Полная версия

Главная arrow Финансы arrow Деньги в национальном и мировом хозяйстве

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Средство платежа

Это последняя известная и наиболее развитая функция денег. Средство платежа — это интегральная функция, включающая в себя не только функцию меры ценности, как все прочие функции денег, но также функцию средства сохранения ценности и функцию средства обращения. Функция средства платежа — это высшая функция денег в национальном хозяйстве. Ее выполнение предполагает продвижение товарных отношений на довольно высокий уровень развития, превращение его в значимый уклад в национальном хозяйстве. На этом этапе получает развитие кредит, и он занимает все более важное место в движении товаров. Регулярное, систематическое производство для рынка генерирует в обществе устойчивые хозяйственные связи, основанные на разделении труда и специализации товаропроизводителей. Формирование таких устойчивых связей создает в денежной сфере условия для становления кредитных отношений уже не в качестве единичных частных актов, а в качестве общественного явления, соответствующего требованиям достаточно развитого товарного производства и обращения. Продажа товаров с условием отсрочки платежа становится необходимым элементом хозяйственной жизни и охватывает значительные сферы товарного производства: оплату поставок сырья, сельскохозяйственной продукции, изделий-полуфабрикатов, наконец, оплату готовой продукции в отношениях между производителями крупных ее партий и торговцами, а также многие другие сделки. Регулярным явлением становится и рыночная торговля в кредит. Возникает необходимость общественной гарантии исполнения платежа, которая осуществляется путем соответствующего государственного законодательства. С развитием кредитных отношений между товаропроизводителями и выполнением деньгами функции средства платежа постепенно завершается обособление мира денег и тем самым завершается построение металлической денежной системы.

Функции средства платежа принадлежит особое место среди денежных функций. В качестве средства платежа деньги способны обслуживать не только движение товара, но и движение капитала.

Поэтому средство платежа — высшая из всех известных функций денег, соответствующая периоду зрелого капитализма. Однако капитализм не придумал функцию средства платежа, он взял ее из жизни в уже существовавших формах денег и вместе с собственным развитием развил и эти, прежде дремавшие в натуральных деньгах, возможности, заменив их кредитными деньгами.

Функция средства платежа наиболее полно воплощается в кредитных деньгах, но это воплощение становится возможным благодаря тому, что она прежде уже существовала и постепенно набирала силу в эпоху торговых натуральных денег. Функция средства платежа появляется вначале вне товарного обращения. Источником этой функции является кредит и возникающие на основе этого экономического отношения долговые обязательства. Но для того чтобы деньги были предоставлены в ссуду, они прежде должны существовать в виде отдельного от обращающихся денег накопленного фонда, т.е. в функции средства сохранения ценности. Следовательно, функция средства платежа также берет свое начало от функции сохранения ценности, как это было с функцией средства обращения. Но в отличие от последней у функции средства платежа более сложные и масштабные задачи.

Средство платежа становится необходимым в первую очередь не для обслуживания обмена ценностями, а для обеспечения возрастания самой ценности путем ее накопления. С появлением функции платежа закладываются экономические основы для трансформации обращения из самостоятельного явления — в момент процесса накопления, которое приобретает характер непрерывного общественного процесса. Но в докапиталистический период эта тенденция существует в зародыше, на самой начальной стадии, в те времена, когда активно развивается и достигает зрелости тенденция роста товарного и денежного обращения.

В денежной теории функцию средства платежа принято рассматривать применительно не к эпохе простого товарного производства и товарного обращения, а к эпохе капитализма и капиталистического кредита, когда на сцену уже выходят кредитные деньги. При этом функция средства платежа выводится из функции средства обращения. Она объясняется следующим образом. На основе появления кредитных сделок процесс обращения денег прерывается, операция товар (Т) — деньги (Д) оказывается теперь разделенной во времени: товар переходит из рук в руки в данный момент времени, а платеж по сделке, т.е. переход денег, происходит в отдаленный момент, через определенный договорный срок. Вследствие этого на место обыкновенной торговой сделки, в которой деньги выполняли мимолетную роль как средство обращения, оба участника сделки обменивались через деньги с обществом равновеликими ценностями и оставались в равном экономическом положении, приходит сделка другого типа — кредитная сделка. Положение участников меняется: один из них становится кредитором, другой — должником. В кредитной сделке товарная ценность в ее вещественном виде перемещается в одну сторону — в руки должника; кредитор вместо денег получает выраженное в деньгах долговое обязательство об их уплате в договорной сумме и в договорный срок.

В этом месте возник пробел в денежной теории, в которой неправильно трактуются кредитные отношения с точки зрения роли денег в этих отношениях, а потому совершается ошибка и в анализе кредитных денег. Чтобы эту ошибку устранить, необходимо рассмотреть кредит как разновидность эквивалентного обмена. Следует показать, что долговое обязательство, появляющееся в результате кредитной сделки, представляет собой особый вид денег, которые остаются невостребованными в докапиталистические времена и лишь в эпоху капитализма трансформируются в кредитные деньги.

Эти вопросы будут рассмотрены далее в отдельной главе, а сейчас нас интересует эпоха возникновения кредита и его развития в докапиталистические времена в контексте обретения деньгами функции средства платежа.

История долговых отношений столь же стара, сколь и история денег, а может быть, даже старше. Естественно, что в период натурального обмена кредит тоже был натуральным, выдавался и возвращался в форме продукта. Между кредитом и торговлей как двумя формами эквивалентного обмена изначально существует принципиальное различие. При торговой сделке обмен эквивалентных ценностей происходит как одномоментный акт; кредитная сделка порождает динамический эквивалент, поскольку она предусматривает условие возврата должником полученного ресурса через определенный промежуток времени и, как правило, большей ценности, чем первоначально была получена. Предоставление кредита означало передачу вначале натуральных ценностей, а впоследствии денежных — на некоторое время и в рост, откуда и пошло слово «ростовщик» и понятие ростовщического кредита.

Как свидетельствуют исторические источники, кредит и товарный обмен развивались параллельно. Товарообмен, представляя собой более высокую форму экономических общественных связей, чем ростовщический кредит, постепенно оттесняет этот кредит на второй план и в конце концов превращает его во второстепенное экономическое явление. В то время как торговля становится всеобщим экономическим отношением, охватывая в той или иной степени всех членов общества, кредит превращается для большинства из них в эпизодическое явление. Но вместе с этим в обществе выделяется особая группа, концентрирующая богатства и власть, для которой кредитные отношения становятся регулярным явлением.

В отличие от товарно-денежного обращения как вида общественных экономических связей, означавшего одномоментный обмен деятельностью между индивидами в данном обществе, ростовщический кредит изначально выступает как накопление, как способ концентрации богатства и перераспределения общественного богатства от должников во владение кредиторов.

Развитие ростовщического кредита послужило одним из факторов, способствовавших появлению и развитию денег. Как уже отмечалось, самой первой формой кредита был натуральный кредит. Здесь уместно высказать гипотезу об изучении этой формы кредита как зародышевой формы превращения труда в товар. Это была, конечно, жестокая и в экономическом смысле несправедливая форма отношений. Но как способ принуждения к работе не на себя, а на другого, пока еще не за вознаграждение, а ради возврата долга, она, вероятно, может рассматриваться как предшествующая форма труда, из которой или после которой развивается форма работы по найму.

Однако с ростом дифференциации общества и концентрацией богатства в виде продуктов, собранных в порядке уплаты долгов, наступает определенный предел, когда значительная часть этих продуктов с очевидностью становится излишней и начинает причинять больше хлопот, чем приносит удовлетворения. Накопление запасов зерна требует все больших усилий для обеспечения его сохранности. Прямое его использование богатым владельцем ограничено естественными причинами. То же самое со скотом: рост поголовья, принадлежащего богатому владельцу стада, требует не только все новых рабочих рук для ухода за ним, но и более обширных территорий для выпаса. Это ведет к конфликтам с соседями.

Частично эти проблемы решались силой, но главным способом их решения становится все-таки торговля и появление денег. Излишки теперь регулярно обмениваются их владельцем на иные товары, обеспечивающие поддержание и воплощение его богатства. Можно заключить, что долговые отношения способствовали развитию обмена еше на стадии прямого товарообмена. На этой стадии ростовщики, как и другие участники рынка, начинают использовать денежный товар не только в качестве меры ценности при заключении долговой сделки, но и как средство сохранения ценности для последующего обмена. Круг товаров, участвующих в обмене, как мы помним, был достаточно узок, и накопление множества из них богатыми кредиторами полностью не решало проблемы сохранения их богатства. По-видимому, именно в это время предметы роскоши, каковыми были изделия из благородных металлов, выдвигаются на роль денег. Они выступают удобной мерой ценности, поскольку обнаруживают неподвластность времени, и средством сохранения ценности, пригодным для употребления в любой момент для обмена на другие вещи.

Кредит способствует развитию товарных отношений не только со стороны кредитора, использующего возникающие натуральные излишки для превращения в универсальный вид богатства — денежный металл, но и со стороны должника. Кредитор со временем принуждает его возвращать долг в форме денег. Для этого должнику теперь приходится производить и продавать товары в объеме, значительно превышающем его собственные потребности, и накапливать деньги в целях обеспечения возврата долга. Вполне вероятно, что рядовые товаропроизводители определенное время вели товарообмен в двух параллельных сферах: часть продукции, ценность которой компенсировала их собственные потребности, могла обмениваться ими напрямую, а другая часть, предназначенная для покрытия долга, специально обменивалась на денежный товар, способствуя его окончательному превращению в деньги. В позднейшие времена весь продукт товаропроизводителя обменивается на деньги. Теперь вырученные деньги делятся на две части: одна пойдет на приобретение товаров, другая — на уплату долга, часто за счет урезания своих потребностей.

В любом случае долг становится мощной побудительной силой к расширению рыночных отношений, к производству и использованию продуктов не для собственного или внутрихозяйственного потребления, а для продажи на рынке. Анализируя эти ситуации, очень важно разграничить очередность и способ выполнения деньгами своих функций. В долговых отношениях деньги выполняют вначале две функции. Первая — это функция меры ценности, которая приходит в эти отношения из торгового обмена, вначале в виде денежного товара, затем в виде окончательно оформившихся денег и действует как идеальные, мыслимые деньги, т.е. в идеальной форме, при установлении цен передаваемых в долг предметов. Вторая — это функция средства сохранения ценности, которая действует вначале в виде ординарного товара, служащего предметом долговой сделки, затем в виде универсального денежного товара и, наконец, также в виде оформившихся в полной мере денег, — во всех случаях в вещественной, телесной форме.

На этой функции денег в данном виде экономических отношений остановимся подробнее. Задача сохранения ценности составляет в долговой сделке общую исходную задачу и кредитора, и должника. Кредитору безразлично, как будет использован предмет, передаваемый им в долг, — в его глазах он только часть его богатства. Предмет передается кредитором именно как богатство и в целях увеличить это богатство. Следовательно, для кредитора речь идет об абстрактной ценности. Всю сделку он совершает, только чтобы произошло дальнейшее увеличение этой ценности, т.е. ради накопления. Поскольку в ходе развития товарных отношений со временем воплощением абстрактной, т.е. универсальной, общественной ценности становятся деньги — золото в слитках и монетах, то и кредитная сделка становится средством накопления золота в качестве сокровища. Как видим, деньги выполняют со стороны кредитора роль сохранения ценности, причем играют эту роль так, что ценность со временем увеличивается.

Со стороны должника деньги также выступают как средство сохранения ценности. После того как появляются и оформляются деньги в качестве воплощения общественной ценности и кредит предоставляется не в виде натурального продукта, а в деньгах, для должника они в первую очередь становятся воплощением ценности, которая может передаваться от одного члена общества к другому именно в этом своем качестве.

Для должника получение кредита принципиально отличается от его операций с деньгами в роли повседневного продавца товара. Хотя и в торговом обороте деньги выступали сначала как средство сохранения ценности и лишь затем — как средство обращения, он мало придавал этому значения, если все его сделки сводились к

цели покупки необходимого товара и при этом он не откладывал часть вырученных денег. Абстрагируемся от этой последней возможности. Будем считать, что до сих пор должник производил товары только ради обмена и всю их ценность реализовывал в покупке других товаров, используя их по потребительному назначению. Деньги промелькнули в его руках только как средство обращения, не задержавшись в виде какой-либо избыточной суммы.

В этом случае у него на данный момент, пока не изготовлена и не продана очередная партия товара, нет денег. Он может получить их не за счет своего хозяйства, а только извне — как перенесенную от общества к нему ценность. Кредитор выступает для него представителем общества, от которого наш должник получает деньги как часть общественных накоплений. Должник получает их во временное пользование в форме застывшей ценности, пригодной для любого последующего выполнения денежных функций. Он может потратить их сразу или по частям, может употребить на уплату долга другому лицу, может некоторое время сохранять их целиком. Исходный пункт всех последующих способов использования денег — функция средства сохранения ценности. В этой функции они накапливались и были переданы должнику, в этой функции они транспортируются им к месту дальнейшего использования вплоть до момента конкретного их применения.

Далее эти конкретные деньги могут быть потрачены должником необходимым ему образом и выступить соответственно в роли средства обращения или средства платежа. Но в любом случае с этого времени главной заботой должника становится употребление денег именно в функции сохранения ценности, поскольку над ним довлеет долговое обязательство. Он начинает копить деньги, чтобы вернуть долг. По этой причине функцию средства сохранения ценности выполняют уже теперь другие деньги, которые он изымает из обращения, продавая излишки товаров сверх своих потребностей или урезая свои потребности. И так будет продолжаться до тех пор, пока он не накопит необходимую сумму для погашения долга. Весь этот период накопления аккумулируемые им деньги реализуют функцию средства сохранения ценности, выпадая из обращения и оседая в сокровище.

В тот момент, когда осуществляется погашение долга, когда деньги, наконец, переходят из рук должника в руки кредитора, они выступают в функции средства платежа. Следовательно, можно заключить, что функция денег как средства сохранения ценности является исходным пунктом кредитном сделки и предпосылкой для возникновения функции средства платежа.

Вначале деньги передаются данному лицу извне, из товарно-денежного обращения как часть общественного фонда накопления. Израсходовав их на свои цели, это лицо вынуждено потом, подчиняясь внешней воле, копить деньги, чтобы обеспечить погашение долга. Таким образом, со стороны кредитора кредит выступает побудителем развития товарно-денежных отношений, возрастания хозяйственной активности должника, а для должника — принудительной силой, заставляющей его не только расширять свою хозяйственную деятельность, но и осуществлять накопление, часто за счет урезания своих потребностей.

С точки зрения функций денег они начинают свое движение от функции средства сохранения ценности, давая толчок расширению денежного обращения, поскольку поступают в него извне и только таким путем начинают действовать как средство обращения. Затем деньги постепенно выпадают из обращения в количестве, превышающем первоначальное вливание, находясь в течение определенного периода частью в обращении, а частью — в накоплении. И это происходит до тех пор, пока они не застывают теперь уже в конечный момент в превосходящей исходную величину сумме и выполняют функцию средства платежа, чтобы снова застыть в функции средства сохранения ценности и ее накопления.

Таким образом, функция средства платежа имеет много общего с функцией средства обращения и вместе с тем между этими двумя функциями существуют принципиальные различия. Так же, как функция средства обращения, функция средства платежа вырастает из функции сохранения ценности. Но дальнейшие пути этих функций различны. Функция средства обращения развивается далее вширь и вглубь благодаря развитию торговли. Становление торговли в качестве основного, преобладающего типа экономических связей в обществе требует адекватной зрелости денег для бесперебойного обслуживания этих связей. Зрелой формой денег, соответствующей требованиям торговли, становятся торговые натуральные деньги в виде золотых и серебряных монет и разменных на золото и серебро бумажных денег.

Соответственно главной, преобладающей функцией денег в докапиталистический период становится функция средства обращения. Теперь она подчиняет себе функцию средства сохранения ценности и трансформирует ее в момент своего непрерывного дви-

жения. Одним из предназначений функции сохранения ценности становится обслуживание функции обращения, обеспечение ее непрерывности и бесперебойности. Это предназначение выполняется теперь таким образом, что деньги в качестве средства сохранения ценности занимают подчиненное положение по отношению к деньгам в обращении.

Функция сохранения ценности нужна денежному обращению как вспомогательная, как резерв на случаи несоответствия количества денег в обращении ценности товарной массы, которую они должны представлять. Все такие несоответствия корректируются переходом определенной части обращающихся денег в функцию сохранения ценности или обратным переходом из сокровища в обращение. На практике такие переходы происходили беспрерывно. Уровень ценности в общественном выражении, т.е. количество денег в обращении (с учетом скорости их обращения), поддерживается в соответствии с ее уровнем в потребительном выражении, а именно с совокупной товарной массой в обращении, потому что денежная система в эпоху торговых натуральных денег обладает собственной встроенной способностью к корректированию массы денег в обращении. Такое самокорректирование возможно благодаря взаимодействию функции средства обращения и функции сохранения ценности по принципу сообщающихся сосудов. Как только некоторая часть денег становится излишней в обращении, она оседает в сокровище. Когда же в обращении денег недостаточно, они «вытягиваются» из сокровища силой повышающегося спроса.

Сокровища аккумулируются не только в форме централизованных государственных золотых резервов и крупных накоплений в золоте в среде богатых и знатных людей, но и в виде бесчисленных, распыленных мелких частных сокровищ. Сегодня удачливый продавец, выручив лишнюю монету, спешит отложить, припрятать ее. Через некоторое время под давлением жизненных обстоятельств он вынужден вновь пустить ее в обращение. Множество мелких накоплений «на черный день» служит мощным стихийным регулятором соответствия количества денег в обращении и в сокровище.

Действие этого механизма существенно не меняется при бумажноденежном обращении, если соблюдается разменность бумажных денег на золото. Относительное повышение номинальной ценности бумажных денег в обращении против их золотого обеспечения (лаж), т.е. их обесценение, приводит к усилению их размена на золото. В результате количество бумажных денег в обращении сокращается до необходимого уровня, а часть золота переходит из государственного резерва в частные сокровища. Теоретически лишние бумажные деньги, выпавшие из обращения путем предъявления их государственной казне к размену на золото, должны были уничтожаться как не имеющие никакой ценности (как представители ценности товарной массы эти деньги оказались излишними). Едва ли это соблюдалось в точности. Скорее всего, пригодные по своему состоянию, малоизношенные и сравнительно новые бумажные знаки использовались государством повторно — для выдачи жалованья чиновникам, армии и других государственных платежей.

Более высокая форма денег в функции средства обращения (по сравнению с функцией сохранения ценности) проявляется в плане прогресса самих денег в том, что в качестве средства обращения деньги уже достигли полной зрелости. Они выступают как знак, символическое общественное выражение ценности, в то время как в качестве средства сохранения ценности деньги выступают как товар — пусть особый товар, но все-таки товар, только принявший на себя роль денег, но по конечной своей сути остающийся вещественным товаром. Вещественная природа товара-золото, его собственная ценность служит материальным обеспечением, стихийным способом страхования представительной ценности бумажных денег на случаи нарушения стабильности бумажноденежного обращения. Поэтому, когда деньги выходят из сокровища в обращение, они отделяются в форме бумажных денег от своего товарного тела и являют обществу свою собственную символическую сущность. Они непосредственно выступают как символическое выражение общественной ценности товаров. Когда же они выпадают из обращения путем накопления монет или размена бумажных знаков на золото, они опять превращаются в товар, т.е. возвращаются на предыдущую ступень своего развития.

На этой почве возникает противоречие между функцией средства обращения и функцией сохранения ценности. Функция денег как средства обращения в качестве более высокой функции отрицает средство сохранения ценности. В эпоху становления торговых отношений в обществе тенденция развития денег состоит в приобретении и расширении ими функции средства обращения за счет отрицания функции сохранения ценности. Это отрицание отрица-

ния. Само становление денег в форме товара означало отрицание деньгами своей товарной формы. Когда товар-золото функционирует как деньги, он не может быть использован как товар, когда он функционирует как товар, он не может применяться как деньги. Теперь в форме средства обращения, получив форму знака, деньги уже отрицают себя как товар именно в роли денег. Это отрицание отрицания выражается в отделении функции средства обращения в форме бумажных денег от функции средства сохранения ценности в товарной форме денег — в золоте. Когда деньги в обращении, они не выполняют функцию сохранения ценности, когда они в роли сохранения ценности — они не обращаются, а застывают в форме сокровища. Вместе с тем это отрицание проявляется еще только как тенденция. Но оно получает свое реальное воплощение в виде количественного различия между массой денег в обращении и величиной резервов. С развитием бумажноденежного обращения и приобретением им собственной устойчивости становится необязательным, чтобы монетарные золотые запасы полностью покрывали величину представительной ценности всей массы денег в обращении. Трансформация золотых резервов в средство обеспечения и стихийного страхования обращения делает возможным их хранение в определенной, частичной, снижающейся с течением времени пропорции по отношению к массе денег в обращении. Установление этой пропорции и ее поддержание — дело государства. От того, насколько государственные деятели понимают законы рыночной экономики, во многом зависит устойчивость денежного обращения.

Однако отрицание того, что деньги в обращении выполняют функцию сохранения ценности, не может быть полным в докапиталистический период и даже в период капитализма свободной конкуренции. Деньги в качестве средства обращения и деньги в качестве средства сохранения ценности выступают как единство противоположностей, потому что в отмеченный период обе эти функции остаются тесно связанными. Деньги в обращении в форме знака не могут полноценно работать, если отсутствуют деньги в сокровище в форме товара. Поэтому и отрицание, вытекающее из указанного противоречия, действует как тенденция. Данное противоречие разрешается только на высокой стадии зрелости рыночных отношений в период государственно регулируемой экономики путем демонетизации золота и полной утраты им денежных функций. Это становится возможным, когда кредитные деньги достигают такой стадии зрелости, что они полностью вытесняют из хозяйственной жизни торговые вещественные деньги.

Функция средства платежа в противоположность функции обращения не только не отрицает, напротив, укрепляет функцию сохранения ценности. В отличие от денег в функции средства обращения, предназначенной обслуживать обращение товаров (где главной является их потребительная ценность, а ценность выступает лишь мимолетно), деньги в функции средства платежа предназначены для того, чтобы в конечном счете обеспечивать сохранение и возрастание ценности, т.е. накопление. Функция средства платежа выполняет одновременно и ту задачу, которую выполняет обращение: она обеспечивает переход товара из одних рук в другие. Путем платежа эта задача выполняется иначе, чем в обращении, — через кредит, но по сути это та же задача.

Выполняя задачу обращения иным способом, чем средства обращения, деньги в функции средства платежа трансформируют и само обращение — они подчиняют обращение задачам накопления. Благодаря развитию функции платежа само обращение становится только моментом кругооборота денежного капитала: из накопления — в обращение и платежи, а оттуда — обратно в накопление, но уже в виде возросшей суммы.

Именно таким является кругооборот денег, порождающий функцию средства платежа. Деньги вступают в хозяйственную жизнь из накопления благодаря функции денег как средства сохранения ценности; далее расходуются путем обращения или платежа, или и того и другого вместе; далее постепенно накапливаются путем отрицания обращения (выпадают из него по частям необходимой суммы или в ее полной величине); далее совершается уплата долга посредством функции платежа и таким образом деньги возвращаются обратно в сокровище, приобретая вновь функцию сохранения ценности, но это уже возросшая сумма. Эта конечная цель движения денег — превращение их в сокровище — диктует необходимость того, чтобы в эпоху вещественных натуральных денег функция средства платежа выполнялась полновесными деньгами: «товаром-деньгами», золотом, но не денежными знаками. Как частный случай платеж денежными знаками тоже имел место, но преобладающей тенденцией в эпоху торговых денег было использование в качестве средства платежа полновесного золота.

Анализ экономической действительности показывает: деньги в функции средства платежа порождаются потребностями накопле-

ния и обслуживают это накопление. Функция средства платежа вырастает также из функции сохранения ценности, как до этого выросла функция средства обращения. По этой причине функция средства платежа, будучи родственной, но вместе с тем и более поздней, а соответственно и более высокой функцией, чем средство обращения, с самого своего рождения уже включает в себя и эту последнюю функцию как собственную часть, но в иной, более высокой форме. Платеж способен замещать обращение — вначале частично, а затем во все большей степени, стремясь к окончательному его вытеснению. В полной мере это становится возможным только в эпоху кредитных денег, но предпосылки замены обращения платежами возникли задолго до этого. В самом деле, подобно тому, как бег есть не что иное, как непрерывная цепь прыжков, денежное обращение по форме выступает лишь как непрерывная цепь платежей, сроки которых сжаты до минимальных величин. Но по сути это все-таки разные операции: в то время как деньги в функции обращения обслуживают моментальный обмен эквивалентов, деньги как средство платежа обслуживают кредитные сделки, а в дальнейшем — оборот капитала. Здесь понятие эквивалента наделено иным содержанием и относится вначале к движению товара, а затем к движению капитала.

С самого своего возникновения функция средства платежа как более поздняя и более высокая функция денег вступает в противоречие не только с функцией обращения, но и с функцией сохранения ценности. Противоречия эти по-разному проявляются и по-разному разрешаются.

В докапиталистический период функция средства платежа пребывает в зародышевом, эмбриональном состоянии. Она пока еще не может, в силу недостаточной степени развития товарных отношений, в полной мере выполнять свое предназначение. Ее час наступит, когда сформируется капиталистический уклад и она будет развиваться вместе с развитием капитализма и свойственных ему кредитных денег.

Противоречие между функцией средства платежа и функцией средства обращения разрешается путем вытеснения обращения платежами, путем сокращения объема действия функции обращения за счет роста функции платежа. Это подготовка условий для появления следующей, принципиально более высокой формы денег — кредитных денег вместо торговых натуральных денег.

Противоречие между функцией платежа и функцией сохранения ценности носит иной характер и разрешается иным путем. Функция платежа приводит к необходимости трансформации функции средства сохранения ценности. Деньги в этой функции в период расцвета простого товарного производства и в период капитализма свободной конкуренции подвергаются воздействию противоречий с двух сторон: развитие обращения порождает сужение функции сохранения ценности и уменьшение ее значения, тогда как развитие платежа требует укрепления и расширения этой функции.

Усиление этих противоречий на практике приводит к росту трудностей в выполнении золотом роли денег. Для обращения денег нужно относительно меньше золота как его материального обеспечения, для накопления его нужно все больше. В соответствии с требованиями обращения соотношение объема физического золота и массы бумажных денег в течение данного периода остается достаточно стабильным (если отвлечься от конъюнктурных колебаний, о воздействии которых на денежное обращение необходимо отдельное исследование). При этом масса золотого покрытия должна возрастать пропорционально росту объема бумажноденежного обращения только как часть растущей совокупной ценности товаров, находящихся в обращении. В противоположность этому результатом кредитных операций и связанных с ними платежей в докапиталистический период становится требование, чтобы количество золота непрерывно возрастало.

Разрешение этого противоречия также наступает в эпоху кредитных денег. Оно происходит путем трансформации функции средства сохранения ценности в функцию накопления, которую выполняют кредитные деньги. Поскольку золото плохо приспособлено к выполнению функции накопления, проблема решается уже известным способом — вытеснением золота из денежной системы кредитными деньгами, которое начинается с самого появления кредитных денег.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>