Полная версия

Главная arrow Финансы arrow Деньги в национальном и мировом хозяйстве

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Переход от торговых к кредитным деньгам

Историческая необходимость и границы функционирования торговых вещественных денег

Торговые вещественные деньги возникают и переживают свое становление и расцвет на ранних стадиях товарных отношений. Они проходят длительный исторический путь своего совершенствования, меняя телесную форму до тех пор, пока в этой роли не начинают действовать благородные металлы, сочетающие в себе такие физические свойства, которые позволяют им лучше любых других известных материалов выступать в качестве представителя ценности товарного мира. На протяжении этого пути складываются и закрепляются и функции, которые выполняют торговые деньги. Каждая последующая функция денег вырастает на основе предыдущей, будучи вызвана к жизни потребностями соответствующего уровня товарных отношений. Действие последней функции торговых денег — функции средства платежа — захватывает уже период становления капитализма, когда возможности натуральных денег вступают в противоречие с потребностями капиталистического производства.

Торговые вещественные деньги — это такие деньги, которые соответствуют требованиям торговли как главной формы экономической связи в обществе. Необходимость функционирования торговых денег в натуральной форме порождается рядом ключевых условий, свойственных торговле как форме рыночных отношений. В докапиталистическую эпоху товарное производство в значительной степени осуществляется не для получения дохода, а для изготовления продуктов, которые могут служить средством обмена для получения других продуктов. Производство для обмена на другие нужные продукты (не для получения прибыли) преобладало в период простого товарного производства.

Объективный общественный процесс возникновения и развития обмена порождает деньги как результат достижения этим процессом определенной ступени прогресса. Поскольку преобладающим предметом обмена выступают продукты, становящиеся товарами, то и мерой ценности участвующих в обмене продуктов становится один из них, принимающий на себя задачу воплощения ценности всех других товаров.

Торговля как регулярный процесс обмена товарными ценностями представляет собой стихийно формирующийся процесс установления общественной экономической связи между обособленными и разобщенными товаропроизводителями. Торговый обмен для них — это эпизод, который происходит вне сферы их производственной деятельности. Торговая сфера в целом выступает в качестве внешней и сферы, обособленной от сферы производства, в которой создается продукт. Торговые связи еще недостаточно устойчивы, их величина и дислокация подвержены действию многих факторов, в том числе факторов внеэкономического характера. Вследствие разобщенности участников хозяйства обмен деятельностью для них имеет смысл только в форме обмена предметами, каждый из которых имеет собственную ценность. Только эта собственная ценность предметов, переходящих из рук в руки, служит для участников торговой сделки действительной гарантией сохранения ценности в результате сделки, а также эквивалентности тех ценностей, которыми они обмениваются. Это относится в особенности к купеческой торговле, охватывающей различные части данной страны или различные страны, на территории которых действуют иные обычаи и законы.

Другой важный фактор, определяющий необходимость натуральных денег, — это неустойчивость объема и пропорций товарного производства вследствие подчиненного положения товарного уклада в национальном хозяйстве. В докапиталистические эпохи товарное производство является подчиненным хозяйственным укладом. На его долю приходится меньшая часть производимой обществом продукции. Преобладающая часть продукции производится и потребляется в натуральном хозяйстве, не поступает в сферу обмена и не принимает вследствие этого форму товара. Объем товарного производства не только относительно невелик, но и, что еще более важно, нестабилен.

Последнее замечание нуждается в разъяснении. Имеется в виду, что объем товарного производства в докапиталистическую эпоху в силу ограниченности рыночной сферы в рамках данного общественного строя увеличивался очень медленно, обнаруживая заметный прирост лишь через многие десятилетия, так что на протяжении длительных периодов он не превышал определенных величин. Ярким примером приспособления товарного производства к ограниченным возможностям существующего в течение длительного времени узкого рынка служат средневековые цехи с их жесткой регламентацией производства.

Вместе с тем объем рынка в докапиталистические времена в существующих пределах мог весьма значительно колебаться под влиянием меняющихся обстоятельств. Неурожайные годы, войны, эпидемии и целый ряд менее значительных событий сильно влияли на общие масштабы производства и на величину той части продукции, которая могла быть доставлена на рынок и там реализована. В этих обстоятельствах способность денежной массы меняться по величине в соответствии с меняющейся величиной товарной массы становится ключевым условием не только адекватности действия денежной системы, но и нормального функционирования всего рыночного сектора хозяйства. Указанное свойство денежной системы обеспечивалось благодаря тому, что деньгами выступал товар. Как только проходила надобность в нем в качестве денег, он возвращался к своей товарной сути и в этой ипостаси мог достаточно долго, а если это золото, то практически бесконечное время продолжать свое существование как вещественный элемент богатства.

Иначе говоря, ключевой функцией денег в эпоху натуральных вещественных денег выступает функция сохранения ценности. Только такие деньги могут успешно действовать в эту эпоху, которые лучше всего приспособлены для сохранения собственной ценности материала, играющего роль денег. Такие деньги не утрачивают своей ценности ни во времени (в течение промежутка между сделками продажи своего товара продавцом и покупки нужного ему товара), ни в пространстве (при перемещении на другие территории), ни при перемене режима власти, попадая из одного государства в другое.

Роль денег как сокровища получает в докапиталистическую эпоху ключевое значение для обеспечения нормальной работы денежной системы. Возвращаясь в этой роли к положению товара, натуральные вещественные деньги служат одновременно формой накопления богатства и резервом ценности, который для обеспечения действенности сложившихся пропорций обмена, т.е. цен, может оставаться в прежнем размере, увеличиваться путем накопления в качестве товара, если денег в обращении оказывается в избытке, а может и сокращаться, пополняя денежную массу в обращении, т.е. вновь принимаясь выполнять активные функции денег. Наличие запасов золота в виде сокровищ и высокая эластичность золотых денег обеспечивали гибкость приспособления величины денежной массы к объему товарного обращения.

Опираясь на исторические сведения, можно утверждать, что преобладающая часть той исторической эпохи, когда благородные металлы служили в качестве денег, приходится на докапиталистический период. Золото и серебро в роли денег действовали еще в Древнем Египте. При этом в обращении всегда преобладали серебряные монеты, в качестве мелких разменных денег использовались медные монеты, а золото обслуживало только очень крупные торговые сделки и платежи между государствами.

Главным источником драгоценных металлов в мире в период становления капитализма как хозяйственного уклада в течение трех столетий — в XVI—XVIII вв. — была Южная Америка. В XVI в. на ее долю пришлось 330 т добытого золота, в то время как во всех остальных районах мира было добыто 570 т; в XVII в. соответствующие показатели уже составляли 600 и 500 т; а в XVIII в. Южная Америка уже почти в три раза превосходила остальные районы земного шара вместе взятые: ее добыча составила 1623 т, а всех остальных районов мира — 570 т. Золото, добытое в других районах мира, преимущественно оседало там же: в феодальных государствах Китая, Японии, Индии. Преобладающая часть золота Южной Америки поступала в страны Западной Европы и служила становлению капитализма. И так продолжалось практически до середины XIX в.[1] Появление большого количества золота в Европе после открытия Америки ускорило процесс первоначального накопления и стимулировало развитие капитализма. Вместе с тем оно стало причиной инфляции с ее тяжелыми экономическими и социальными последствиями. Резкое увеличение мировой добычи золота происходит в середине XIX в. после открытия богатых месторождений в США (Калифорния), Австралии, Канаде, Южной Африке. Это был период, когда капитализм уже утвердился как способ производства и общественный строй, стали нормой регулярные циклические кризисы и когда вместе с золотом в денежном хозяйстве в широких масштабах действовали кредитные деньги. По данным Квиринга, мировая добыча золота за первую половину XIX в. составила округленно 1100 т, а за вторую его половину превысила 5600 т[2].

Золотой стандарт, о котором в экономической литературе часто пишут как о незабываемом периоде стабильности денежного хозяйства, фактически был лишь кратковременным заключительным эпизодом в долгой истории вещественных денег. Напомним, что в Англии золотой стандарт официально был введен в 1816г., в Германии — в 1873 г., во Франции — в 1874 г., в России — в 1897 г., в США — в 1900 г. А в 1914 г. он прекратил действовать во внутреннем обращении практически во всех странах (в Великобритании и Франции обмен крупных сумм банкнот на слитки золота поддерживали после войны до кризиса 1929—1933 гг.). В США обмен банкнот на золото был прекращен в начале 1933 г. в рамках начатого Рузвельтом курса экономических реформ. Остатки урезанного золотого стандарта продержались во Франции до сентября 1933 г.[3]

В эпоху свободного золотого обращения золото в больших количествах оседало в запасах частных лиц. Свою роль денежного сокровища оно выполняло в преимущественной мере стихийно, через их действия по тезаврации золота или выпуску его из своих запасов в обращение. По имеющимся данным, в начале XIX в. количество монетарного золота в частном владении в 23 раза превышало его количество в централизованных банковских резервах. Только к концу XX в. соотношение частных и централизованных резервов монетарного золота сократилось и составило 2 : I[4].

По состоянию на 1980 г. учтенное количество золота во всем мире оценивалось величиной около 86 000 т, из которых 36 000 т находилось в централизованных резервах[5].

Самая примечательная сторона истории добычи золота состоит в том, что подавляющая часть ныне существующего золота добыта в XX в., т.е. в период, когда золото уже утрачивало свои денежные функции. Из 86 000 т сохранившегося и учтенного на 1980 г. золота (без СССР) 82%, или 70 850 т, было получено с начала XX в. до этой даты. За предыдущие полстолетия, с 1849 г. (открытие калифорнийского золота) и до 1900 г., было получено из указанной общей величины всего около 11 000 т. Если же обратиться к более ранним периодам, то можно заключить, что соответствующие им результаты более чем скромны по сравнению с современностью. Так, с 1493 г., со времени открытия Америки и начала достаточно достоверного учета добытого золота, и по 1848 г., т.е. за три с половиной века, когда золото в основном поступало из Южной Америки, всего было добыто около 5500 т. При этом в XVI в. добыли 904 т, в XVII в. — 1108 т, в XVIII в. — 2154 т, а в первой половине XIX в. — 1320 т. Нетрудно видеть, что эти величины соответствуют годовой добыче золота в середине XX в.[6]

По состоянию на конец 2011 г. все мировые запасы золота составляли 165 000 т и оценивались при цене 1600 долл, за одну тройскую унцию (31,1 г) суммой 8 487 797 102 400 долл. США. В этом общем объеме централизованные монетарные запасы золота составили 32 825 метрических тонн золота, из которых запасы всех центральных банков оценивались в 28 398 т (2010), запасы, принадлежащие МВФ, — 3217 т (2009), запасы в управлении инвестиционных фондов, торгуемых на бирже, — 2100 т. При этом годовой объем мировой добычи золота оценивался округленно в размере 2500 т[7]. По имеющимся данным, в конце 2013 г. мировые запасы золота составляли уже 177 200 т, из которых 30,5 тыс. т образовывали резервы центральных банков[8].

Роль золота в период капитализма весьма противоречива. С одной стороны, оно всегда на виду и воспринимается обществом как единственная форма действительных полноценных денег, а также как воплощение богатства. С другой стороны, оно уже не является единственной формой денег и вынуждено делить эту роль с рожденными капитализмом и быстро прогрессирующими кредитными деньгами. Золото адекватно выполняло роль денег в докапиталистический период и успешно содействовало росту торговли и прогрессу товарных отношений, но в эпоху капитализма оно уже не может выполнять эту роль столь же естественно и полно, как прежде. С приходом капитализма золото в роли денег вступает в конфликт с золотом в качестве товара. Разрешение этого конфликта происходит путем последовательного вытеснения золота из денежной сферы за счет утверждения кредитных денег.

Противоречивая роль золота в период становления кредитных денег в течение долгого времени была скрыта из-за того, что кредитные деньги возникают и развиваются на золотом фундаменте, выполняют все больший объем работы, но делают это без тех драматических эффектов, которые сопровождают функционирование золота в этот период.

При капитализме радикально меняется роль денег в экономическом процессе. Если для эпохи торговли деньги выступали как промежуточный момент товарной сделки в роли средства обращения и как средство накопления богатства в роли средства сохранения ценности и средства платежа, то теперь главная роль денег состоит в том, что они являются необходимой предпосылкой, исходным пунктом кругооборота капитала, а затем — неотъемлемым элементом в его движении и завершающим это движение аккордом. Деньги становятся нужны, чтобы запустить в работу производительный капитал, чтобы придать ему движение и далее постоянно его в этом движении поддерживать, для чего им самим требуется постоянно быть в движении. Но это не простое движение, это движение, в ходе которого ценность капитала возрастает, следовательно, и сумма денег, в которой эта ценность выражается, должна в адекватной мере расти.

Золото оказывается негодным для выполнения этой задачи. Наращивание суммы денег, отражающей растущую ценность капитала, приходится обеспечивать механическим путем — увеличением массы добытого золота. С развитием капитализма, в особенности с наступлением эпохи промышленного капитализма, немедленно обнаруживается, что золота попросту мало! Все больше и больше золота приходится добывать для того, чтобы чеканить из него монету и пускать ее в обращение. Вся эта работа с точки зрения рационального потребления ресурсов, что является принципом рыночной экономики, не приносит никакой пользы, поскольку деньги лишь обслуживают движение капитала, выступая для непосвященных в качестве неизбежного элемента, а на деле — практически бесполезного посредника, с присутствием которого на сцене хозяйственной жизни приходится мириться. При этом следует принимать во внимание, что общество сталкивается с необходимостью согласовать два независимых процесса. В то время как в процессе производства происходит его последовательный рост, генерирующий потребность в непрерывно растущей массе денег (мы сознательно абстрагируемся здесь от циклического характера динамики производства при капитализме), другой процесс — добыча золота — зависит от случайных открытий.

Значительную экономию золота обеспечивает использование в сфере обращения разменных на золото бумажных денег. Однако даже при этом условии золота оказывается недостаточно. Мотив недостатка золота для денежных целей почти постоянно звучит в экономической литературе по этому вопросу на протяжении XIX в. и начала XX в.

То обстоятельство, что, несмотря на ощущение нехватки золота, денежная система все-таки справлялась со своими задачами, объясняется тем, что с самого своего возникновения капитализм создает и ставит себе на службу в растущих масштабах кредитные деньги, которые успешно обслуживают все большую часть расчетов вместо золота. Но поскольку эти кредитные деньги появляются на свет на бумаге, поскольку бумага вынужденно используется в качестве носителя, современники не узнают в них самостоятельные деньги нового, более высокого порядка, а воспринимают их как простые разменные на золото бумажные деньги, выступающие лишь заменителями золота в обращении. Эта путаница имеет место до сих пор, когда словосочетание «кредитно-бумажные деньги» используется в экономической литературе применительно к современным кредитным деньгам.

Противоречивая роль золота в качестве денег при капитализме объясняется целым рядом причин. Золотое денежное обращение является необходимой естественной предпосылкой возникновения капитализма, поскольку это обращение принадлежит к хозяйственному укладу, из которого непосредственно вырастает капитализм, — к регулярной товарной торговле и поскольку этот уклад постепенно врастает в капитализм и становится его составным элементом. Капитализм не мог бы возникнуть без предварительного устойчивого развития торговли и денежного обращения, а устойчивость денежного обращения обеспечивалась функционированием благородных металлов в роли денег.

Поскольку последующие хозяйственные уклады возникают и развиваются на основе предыдущих, то и соответствующие элементы предыдущего уклада становятся фундаментом, основой, из которой произрастают новые элементы, превращаясь в очередную ступень прогресса товарных отношений. В соответствии с этой закономерностью золотое денежное обращение при капитализме становится фундаментом, на котором начинает строиться новая денежная система, состоящая из кредитных денег.

Металлические деньги в этой двухъярусной системе выполняют ряд важных задач. Они создают преемственность денежных систем, передавая кредитным деньгам функцию меры ценности и разделяя с ними выполнение этой функции до последнего момента своего существования. Они придают устойчивость смешанной денежной системе, сочетающей в себе одновременное действие металлических и кредитных денег, применимых в качестве средства обеспечения кредитных денег в обращении и их размена на благородные металлы. Таким путем складываются условия для постепенного укрепления кредитных денег за счет все более полного выполнения ими соответствующих функций, в то время как сфера действия функций металлических денег последовательно сужается.

Они выполняют роль гаранта сохранения ценности посредством золотого обеспечения и размена кредитных денег на металлические деньги, выступая на передний план в свойственной только им телесной сути, когда кредитные деньги функционируют неудовлетворительно, при текущих нарушениях пропорций обмена, в периоды экономических кризисов, а также в моменты политических и иных потрясений.

Помимо этих задач, непосредственно связанных со становлением и развитием свойственной капитализму более прогрессивной денежной системы, золото в качестве денег выполняет в период становления капитализма и ряд других задач экономического характера.

Деньгам вообще и золоту в этом качестве в частности отводится роль разрушителя и ликвидатора старых докапиталистических укладов. Эта роль золотых денег до капитализма была главенствующей и выполнялась путем развития торговли, на базе которой вырастал капитализм, но когда он сложился и занял господствующее положение в хозяйстве, данная роль стала вспомогательной и сопровождалась неприятными последствиями. Механизм разрушительной работы, которую выполняют деньги по отношению к старым хозяйственным укладам, столь же прост, сколь и жесток.

Распространение товарно-денежных отношений в обществе приводит к растущей потребности в деньгах для самых разных целей. А чтобы добыть деньги в обществе товарно-денежных отношений, необходимо что-нибудь продать. Это может быть не только произведенный для рынка продукт, но и дворянское имение или крестьянский двор, или иное имущество. Деньги нужны, например, для уплаты налогов. Здесь уместно отметить, что как только феодальное государство заменило натуральный налог денежным, оно само дало толчок развитию капитализма, вынуждая своих подданных производить продукцию на продажу, чтобы добыть деньги для уплаты налогов. Этот парадокс заслуживал бы отдельного более подробного рассмотрения того, как феодальное государство через налоги содействует распространению товарных отношений, расцвет которых погубит феодализм. Замена натуральных налогов и повинностей денежными, порождающая постоянную потребность в деньгах, приводит к трансформации натурального хозяйства в рыночное во все больших масштабах, пока натуральное хозяйство не превращается в подсобное и не становится подчиненным, второстепенным укладом.

Вместе с необходимостью натуральных денег как исходной ступени формирования денежной системы капитализма обнаруживаются их недостатки, которые не позволяют им сохраниться в эпоху капитализма и которые устраняются с возникновением кредитных денег как более высокой формы развития денежной системы.

Недостатки эти носят принципиальный характер, поскольку капитализм представляет собой принципиально более высокий тип товарных отношений по сравнению с предшествовавшими ему товарными отношениями в виде регулярной торговли.

Основные принципиальные отличия капитализма применительно к рассматриваемому нами вопросу состоят в следующем.

В отличие от предыдущих эпох, когда товаром преимущественно была часть продукции, производимой в рамках натурального хозяйства, капитализм делает производство для рынка господствующим укладом и неуклонно разрушает предшествовавшие ему уклады, добиваясь всеобщего распространения товарных отношений и полного охвата ими всего общественного производства. Практически все хозяйственные ресурсы и вся производимая в обществе продукция принимают форму товара, предназначенного для рынка.

В ходе своего становления и развития капитализм превращает в товар все факторы производства: землю, капитал и труд, а также деньги. В течение определенного исторического периода капитализм добивается того, что все указанные факторы становятся товарами, для каждого из которых формируются свои рынки со своими правилами купли-продажи.

Главная особенность капитализма состоит в том, что он не только превращает факторы производства в товар, но и объединяет их в качестве составных элементов нового экономического явления, называемого капиталом, или, выражаясь современным языком, бизнесом. Бизнес формируется как созидательный комплекс, предназначенный для увеличения общественного богатства путем перманентного производства прибыли. Предприниматель объединяет все входящие в этот комплекс элементы (факторы производства) силой собственности — они все принадлежат ему как работодателю — и направляет их на производство тех или иных товаров и услуг, образующих общественное богатство.

Примечательно, каким образом в деятельности современного рынка ценных бумаг проявляется стремление общества к увеличению богатства как объективная сила экономического развития. Благодаря появлению и развитию рынка акций образуется рынок, на котором бизнес получает свою оценку по критерию прибыли и продается как товар. Через курс акций общество выше ценит тот бизнес, который приносит более высокую прибыль, и безжалостно уничтожает тот бизнес, который прибыли не приносит.

На место торговли как главного типа общественных экономических связей, представляющей собой обращение товаров, при капитализме приходит кругооборот капитала, включающий рыночное движение не только конечных продуктов, но и факторов, принимающих участие в их производстве. Капитализм подчиняет себе торговлю и трансформирует ее содержание. Торговля факторами производства становится начальной, а торговля конечными продуктами — завершающей фазой кругооборота капитала. Торговый капитал превращается в составной элемент совокупного капитала, применяемого для производства и реализации данного продукта.

Однако обращение капитала принципиально отличается от обращения товаров и по этой причине предъявляет иные требования к деньгам, нежели те, которые предъявляла торговля. Для торговли ключевое значение имела способность денег обеспечивать эквивалентность обмена; для капитала ключевым требованием к деньгам становится их способность обеспечивать адекватный собственный рост вместе с ростом ценности капитала в ходе его кругооборота. В условиях докапиталистической торговли деньги должны были обслуживать обращение товаров и накопление богатства. Теперь они должны выполнять задачу обслуживания кругооборота и накопления капитала.

Чтобы деньги при капитализме адекватно работали как хозяйственный ресурс, они тоже должны превратиться в товар, подобно тому, как это произошло с факторами производства. Только соединение факторов производства с деньгами позволяет образовать категорию капитала как бизнеса. И они действительно превращаются в товар, называемый денежным капиталом, для торговли которым образуется рынок кредитно-денежных ресурсов. Однако при этом сами деньги претерпевают принципиальные изменения, меняется механизм выполнения деньгами своих функций.

В условиях господства торговли главной активной функцией денег была функция средства обращения. Но роль денег в этой функции мимолетна — они переходят из рук в руки только для того, чтобы опосредовать движение товаров. Как только вещественные деньги по каким-то причинам выпадают из этого движения, они неминуемо должны принять форму сокровища и осесть в качестве элемента богатства. Но в этой форме деньги играют пассивную роль — они фактически возвращаются в состояние ценного предмета, вещи. Он сохраняется, пока не потребуется вновь окунуть его в сферу обращения, где его телесная суть уже пребывает на втором плане. Деньги в торговле играют роль промежуточного элемента: их задача — обслужить обмен эквивалентов. Деньги как капитал совершают свое движение иначе: они теперь не посредники — они составляют исходный и конечный пункт движения, которое совершается в виде кругооборота капитала. Они авансируются на определенный срок, чтобы в конце этого срока возвратиться в возросшей сумме. В течение всего этого срока они должны сохранять свою активную роль, выступая средством финансирования операций, связанных с работой капитала, и средства расчетов в ходе производственной деятельности. Деньги теперь переходят из одних рук в другие (из рук кредитора в руки предпринимателя), чтобы привести в движение факторы производства, объединившись с ними в категории капитала (бизнеса), и совершить все остальное движение вместе с другими элементами капитала, пока он в товарной форме не будет реализован в возросшей сумме денег. Соответствующая часть последней будет возвращена кредитору, а другая (за исключением расходов на личные нужды предпринимателя) вновь будет брошена в движение.

В принципе золото могло бы выполнять задачу обслуживания кругооборота капитала, и на первых порах становления капитализма оно эту роль действительно выполняло, но делало это с массой неудобств и трудностей, преодоление которых свелось к постепенному вытеснению золота из этого процесса. Дело в том, что металлические деньги не приспособлены к выполнению именно двух главных задач: нарастанию ценности адекватно с ростом ценности капитала и превращению в товар в роли денег.

Совершенно очевидно, что покупка золотых денег за золотые деньги (имеется в виду, что возможные в этом случае разменные на золото бумажные деньги фактически означают то же золото) представляет собой бессмысленную операцию. Следовательно, речь идет о покупке денежного капитала. Таким образом, противоречия золота удваиваются: золото, представляющее собой товар в роли денег, должно теперь выступать в роли товара как денежного капитала. Противоречие между товарной природой золота и его денежной ролью дополняется противоречием между ролью золота в качестве денег и его ролью в качестве денежного капитала. На этапе становления капитализма это противоречие частично разрешается посредством наращивания количества монетарного золота.

Для выполнения задачи адекватного увеличения суммы денег, выражающей растущую ценность капитала в ходе его кругооборота, оказывается необходимо постоянное возрастание количества золотых денег, обслуживающих этот процесс. Здесь вновь возникает противоречие. Потребность в увеличении количества золота для монетарных целей диктует рост его добычи, а значит, соответствующих затрат ресурсов. Капиталу, который постоянно находится в движении, нет непременной необходимости в том, чтобы деньги, сопровождающие это движение, обязательно были натуральными, вещественными. Пока в кругообороте капитала не происходит сбоев, для обслуживания его движения вполне подошли бы такие деньги, которые, адекватно выражая его ценность и сохраняя доверие общества, сами по себе как предмет имели бы чисто символическую ценность. Иначе говоря, капитал интересуют деньги как общественное воплощение ценности, а не ценность того носителя, который выступает в качестве денег. Это происходит потому, что капитал создает систему общественных экономических связей, гораздо более высокую и гораздо более прочную, чем торговля. В системе торговых связей движение товаров и денег для участников хозяйственной жизни было эпизодом, опосредующим переход товара из рук в руки. В системе связей на основе капитала движение превращается в главный и при этом непрерывный процесс. Как и другие элементы капитала, деньги постоянно должны находиться в движении, возрастая по величине и трансформируясь в соответствующие элементы капитала в ходе этого движения. Телесная форма денег, которая была так важна для накопления богатства, при накоплении капитала также утрачивает свое значение. Капиталист отнюдь не собирается накапливать золото в качестве богатства, он совершает накопление капитала, а это означает траты золота, если таковое имелось, его вброс в движение ради превращения в элементы производительного капитала и наращивания ценности последнего. Противоречие между товарной природой золота и его общественной ролью в качестве денег при капитализме достигает своей кульминации.

Есть еще один фактор, затруднявший для золота выполнение роли денег и вызывавший неурядицы в экономике. Это соотношение рентабельности производства золота и других товаров. Если в докапиталистическую эпоху различия в рентабельности производства золота и других товаров не играли особой роли, то при капитализме эти различия приобретают большое значение.

Противоречие между товарной природой золота и его денежной ролью — это основное противоречие денежной системы в период капитализма свободной конкуренции.

В докапиталистический период, когда товарное производство охватывало только часть общественного производства и потому еще имело простор для развития вширь, действие механизма конкуренции еще не проявлялось в полной мере. Механизм конкуренции еще только переживал период своего становления. Поэтому перелив капиталов под влиянием различий в норме прибыли происходил в очень ограниченных размерах, если вообще имел место.

Докапиталистическое производство характеризуется преобладанием живого труда, относительно низким уровнем капиталоос-нащенности производства. Производительность фактически была ограничена пределами мускульной силы человека и тяглового скота. В различных ремеслах, где уже имелись некоторые приспособления, все равно ручной труд играл решающую роль. Благодаря этому структура цен и пропорциональность производства в этот период могли сохранять относительную стабильность в течение длительного времени. Это позволяло торговым вещественным деньгам в форме металлического обращения вполне удовлетворительно справляться с выполнением своих функций, в первую очередь с функцией меры ценности.

Что происходит, если под влиянием перелива капиталов меняются ценовые соотношения? Если цена товара, выступающего мерилом ценности, не меняется, то меняется уровень цен, но при этом эталон остается неизменным. Иначе дело обстоит, когда одновременно с изменением ценовых соотношений товаров по отношению один к другому («условий торговли», или относительных цен) меняется ценность самого товара-измерителя. Она меняется потому, что капитализм делает товарные отношения всеобщими. Конкуренция приобретает всеобъемлющий характер в масштабах всего общественного производства. Таким образом, закон конкуренции и перелива капитала охватывает и добычу золота. Цена золота меняется под влиянием конкуренции так же, как и цены других товаров, вследствие изменения спроса и предложения, изменения издержек и влияния других факторов ценообразования. Но в условиях конкуренции соотношение цены золота и цен других товаров теперь меняется не равномерно для всех товаров, а по-разному для различных товаров. По этой причине изменение ценности золота становится результатом изменения содержания единицы ценности. Или по-другому: единица ценности теперь меняется по причине изменения цены золота в условиях конкурентного производства. Значит, соответственно должны измениться цены всех товаров в деньгах. Под влиянием конкуренции ценность золота в результате перелива капитала неоднородно меняется по отношению к другим товарам. Но из-за денежной роли золота это изменение должно распространиться на все товары в одинаковой степени в виде некоего коэффициента. На самом деле это все-таки происходит неодинаково, потому что одновременно происходят неоднородные переоценки по отношению к тем товарам, к которым цена золота изменилась в неоднородной степени. Короче говоря, золото выступает эталоном по отношению ко всем товарам, но его относительная цена к разным товарам меняется неодинаково. Это подрывает роль золота как эталона.

Роль золота как фундамента денежной системы раннего капитализма в условиях изменения его собственной ценности негативно проявляется в периоды кризисов, когда ему приходится практи-

чески выполнять роль гаранта устойчивости денежной системы. На таких отрезках времени сказывается еще недостаточная зрелость кредитных денег и недостаточный уровень развития кредитной системы. Поскольку кредитные деньги выступают в символическом виде, они требуют общественной гарантии. Эта гарантия в виде создания государством законодательных норм обращения кредитных денег и механизма их соблюдения оказывается недостаточной. Для устойчивого функционирования кредитных денег нужны более совершенная кредитная система и более мощный механизм государственного регулирования кредитной сферы. Это приходит гораздо позднее, начиная с кейнсианства и времен «Нового курса». В эпоху капитализма свободной конкуренции этого еще нет. В отсутствие указанных условий прочность денежной системы создает ее золотой фундамент: обеспечение находящихся в обращении кредитных денег золотом и действие условия размена кредитных денег в обращении на золото. Связь металлической (вещественной торговой) денежной системы с системой кредитных денег через механизм размена позволяет металлической системе действовать в качестве опоры для кредитной системы, покуда та не созреет для полноценной самостоятельной жизни. Но издержки этого — обострение кризисов.

Дело в том, что кредитные деньги порождаются капиталистическим производством и их объем растет вместе с ростом объема производства, тогда как рост объема монетарного золота зависит от его добычи и внешней торговли. Поэтому полное обеспечение золотом всего объема денежной массы никогда не было возможно. При наступлении кризиса только часть участников хозяйственной жизни успевали обратить кредитные деньги в золото, но большинство участников несли неизбежные потери. Кризисы времен капитализма свободной конкуренции и господства золота в денежной системе, среди прочих свойственных им явлений, периодически осуществляли приведение цен и ценовых пропорций в соответствие с ценой золота, что происходило через крупное сокращение производства и образование большой безработицы.

Механизм влияния золота в качестве денег на характеристики экономических кризисов заслуживает отдельного исследования. Отметим еще раз, что незрелость кредитных денег в течение длительного периода экономики капитализма компенсируется их взаимодействием с металлическими деньгами. Именно для прочности их общественного бытия кредитные деньги делают размен-

ными на золото. Получается гибрид двух систем. Кредитные деньги удовлетворительно работают, пока экономика функционирует стабильно. Но как только возникают диспропорции, доверие к кредитным деньгам утрачивается — сначала к векселям, затем — к банкнотам и депозитным деньгам. Все бросаются обменивать кредитные деньги на золото. Денежная система деградирует. Кредитные деньги как символические деньги не справляются со своими функциями, и происходит возврат к товарной природе денег.

В этом своем проявлении кризис похож на болезнь хозяйственной системы. Производство сокращается — это тоже как бы форма деградации, возврата назад. После восстановления пропорций вновь начинается движение вперед. Исторический путь развития денег повторяется в сжатом виде в короткий промежуток времени: вначале активизируется золото, оно дает движение банкнотам, за ними опять в ход идут векселя и дальше все прогрессирует до очередного кризиса. Золотой фундамент (размен банкнот по фиксированному курсу) не дает обесцениться деньгам и привести денежную массу в соответствие с обесценившейся в ходе кризиса товарной массой посредством переоценки денег. Это, возможно, позволило бы легче преодолеть кризис посредством инфляции, перекладывающей его тяжесть на все общество. Вследствие отсутствия механизма обесценения денег при золотом обеспечении происходит простое отрицание части кредитных денег. Денежная масса адаптируется к сокращению производства путем ее соответствующего уменьшения, что, очевидно, ведет к углублению кризиса. Последующие фазы цикла: оживление и подъем экономики — сопровождаются ростом объема денежной массы главным образом за счет возрастания количества кредитных денег.

При капитализме с деньгами происходит радикальное превращение. В условиях докапиталистической торговли деньги обслуживали обращение товаров и накопление богатства. Теперь они должны выполнять задачу обслуживания кругооборота и накопления капитала. Это принципиально иная задача, и именно в этом пункте обнаруживаются недостатки натуральных денег, препятствующие им адекватно эту задачу выполнять.

Условия капиталистического производства требуют, чтобы деньги (подобно другим хозяйственным ресурсам) были превращены в товар, движение которого в экономике осуществляется посредством купли-продажи. Золотые деньги не могут служить для этой цели и потому во все большей степени вытесняются в сферу обслуживания торговли, т.е. на стадию реализации капитала, тогда как на других стадиях его движение в растущих масштабах обслуживается кредитными деньгами. Золото используется в качестве базы для развития кредитных денег. Ему отводится роль гаранта ценности кредитных денег путем их разменности на золото. В этой роли золото время от времени востребуется по частям, когда происходит размен банкнот на «звонкую монету» в моменты излишней банкнотной эмиссии. Но главное его предназначение в этой роли обнаруживается во всей драматической силе во времена кредитных кризисов, когда начинается массовый размен кредитных денег на золото и предпринимаются попытки превратить все денежные обязательства в «звонкую монету». В эти моменты общество полной ценой оплачивает свойство металлического обращения не быть подверженным инфляции. Только цена этого свойства — соответствующая глубина кризисного сокращения производства и продолжительность самого кризиса. Справедливости ради следует отметить, что в период, когда еще не было государственного регулирования и сам рыночный механизм еще не был достаточно зрелым, по-другому, иначе чем стихийно, через кризисы, механизм устранения диспропорций работать не мог.

Но главное несоответствие золота в качестве денег требованиям развивающегося капитализма состояло в том, что собственная ценность золота мешала адекватно быть выраженными в деньгах ценностям разных товаров с неодинаковой нормой прибыли. Рентабельность любого производства сводилась стихийно к рентабельности золота. А различия в норме прибыли, которые движут переливом капитала, не могли действовать достаточно эффективно. Разрешение этого противоречия происходит таким образом, что в то время как кредитные деньги принимают на себя все большую часть обслуживания общего объема хозяйственных расчетов, золоту отводятся такие функции, выполнение которых неизбежно связано с драматическими обстоятельствами или сопровождается драматическими последствиями, — это функции страховки и поддержания развивающейся системы кредитных денег, пока она не достигнет достаточной зрелости. Когда же наступает зрелость системы кредитных денег, золото перестает быть нужным и в этих функциях — оно вытесняется в мир товаров и утрачивает функции денег.

  • [1] См.: Марфунин А. С. История золота. М.: Наука, 1987. С. 45.
  • [2] См.: Quiring Н. Geschichte des Goldes. Stutgart: Ferdinand Enke Verlag, 1948. S. 285.
  • [3] Финансово-кредитный словарь. T. I. M. : Финансы и статистика, 1984. С. 442; Аникин А. В. Золото. М.: Международные отношения, 1984. С. 222—223.
  • [4] См.: Марфунин А. С. Указ. соч. С. 182.
  • [5] Там же. С. 238-239.
  • [6] См.: Марфунин А. С. Указ. соч. С. 236—237.
  • [7] По данным: All the World’s Gold. Provided by NumberSleuth.org. January 2012.
  • [8] По данным: Central Bank Gold Agreements, http://www.gold.org/reserve-asset-management/central-bank-gold-agreemcnts.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>