Полная версия

Главная arrow Финансы arrow Деньги в национальном и мировом хозяйстве

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Ямайская валютная система

Ямайская валютная система, установленная в январе 1976 г. Соглашением, вступившим в силу после его ратификации в 1978 г. большинством стран — членов МВФ, узаконила в мировых масштабах функционирование национальных валют в форме кредитных денег. Отказ от золота в качестве основы международной денежной системы стал эпохальным событием, завершившим функционирование вещественных торговых денег и обозначившим начало нового этапа в денежной истории, когда и в национальном, и в мировом хозяйстве стали полноправно функционировать одни кредитные деньги, представляющие собой современное средство выражения стоимости (ценности) всех товарных ресурсов.

Замена золота счетной единицей СДР («специальные права заимствования») оказалась весьма удачным решением в условиях перехода от вещественных к кредитным деньгам. Можно спорить, достаточно всего нескольких ведущих валют для образования «корзины» СДР или желательно создавать эту «корзину» путем включения в нее более широкого круга национальных денежных единиц, но принцип формирования базы отсчета валютных курсов от этого не меняется. Выскажем более крамольную мысль: для нормального функционирования современной мировой валютной системы присутствие СДР вообще не имеет существенного значения. Главным принципом современной мировой валютной системы, достаточным для ее нормальной работы, является самостоятельность стран в установлении валют, а также свободный режим колебаний валютных курсов, т.е. механизм плавающих валютных курсов, как принято называть это явление по предложению Милтона Фридмана.

Введение СДР понадобилось, чтобы заполнить пустоту, возникшую вследствие отказа от использования золота в качестве мировых денег. Между тем для нормального функционирования кредитных денег, являющихся символическим представителем стоимости (ценности) всех товарных ресурсов, включая золото как один из них, непременной привязки к одному какому-то исключительному товару, пусть даже золоту, совершенно не требуется. Ценность (стоимость) всех товарных ресурсов выражается в кредитных деньгах непосредственно, и они выступают ее полноценным воплощением и представителем. Другое дело, что кредитные деньги, возникшие из обязательств, а не из вещей, как торговые

деньги, нуждаются для нормального функционирования в государственной системе организации этого процесса и в умном государственном управлении. Задачу обеспечения и того и другого условия выполняют национальные органы власти, а на мировом уровне эта система нуждается в официальном признании и согласовании, что и было фактически выполнено Ямайским соглашением.

Следует обратить внимание на то, что СДР как категория вторичны. Она является внешней величиной по отношению к мировой экономике и валютной системе. Видимость объективности придается этой единице благодаря тому, что она образуется по специальной формуле расчета с учетом удельного веса показателей страны в мировом ВВП, объеме мировой торговли и т.д., из чего в конечном счете получается показатель удельного веса валюты страны в корзине из нескольких валют — представителей системы мировой экономики.

В силу принятого способа исчисления СДР представляет собой некую усредненную величину, которая меняется вместе с изменением валютных курсов. Значение СДР не остается неизменным, оно «плывет» вместе с плавающими валютными курсами, и в этом заключается его главное достоинство. Но для общественности СДР выглядят как некая платформа, на которую опираются национальные валюты. То обстоятельство, что сама платформа образует вместе с этими валютами плавающий комплекс, остается за границами внимания. Таким образом, существование СДР обеспечивает для общественности представление, согласно которому в мире есть некая опора для национальных валют и это составляет главное назначение данной счетной единицы.

Отдельную проблему представляет собой использование СДР в качестве финансового ресурса. Напомним, что СДР первоначально возникли именно в качестве искусственного международного финансового ресурса. Их введение в 1969 г. было продиктовано стремлением преодолеть так называемое противоречие Триффина между национальной принадлежностью валют и их применением в качестве мировых. СДР явились попыткой создания самостоятельных мировых денег в условиях поиска дополнительных источников мировых денежных ресурсов. Изначальная необоснованность проекта предопределила его недостатки.

Установленный в МВФ механизм использования СДР в качестве финансового ресурса не предусматривает непосредственного

функционирования СДР как платежного средства, сначала они должны быть конвертированы в соответствующие национальные валюты. Это означает, что СДР не являются полноценными деньгами, а по-прежнему представляют собой счетную единицу, оставаясь в составе международных резервов. Пока СДР занимают незначительное место в составе международных резервов стран — участниц МВФ, эпизодическое применение СДР для финансирования неких операций — маргинальное явление для мирового финансового хозяйства, хотя не оказывает на него заметного влияния. Но следует отдавать себе отчет в том, что на этом роль СДР как финансового ресурса и заканчивается. Планы трансформации СДР в настоящие мировые деньги не имеют реальной перспективы. Единственными реальными мировыми деньгами в настоящее время и в обозримой перспективе являются национальные валюты, когда они используются для этих целей.

Важнейшим установлением Ямайского соглашения стало узаконивание плавающих валютных курсов. Плавающие валютные курсы являются естественным механизмом взаимодействия валютных курсов в мировой валютной системе, основанной на кредитных деньгах. С этим обстоятельством не могут согласиться приверженцы старых принципов построения мировой валютной системы. Стремление устранить плавающие валютные курсы стало следствием тоски по бреттонвудской валютной системе и желания возродить ее или по крайней мере такой ее элемент, как фиксированные курсы валют. К сожалению, непонимание природы кредитных денег как основы мировой валютной системы не позволяет носителям таких взглядов согласиться с тем, что возврат к фиксированным валютным курсам в современных условиях невозможен, как и возрождение других элементов Бреттон-Вудсской системы.

Говоря о естественном характере плавающих валютных курсов, следует отметить такие явления, как «грязное плавание», с которым ведут борьбу центральные банки, и противоположное этому явление — согласование пределов колебаний валютных курсов, которое осуществили почти сразу после введения Ямайской системы шесть стран ЕЭС и за которым последовало известное движение к принятию единой валюты ЕС. Однако по мере накопления центральными банками опыта кредитно-денежной политики в условиях плавающих валютных курсов повседневные колебания этих курсов происходят в сравнительно небольших пределах и становятся привычным явлением для участников процесса хозяйственной жизни. Одновременно с этим расширяются масштабы операций хеджирования на мировом валютном рынке, и происходит включение этих операций в арсенал инструментов, которые бизнес применяет для защиты своих интересов. Все это означает адаптацию мировой экономики к функционированию в условиях плавающих валютных курсов как элемента среды, в которой эта экономика действует.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>