных стран и структурой их финансовых систем.

Примечательна реакция руководящих органов ЕС и еврозоны на кризисные процессы — в 2010—2012 гг. последовали программы финансовой помощи в небывало крупных размерах. В мае 2010 г. был создан специальный фонд в 962 млрд долл. (750 млрд евро). Он складывался следующим образом: 77 млрд долл. (60 млрд евро) — из чрезвычайного фонда ЕС; 562 млрд долл. (440 млрд евро) — от правительств стран — членов еврозоны; 320 млрд долл. (250 млрд долл.) — от МВФ. Подключились США, которые, чтобы обеспечить бесперебойный обмен евро на доллары и обратно, открыли для своих партнеров линии своп на большие суммы[16]. В последующий период потребовалось еще немало усилий и много денег, пока в 2012—2013 гг. удалось добиться перелома ситуации и выйти на путь постепенного оздоровления финансовых систем Греции, Португалии, Ирландии, Испании. В ходе этой работы сложилось тесное сотрудничество Европейского фонда финансовой стабильности, оформленного как специальный институт чрезвычайной помощи переживающим кризис странам, с ЕЦБ, органами ЕС и с МВФ.

Необычными для европейского кризиса стали небывало большие размеры выделенных финансовых ресурсов. МВФ был вовлечен в мероприятия по преодолению возникшего кризиса. Это определялось не только глобальным значением европейского кризиса, но и необходимостью применения в отношении проблемных стран механизма принуждения к рестриктивной финансовой политике, который не могли использовать сами члены ЕС и еврозоны, поскольку здесь решения принимаются по принципу консенсуса. Вовлечение МВФ означало повышение его статуса как координатора при решении международных валютно-финансовых проблем — практически впервые за последние несколько десятилетий МВФ был привлечен для участия в мероприятиях по преодолению финансового кризиса в развитых странах.

Трансформацию политики центральных банков крупнейших стран применительно к операциям на открытом рынке, которая происходит в последние годы, можно с полным основанием назвать еще одним новшеством. Широкое распространение практики выкупа государственных облигаций в развитых странах в каче-

стве средства стимулирования экономического роста влечет за собой фактическое перерождение этого вида денежно-кредитной политики из средства гибкого регулирования денежной массы центральными банками в соответствии с потребностями экономики в денежных ресурсах в средство финансирования дефицита государственного бюджета. Фактически массированный выкуп центральными банками государственных облигаций означает опосредованное финансирование государственного долга за счет печатного станка. Формально соблюдаются некие правила и законы — вначале государственные облигации приобретают финансовые инвесторы: банки, фонды, физические лица, инвестиционные структуры. Но затем на вторичный рынок выходит центральный банк, который предлагает возместить этим инвесторам затраченные деньги на выгодных условиях и выкупает у них облигации на деньги, которые сам же и создает. Тот факт, что эти деньги берутся «из воздуха», уже выступает не так прямолинейно и вызывающе. Денежный рынок в результате этих действий вновь обретает свободные средства, которые становятся доступными для инвестирования в бизнес путем банковского кредитования или через рынок ценных бумаг. Участники рынка полагаются на мудрость и ответственность центральных банков.

В целом можно заключить, что события последних лет в мировой финансовой сфере означают формирование новой реальности, в которой прежде небывалые по содержанию или масштабам операции и меры государственного регулирования становятся обыденным явлением. Происходит ли формирование качественно нового этапа в развитии мировой экономики, покажет ближайшее будущее.

  • [1] Поданным: Statistical Abstract of the United States: 2011. P. 750.
  • [2] Поданным: http://equity.today/nyse.html. 19 января 2017.
  • [3] Ibid.
  • [4] См., например: Портной М. А. Современный финансовый рынок США и его ми-ровос влияние (основные аспекты). М.: Изд-во Международного ун-та в Москве, 2012.
  • [5] См.: BerleA., Means G. The Modern Corporation and Private Property. N. Y., 1932.
  • [6] См.: Friedman М. Capitalism and Freedom. The University of Chicago Press, 1962.
  • [7] Кочетков Г. Б., Супян В. Б. Корпорация: американская модель. СПб. : Питер,
  • [8] 2005. С. 8-9.
  • [9] Адам Ш. М. Место и роль транснациональных корпораций в современной мировой экономике // Молодой ученый. 2017. № 11. С. 183—186.
  • [10] Поданным: BIS Quarterly Review. March 2013. Р. А 141.
  • [11] По данным: The Emergency Economic Stabilization Act of 2008. Economic Report of the President 2009. Wash., 2009. P. 31.
  • [12] По данным: American Recovery and Reinvestment Act 2009 (the Recovery Act). Economic Report of the President 2013. Wash., 2013. P. 76.
  • [13] Поданным: Barron’s. August 27. 2007. Р. 3.
  • [14] Поданным: Barron’s. August 27. 2007. Р. 3.
  • [15] Поданным: Flow of Funds Accounts of the United States. June 11. 2015. LI 10. P. 86.
  • [16] По данным: The Eurozone Bailout Plan Puts a $962 Billion Price Tag on Saving the Euro — But Is It Finally Enough? By Kerri Shannon, Associate Editor. Money Morning. May 10. 2010.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>