Полная версия

Главная arrow Финансы arrow Деньги в национальном и мировом хозяйстве

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Деньги и мировая валютная система

Золотой стандарт

История золотого стандарта многократно описана в мировой экономической литературе, и это избавляет нас от необходимости здесь на ней останавливаться. Наша задача состоит в рассмотрении устройства мировой валютной системы раннего капитализма на основе золота как естественной мировой денежной системы, сформировавшейся под влиянием рыночных законов развития капитализма свободной конкуренции.

В отечественной экономической литературе принято связывать образование мировой валютной системы в форме золотомонетного стандарта с Парижской валютной конференцией, которая состоялась в 1867 г. во время проведения Парижской всемирной выставки. В действительности Парижская конференция 1867 г. не была официальным международным переговорным органом, уполномоченным принимать обязывающие решения. Современные исследования позволили пролить свет на реальное значение Валютной конференции в 1867 г. в Париже. На основе этих исследований складывается такая картина: поскольку на Парижскую всемирную выставку съехались деятели из разных стран, это обстоятельство позволило организаторам пригласить некоторых из них для обсуждения мировых валютных проблем. Отмечается, что представители стран, принявшие участие в Конференции, не были специально уполномочены своими правительствами обсуждать и решать мировые валютные проблемы.

Известно, что инициатором созыва этой Конференции выступила Франция как страна — организатор Парижской всемирной выставки. Конференция собралась под председательством французского министра иностранных дел, в ней приняли участие деятели из 20 стран[1]. Упрощая ситуацию, можно полагать, что собрали тех, кто оказался «под рукой». Тем не менее фактически в Конференции приняли участие деятели из всех принадлежащих к капиталистическому миру европейских стран, России, США и Турции, что позволяет считать Конференцию всемирным форумом.

Хотя Конференция не приняла официального документа, характер обсуждений и предложенных мер свидетельствуют об осознании представителями стран-участниц необходимости учреждения общих правил функционирования мировой денежной системы для обеспечения дальнейшего эффективного экономического развития и сотрудничества. Заслуживает внимания общее мнение участников о целесообразности использования золота в качестве единого денежного эталона и мировых денег. Участники высказались также в пользу введения единой золотой монеты и высказали еще ряд рекомендаций по поводу денежной системы, основанной на золоте. Несмотря на то что многие рекомендации остались пожеланиями, само одобрение золота в качестве основы мировой денежной системы послужило основанием для дальнейших ссылок на эту Конференцию как мировой форум, утвердивший золотой стандарт.

Следует указать, что на деле ко времени проведения Парижской конференции золотомонетный стандарт уже существовал. Поскольку главным мировым торговцем в то время была Великобритания, значительная часть расчетов велась уже тогда в векселях, выписанных в фунтах стерлингов. Английский фунт был наиболее сильной и устойчивой мировой валютой того времени. Вторым крупнейшим мировым торговцем выступала Франция. Примечательно, что золотое содержание английского фунта, установленное в 1816 г., а также французского франка оставалось неизменным около 100 лет, до начала Первой мировой войны[2].

В этих условиях стихийно установилось соотношение золотого содержания ведущих в то время валют (золотые паритеты), в соответствии с которым формировался вексельный курс, а окончательное сальдирование платежных балансов происходило в золоте.

В качестве попытки введеия региональной валютной системы следует отметить создание Латинского валютного союза в 1865 г. по инициативе Франции, включавшего вместе с ней Италию, Бельгию и Швейцарию. Здесь явно просматривается следующая тенденция: поскольку Франция в те времена была наиболее сильной и капиталистически развитой страной континентальной Европы и она имела обширные торговые и иные экономические связи с европейскими партнерами, влияние ее было столь сильно, что ряд ее соседей пришел к выводу о целесообразности унификации денежной системы по французскому образцу. Результатом стало принятие французской валюты в качестве национальной Бельгией (1832), Швейцарией (1850) и Италией (1862), что и привело к оформлению Латинского валютного союза (БМИ) в 1865 г.

Формирование мировой валютной системы, если называть так систему международных расчетов, происходило стихийно в течение веков. Более того, мировые денежные расчеты исторически сыграли решающую роль в становлении денежной системы, основанной на золоте. Это объясняется тем, что в докапиталистические времена крупные торговые сделки, требующие оплаты золотом, чаще совершались между государствами или между представителями разных государств, поскольку на внутренних рынках число богатых покупателей и продавцов было сравнительно невелико, а в условиях господства натурального хозяйства торговые операции носили эпизодический характер, и в регулярных сделках надобности не было.

Становление промышленного капитализма в странах континентальной Европы в XVII—XVIII вв. сопровождалось расширением внешних торговых связей, их превращением в составную часть воспроизводственного процесса и увеличением их масштабов, поэтому международные платежи золотом становятся обычным делом. Напомним, что в это время роль золота как олицетворение богатства активно продвигали представители меркантилизма, а выход в свет в 1776 г. «Богатства народов» отнюдь не означал, что назавтра эти взгляды канули в прошлое.

К середине XIX в. внешняя торговля между европейскими странами в крупных по тому времени масштабах становится устой-

чивым явлением, начинает происходить международное движение капитала под влиянием коммерческих интересов в дополнение к межгосударственным кредитам. Активный рост мирохозяйственных связей между развитыми по тому времени странами диктовал целесообразность упорядочения и унификации действующих в этих странах металлических денежных систем для дальнейшего расширения их экономического сотрудничества. Это было закономерным требованием развития рыночной экономики, которое пробивало себе дорогу и находило признание на государственном уровне и в обществе.

Свидетельством последнего, собственно, и стали обсуждения и рекомендации Парижской валютной конференции. В них констатируется, что признание целесообразности основанной на золоте унифицированной мировой валютной системы было единодушным со стороны авторитетных представителей разных стран, т.е. существовало в мировых масштабах. Важно, что речь шла не о создании новой валютной системы, а об унификации принципов системы, уже сложившейся под влиянием рыночных факторов и действующей в мировых масштабах.

В последние десятилетия XIX в. завершается закрепление золотого стандарта как мировой валютной системы. В 1875 г. было определено золотое содержание валюты в Германии, в 1878 г. на золотой стандарт переходит Франция, отказавшись от биметаллизма, в 1895—1897 гг. проводится реформа с установлением золотого содержания рубля в России.

Прекращается действие биметаллических систем. Специалисты с полным основанием отмечают в качестве причины этого потребность экономики капитализма в едином денежном инструменте, поскольку расхождения в стоимости золота и серебра уже порождали коллизии в денежном хозяйстве, которые требовали государственного вмешательства. «Функционирование биметаллизма с неизбежностью приводит к появлению монометаллизма, поскольку самой природе денег, являющихся всеобщим эквивалентом, противоречит обращение и золота, и серебра в качестве единого всеобщего эквивалента. Развитие капитализма требовало устойчивых денег, единого, всеобщего эквивалента, и поэтому система биметаллизма уступила место системе монометаллизма»[3].

В том же источнике указываются условия функционирования золотомонетного стандарта:

  • • свободное обращение золотой монеты, олицетворяющее полное выполнение золотом всех функций денег;
  • • свобода чеканки золотых денег, обеспечивающая свободный переток золота между сокровищем и сферой обращения, а также поддержание соответствия между стоимостью золота в монете и его стоимостью на рынке как товара;
  • • свободный неограниченный размен других форм денег (банкнот и бумажных денег) на золотые монеты по их нарицательной стоимости, который обеспечивает устойчивость денежного обращения, поскольку излишние для нужд обращения другие формы денег (банкноты и бумажные деньги) будут в силу экономического интереса их держателей предъявлены к размену на золото и таким образом изъяты из обращения. Благодаря этому в обращении всегда остается такое количество других форм денег, которое необходимо в данное время;
  • • свобода ввоза и вывоза золота, обеспечивающая его беспрепятственное функционирование в качестве мировых денег по курсу национальной валюты[4].

Перечисленные условия обеспечивали функционирование вещественных золотых денег в национальных и мировых масштабах, и благодаря этому происходило полноценное взаимодействие основанной на золоте металлической денежной системы с основанной на кредитных деньгах кредитной денежной системой. Такое взаимодействие давало кредитной денежной системе время для развития и создавало условия для ее созревания. Связь кредитной денежной системы с металлической (золотой) не позволяла кредитным деньгам отрываться далеко от стоимости вещественного товарного мира из-за чрезмерной вексельной или банковской кредитной эмиссии. Эта же связь обеспечивала соответствие массы кредитных денег стоимости товарной массы, в особенности во времена кризисов, когда это соответствие достигалось путем панического размена излишних кредитных денег на золото, обесценения и ликвидации значительной части векселей, обесценения и распродажи товарной массы, банкротств и ликвидации массы требований, как это описано в классической экономической литературе.

Вместе с тем необходимо отметить, что в современных представлениях о функционировании золотого стандарта нередко по умолчанию предполагается или прямо утверждается, что все расчеты проводились золотом. В каком-то смысле такие представления правильны, если речь идет о расчетах в валютах, свободно разменных на золото. В странах Европы при свободе передвижения и обратимости валют в золото довольно большой объем внешних расчетов, связанных с личными расходами, осуществлялся наличными деньгами. Поэтому валютообменные операции были широко распространены, и они совершались по курсу, который отражал соотношение золотого содержания, или, выражаясь иначе, золотые паритеты валют. Только в последующем они влекли за собой движение золота между национальными и иностранными банками. Естественно, просвещенные люди знали в общих чертах действие механизма этого процесса. Поэтому представление о расчетах золотом в заграничных операциях было в просвещенном обществе практически всеобщим и соответствовало всеобщему убеждению в том, что настоящие деньги — это золото.

Однако если мы обратимся к платежным балансам времен золотого стандарта, мы увидим, что далеко не все расчеты между странами осуществлялись золотом и сумма платежей и поступлений в золоте составляла лишь часть, порой сравнительно небольшую, от общей стоимости всех операций, совершенных между ними.

Тогда мы обнаружим, что золото выступало средством сальдирования платежного баланса, а за этим уже стоит другой смысл. Но с учетом того, что с понятием платежного баланса приходилось иметь дело узкому кругу лиц, для большинства участников хозяйственного процесса естественно было считать, что в мировом обороте платежи совершаются золотом.

Согласно такому мнению другие денежные инструменты: банкноты, бумажные деньги и векселя — рассматривались как заменители полноценных денег — золота. Если такое представление о бумажных деньгах было справедливо, то непонимание сути банкнот и векселей явно имело место. Смешение понятий бумажных денег и банкнот, поскольку и те и другие исполнены на бумаге, было, а порой и до сих пор остается, общим местом. Об этом говорилось в первых главах книги.

О векселях следует сказать отдельно. Происхождение векселей из кредитных сделок определяло их природу как обязательств и, по-видимому, стало причиной того, что расчеты этими инструментами рассматривались скорее как взаимозачеты, нежели как платежи посредством самостоятельной формы денег. Во всяком случае именно так трактовал платежи кредитными инструментами Маркс в своем «Капитале», который в известном смысле считается энциклопедией раннего капитализма. В пользу такого толкования действовала в Великобритании практика расчетных палат (clearing house), где капиталисты проводили зачет векселей и оформляли другие расчеты. При таком подходе только те платежи между странами, которые происходили в золоте, воспринимались современниками как настоящие платежи, в которых фигурируют настоящие деньги, в то время как все другие денежные инструменты так или иначе рассматривались в качестве заменителей настоящих золотых денег, придуманных для удобства, чтобы меньше «трепать» золото в обращении.

Тем не менее начиная с середины XIX в. все более значительная часть внешнеторговых операций оплачивалась векселями, и это было общепринятой практикой. Использование переводных векселей привело к торговле векселями на бирже и образованию вексельного курса, который играл важную роль в расчетах по внешней торговле. В начале XX в., до Первой мировой войны, переводные векселя (тратты), выписанные в фунтах стерлингов, обслуживали 80% международных расчетов[5]. Это означает, что 80% объема международных расчетов обслуживалось кредитными орудиями платежа, т.е. кредитными деньгами. К середине XX в. в результате неравномерности развития основных промышленных стран, усиления роли США и снижения роли Великобритании доля фунта стерлингов в международных расчетах упала до 40% в 1948 г. и до 5% — в начале 90-х гг. Примечательно, что доля доллара США возросла почти до 75% в 1982 г., а затем снизилась до 55% в конце XX в., поскольку немецкая марка, японская иена, швейцарский франк и другие ведущие валюты стали также использоваться как международные платежные средства.

При рассмотрении процесса сальдирования платежных балансов посредством перемещения золота необходимо обратить внимание на следующие моменты. Платежи золотом представляли собой окончательный расчет между сторонами. Золотые деньги, т.е. вещественные деньги в форме монет или слитков, в конечном счете являются товаром-золото. Перемещение этого товара из рук в руки олицетворяет сделку обмена, которая носит окончательный характер и не влечет за собой никаких обязательств. Таким образом, при сальдировании платежного баланса страны — участницы мирохозяйственных связей используют вещественные торговые деньги в форме золота для того, чтобы завершить возникшие между ними требования и обязательства в платежных отношениях посредством окончательного расчета. Необходимость этих операций вытекала из того, что при значительных размерах международной торговли мировой интеграционный процесс еще находился на нижней ступени своего развития, международное движение капитала только начиналось и все страны еще оставались обособленными участницами мирохозяйственных связей. Обособленное положение страны требует ее окончательного расчета с партнерами по мировому хозяйству по текущим обязательствам в каждый данный момент. При этом под текущими обязательствами мы, конечно, не имеем в виду долговые обязательства вообще, возникающие из кредитных отношений между странами, мы подразумеваем обязательства, в том числе по обслуживанию имеющихся долгов, срок которых наступил и которые должны быть исполнены.

Важным фактором сальдирования золотом остатков при неравенстве торговых и платежных балансов по основным операциям было то обстоятельство, что не существовало иных, кроме золота, финансовых инструментов, посредством которых можно было завершить международные расчеты.

Однако возникает вопрос: каким образом участники международных расчетов узнавали, что пора произвести платеж золотом, чтобы урегулировать платежные отношения? Ведь составление платежного баланса было сложным делом, и о том, что у страны возник дефицит торгового баланса в таком-то размере, можно было узнать лишь спустя некоторое время, и эти сведения были предметом интереса регулирующих органов, но не массы участников международных расчетов.

Решение проблемы состояло в том, что сальдирование платежного баланса происходило ежедневно в процессе упорядочения колебаний валютного курса. Именно колебания валютного курса сигнализировали о состоянии платежного баланса на данный момент — о возникновении актива или дефицита основных операций. Здесь нужно сделать важное замечание. Поскольку в составе платежных балансов доминировали операции внешней торговли,

а в расчетах по внешней торговле использовались векселя, применительно к тем временам следует вести речь о вексельном курсе. Это важный принципиальный момент получил отражение в классической политэкономии[6].

Золото было задействовано для сальдирования балансов по торговым сделкам как механизм «золотых точек». Этот механизм представлял собой во времена золотого стандарта идеальный пример стихийного взаимодействия в системе международных расчетов металлической денежной системы, основанной на золоте, и системы кредитных денег в форме векселей. Наша задача облегчается тем, что механизм действия «золотых точек» описан в теоретической литературе и в учебниках. Суть этого механизма заключается в том, что он не позволял вексельному курсу отклоняться от золотого паритета более чем на 1% в любую сторону. Фактические пределы были даже менее 1%, и эта величина используется при описании данного механизма буквально для круглого счета.

Чтобы не отсылать читателя к другим источникам, кратко опишем действие этого механизма.

Главная отличительная черта механизма «золотых точек» состояла в том, что это был чисто рыночный механизм, который исправно действовал без всякого вмешательства государственных регулирующих органов. Начнем с того, что отклонение вексельного курса от золотого паритета сигнализировало о том, что возник перекос в платежном балансе. Но это мало интересовало участников международных расчетов — они видели отклонение курса и реагировали на него соответствующим образом, чтобы защитить свои интересы.

При отклонении вексельного курса вниз от паритета примерно на 1% становилось выгоднее совершить платеж в золоте. Плательщику вместо приобретения иностранных векселей по возросшей цене становилось выгоднее купить золото в монетах или слитках, оплатить чеканку, упаковку, страховку, перевозку, а также другие сопутствующие расходы и расплатиться золотом. Секрет заключается в том, что все эти расходы по приобретению и переправке золота не превышали 1% стоимости сделки. Следовательно, становилось выгоднее купить и переправить за границу золото, чем покупать на ту же сумму вексель с прибавлением к ней более высокого процента. Конечно, речь идет о внешнеторговых сделках промышленников и купцов, совершавшихся на значительные суммы.

Таким образом, при отклонении вексельного курса от паритета вниз на величину примерно 1 % происходил отток золота из страны, а при обратной ситуации происходил его приток. Страна с активом платежного баланса получала приток золота, а страна с дефицитом испытывала его отток. Кстати, на этих принципах строились концепции меркантилизма. Скажем, меркантилисты рекомендовали Великобритании всячески поддерживать и стимулировать свой экспорт, одновременно ограничивая импорт протекционистскими средствами. Тогда партнеры будут оставаться ей должны, вынуждены будут оплачивать долг золотом, и в Великобританию будет притекать золото, обеспечивая обогащение страны.

Предельно высокий курс иностранной валюты, при превышении которого становилось выгоднее вывозить золото из страны и продавать его за границей вместо покупки кредитных средств платежа, назывался экспортной золотой точкой. Напротив, предельно низкий курс иностранной валюты, ниже которого становилось выгодным ввозить золото из-за границы и продавать его своему эмиссионному банку, назывался импортной золотой точкой'.

Всю эту идеальную картину портит одно обстоятельство. У стран с дефицитом торгового и платежного баланса запасы золота не безграничны. Поэтому отток золота, когда он принимал крупные размеры и приводил к истощению национальных резервов, служил отправным пунктом для использования иных средств экономической политики для выправления положения, среди которых наиболее кардинальным была девальвация валюты.

Оценивая механизм сальдирования платежного баланса в XIX в. с точки зрения взаимодействия разных форм денег, можно заключить, что при оплате золотом более низкая форма денег — вещественные торговые деньги — приходила на помощь более высокой форме — кредитным деньгам — там, где она еще не справлялась с проблемой завершения международных расчетов вследствие недостаточно высокого уровня развития мирохозяйственных связей между странами.

Подводя итоги оценки действия системы золотого стандарта как принципа организации мировой валютной системы, можно отметить следующее. [4]

  • 1. Золотой стандарт представлял собой стихийно образовавшуюся под влиянием рыночных сил систему международных расчетов, основанную на вещественных торговых деньгах — золоте, в которой роль государства свелась к официальному установлению золотого содержания валют и эпизодическому вмешательству в критических обстоятельствах, когда возникали кризисы или другие потрясения.
  • 2. В обычных условиях для времен золотого стандарта была характерна устойчивость валютных курсов, конъюнктурные колебания которых не выходили за пределы 1 % в ту и другую сторону. Это обеспечивало благоприятные условия для участников международной торговли, которые могли прогнозировать цены и валютные курсы на длительные сроки и заключать долгосрочные контракты. Естественно, для банков, ведущих международные расчеты, персональных участников операций с капиталом и других участников международных экономических отношений это было весьма благоприятным фактором.
  • 3. Мировая валютная система, основанная на золотых деньгах, была понятна обществу и вызывала доверие с его стороны, поскольку золото считалось в обществе олицетворением богатства, а собственная телесная ценность золотых денег рассматривалась как залог устойчивости и надежности системы.
  • 4. Доверие к системе золотого стандарта укрепилось в связи с переходом на золотую денежную систему целого ряда европейских стран в конце XIX в. и последующим динамичным развитием их экономики.
  • 5. Крушение золотого стандарта в начале Первой мировой войны многие аналитики, политические и финансовые деятели связывали именно с войной, но не с исчерпанием роли золота как вещественных торговых денег. Этим объясняются попытки восстановления золотого стандарта хотя бы в урезанном виде после окончания Первой мировой войны в форме золотослиткового стандарта.

Вероятно, Первая мировая война действительно сокрушила золотой стандарт до того, как эта мировая валютная система естественно исчерпала свои возможности. Однако это не означает, что золотой стандарт представлял собой оптимальный способ устройства мировой валютной системы. В национальных денежных системах развитых стран того времени уже прочно укоренились кредитные деньги, и операции в кредитных деньгах занимали доминирующее место в национальном денежном обороте. Поскольку

формирование мирохозяйственных связей, образующих мировой интеграционный процесс, несколько отстает от национальных процессов созревания экономики, повторяя их с некоторым опозданием, то в мировой валютной системе в конце XIX — начале XX в., можно сказать, происходил расцвет золотого монометаллизма, который в национальных денежных системах уже выполнил свое предназначение и приближался к завершению. Накануне Первой мировой войны отмечалось снижение роли золота в национальных денежных системах до подчиненного положения по отношению к кредитным деньгам. В частности, в Великобритании в 1913 г. доля золота равнялась всего 10% в составе денежной массы[8].

В конце XIX — начале XX в. кредитные деньги уже занимали значительное место и в международных расчетах, так что золотым деньгам рано или поздно пришлось бы полностью уступить кредитным деньгам и эту сферу денежного оборота. Но поскольку Первая мировая война сломала естественный ход событий, после ее окончания в некоторых странах еще предпринимались попытки восстановить золотой стандарт. Сумятица в международных валютных отношениях в период между двумя мировыми войнами отражала трудности адаптации стран капитализма к условиям прекращения действия золотого стандарта, кризисным процессам Великой депрессии и ее последствий. Все это достаточно подробно описано в научной и учебной литературе, что позволяет не останавливаться здесь на данных вопросах.

  • [1] В заседаниях Конференции приняли участие представители 20 стран: Австрии, Бадена, Баварии, Бельгии, Дании, США, Франции, Великобритании, Греции, Италии, Испании, Нидерландов, Португалии, Пруссии, России, Швеции и Норвегии, Швейцарии, Турции и Вюртемберга. США были представлены делегатом от Нью-Йорка на Всемирной выставке, Великобритания — двумя деятелями, один из которых был чиновником Монетного двора. Примечательно, что представителем от России был физик Якоби, которому на Парижской выставке была вручена медаль за достижения в гальванопластике. Здесь мы используем сведения из статьи: Хватов Ю. Ю. Парижская денежная (валютная) конференция 1867 г.: мифы и реальность // Академичний огляд. 2011. № 2. С. 65-72.
  • [2] См.: Международные валютно-кредитные отношения / под ред. Л. Н. Красавиной. М.: Юрайт, 2014. С. 65.
  • [3] См.: Комиссаров В. П., Попов Л. Н. Международные валютные и кредитные отношения. М., 1965.
  • [4] См.: Комиссаров В. П., Попов А. Н. Указ. соч.
  • [5] См.: Международные валютно-кредитные отношения / под ред. Л. Н. Красави-ной. М.: Юрайт, 2014. С. 35, 55, 65.
  • [6] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 25. 4. 2. С.120, 140.
  • [7] См.: Комиссаров В. П., Попов А. Н. Указ. соч.
  • [8] См.: Международные валютно-кредитные отношения / под ред. Л. Н. Красавиной. С. 47.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>