Полная версия

Главная arrow Финансы arrow Деньги в национальном и мировом хозяйстве

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Монета

В функции средства обращения вещественные торговые деньги постепенно вытесняются их знаками, символами. Этот процесс занял длительную историческую эпоху. Благородные металлы долгое время обращались в форме слитков и принимались в каждой сделке по весу. В книгах по истории и теории денег отмечается, что вначале сложилась практика клеймения слитков, обеспечивавшая соответствующую гарантию веса и пробы. Такие слитки обращались уже в Древнем Вавилоне в III—II тысячелетиях до н.э., в Египте в конце IV тысячелетия до н.э. ходили небольшие слитки золота твердого веса (около 14 г.) с клеймом фараона, а в III тысячелетии — золотые кольца строго определенных формы и веса, хотя и без клейма.

Расширение и развитие торговли приводит к появлению монет, а в последующие исторические эпохи — их заменителей в виде бумажных денег. Мимолетная роль денег в обращении делает возможной такую замену, а стирание монеты в ходе бесконечных актов купли-продажи создает предпосылки для практической реализации этой возможности.

Появление и распространение монеты стало качественным этапом в становлении денег как средства обращения. Первые золотые монеты начали чеканить по приказу царя Лидии Гигеса в VII в. до н.э. Название «монета» применительно к этим стандартным кусочкам благородных металлов появилось в 279 г. до н.э. в Риме как титул богини Юноны. Первым государем, изобразившим свой профиль на монете, был Александр Македонский[1].

До появления монеты золотые слитки, выполнявшие роль денег, уже долгое время имели хождение в виде стандартных геометрических тел одинаковых формы и веса, о чем свидетельствовало нанесенное на них специальное клеймо. Изготовление и клеймение таких слитков, естественно, было прерогативой высшей власти, к которой принадлежали государи и верховные жрецы. Это указывает на достаточно широкое распространение обмена уже в далекие исторические времена, о его превращении уже в те времена в регулярную торговлю, которая диктовала необходимость существования стандартного денежного эквивалента. Этот стандарт и удостоверялся высшей властью.

Названия некоторых современных денег сохраняют память о том, когда они были весовыми золотыми деньгами. Например, английский фунт стерлингов равнялся в Англии одному фунту чистого серебра во времена Вильгельма Завоевателя. В этом виде он не чеканился, а действовал как счетные деньги. Фунт стерлингов делился на 20 частей — шиллинги, каждый из которых, в свою очередь, — еше на 12 частей, называвшихся пенсами, или пенни. Именно пенни в действительности чеканились и по тем временам были самой крупной монетой[2].

Появление стандартных золотых слитков и монет привело к совершенствованию действующих в полной мере функций денег — меры ценности и средства сохранения ценности — и к развитию их функции средства обращения. Деньги как мера ценности действуют с этого времени, причем в качестве счетных единиц используются простые названия соответствующих слитков или монет. Идеальная, символическая форма денег, в которой они действуют как мера ценности, доводится до соответствующего общественного символа и получает вследствие этого законченное символическое выражение. Благодаря практически полной идентичности отдельных стандартных слитков и монет, подтвержденной авторитетом государственной власти, они становятся наиболее совершенным счетным инструментом для определения ценности. Приняв их названия, денежные единицы также становятся идеальным средством счета. Это позволяет в дальнейшем пользоваться деньгами в качестве меры ценности как счетными, символическими деньгами без всяких затруднений.

Функция денег как средства сохранения ценности также совершенствуется благодаря тому, что приобретает счетные характеристики не только в весовом измерении, но и в виде названий стандартных слитков и монет. С течением времени обе означенные функции денег получают монетное измерение, что позволяет и деньгам как общественной категории выступать в обобщенном виде как монета, олицетворяющая собой все стороны понятия ценности. При этом способы, которыми деньги, уже будучи стандартными слитками или монетами, выполняют указанные функции, остаются, конечно, по-прежнему принципиально различными. Как мера ценности они выступают идеально, и здесь достаточно одного названия монет. Как средство сохранения ценности они выступают телесно, физически, и здесь монета должна присутствовать в наличии во всей своей полновесности. Напомним, что товарно-денежные отношения в эпоху рабовладения, когда появились монеты, охватывали только известную часть хозяйственной жизни, в то время как большая часть продуктов производилась и потреблялась в рамках натурального хозяйства, не приобретая форму товара и не поступая для обмена на рынок. Главный объем торговли, в котором действовали золотые или серебряные деньги, обеспечивали те, кому принадлежали богатство и власть. Золото поначалу вообще участвует в основном в международной торговле. Вместе с тем известно, что в те времена достаточно значительные слои свободного крестьянства и городских ремесленников были участниками обширной мелкой торговли предметами повседневной необходимости. Здесь золотые монеты означали целое состояние, встречались редко, часто их сразу прятали как сокровище и изымали таким образом из обращения.

Для обслуживания мелкой торговли рядом с золотыми монетами возникают и употребляются монеты из более дешевых металлов: меди, свинца, олова. Эти металлические деньги действуют как разменные деньги в отношении золотых монет.

Золотые слитки и монеты вначале, как было отмечено, выполняли функцию средства обращения совместно с функцией средства сохранения ценности как часть и развитие этой функции. Собственно, само появление золотых монет в экономическом плане означает развитие функции средства сохранения ценности путем ее количественного дробления. До появления монеты это дробление выполнялось произвольно, по весу; с появлением монеты оно

осуществляется на равные стандартные части благодаря одинаковому весу монет и постепенно используется в счетном выражении.

В форме монеты все действующие к тому времени функции денег получают свое интегрированное выражение: она одновременно служит как счетная единица своим названием, как средство сохранения ценности — своим золотым содержанием, как средство обращения — своей стандартной формой и благодаря наличию двух предыдущих свойств. Она также выполняет функцию средства платежа благодаря наличию первых двух функций, причем и здесь счет монет заменяет необходимость весового измерения ценности возвращенной величины долга.

Если полагать все монеты идентичными по весу, содержанию и по форме, можно считать их изобретением, прекрасно приспособленным для претворения в жизнь роли денег как общественного представителя ценности. Напомним, что ценность (в отличие от потребительной ценности) есть общественный феномен, общественное отношение. На ранних этапах товарного производства, когда оно еще не придало обществу организацию на своей собственной основе, когда оно только вырастает из недр натурального хозяйства, в котором участники обменных сделок сильно разобщены и поэтому вещественные отношения находятся на переднем плане, ценность товаров могла проявиться как общественное отношение тоже только в натуральном, вещественном виде. Чтобы ценность зримо предстала перед обществом, нужен некий общественно признанный носитель. Образно говоря, нужно подходящее тело, которое могло бы надеть на себя мундир ценности. Этот носитель может выдвинуться только из товарного мира, поскольку ценность есть свойство, присущее только товарам. После того как целый ряд товаров носил этот мундир, он, наконец, переходит к золоту. Блестящая и чеканная золотая монета становится признанным представителем ценности на долгие исторические времена. Благодаря своей собственной ценности и нетленности золото олицетворяется с богатством и бессмертием, а его редкость в сочетании с великой экономической силой делает его еще и олицетворением высшей власти. История человечества пестрит многочисленными примерами обожествления золота, начиная от библейского золотого тельца и заканчивая современными изваяниями из золота не только богов, но и скульптурных портретов амбициозных вождей.

Появление стандартных золотых слитков, а затем монет привело к отделению той части золота, которая выполняет роль денег, от

той части золота, которая остается товаром. Золотые слитки постепенно концентрируются в централизованный запас государственной казны и (или) в частные сокровища и используются для чеканки монеты, монопольно выступающей в качестве средства обращения. Все прочее золото хотя и олицетворяется в общественном мнении с деньгами, но фактически деньгами не является. Чтобы стать деньгами, оно должно быть уничтожено как ювелирные изделия или произведения искусства путем переплавки в денежные слитки, пригодные для тезаврации и перечеканки в монеты. Появление монет приводит к отделению функции денег как средства обращения от их функции как средства сохранения ценности вначале количественно, а затем качественно. В результате функция средства обращения получает собственную жизнь.

Вначале в качестве средства обращения после слитков выступают полновесные золотые монеты, и, когда они участвуют в обращении, они одновременно выполняют функцию и средства сохранения ценности, и средства обращения. В течение длительного исторического времени золотые монеты еще подвергались проверке на вес и целостность, прежде чем принимались к оплате. Это была проверка способности монеты служить в полной мере средством сохранения ценности, и она особенно наглядно проявлялась в то время в международной торговле, где и обращалась основная часть золотых денег.

С расширением масштабов торговли и циркулирования золотой монеты становится все труднее проверять ее подлинность и сохранность, поскольку далеко не все участники рынка обладали необходимыми для этого принадлежностями, знаниями и навыками. В лучшем случае в этих условиях монета подвергалась проверке «на зуб», однако точность такой экспертизы, конечно, не могла всегда быть удовлетворительной. Одной из главных сил, подрывавших ценность монет, было их истирание в ходе обращения. Едва начав свою жизнь в качестве представителя ценности, монета с первых своих шагов в обращении последовательно утрачивала свою собственную ценность, возникал разрыв между представительной ценностью монеты и ее собственной ценностью. Этот разрыв становился тем больше, чем дольше и интенсивнее обращалась монета. Стершаяся монета сохраняла свою представительную ценность и продолжала исправно служить средством обращения уже в качестве знака этой ценности, но ее функция сохранения ценности исполнялась во все меньшей мере из-за утраты ею части

собственной ценности. И чем больше обращалась монета, тем больше она превращалась в простой символ ценности, не имеющий собственной ценности. Это свойство стершихся монет далее само активно способствовало их превращению в простой символ, в знак стоимости. Участники рынка старались поскорее избавиться от них, запуская их в дальнейшее обращение. Когда же в обращение попадали новые монеты, участники рынка стремились немедленно изъять их и превратить в сокровище. Поэтому в обращении оставалось все больше и больше старых, стершихся, обесцененных монет. «Плохие деньги вытесняют хорошие», — этот закон Грэшэма, начавший действовать еще в давние времена, привел к дальнейшему развитию денег и их функций. Другой силой, подрывавшей ценность монет, была их сознательная порча государством.

Вместе с развитием торговли как формы товарно-денежных отношений тех времен развиваются вширь и вглубь функции денег в качестве одного из ключевых элементов этих отношений. Как и все экономические категории, деньги развиваются через противоречия, которые разрешаются путем восхождения денег на новую более высокую ступень развития. Такой ступенью стало завершение формирования функции средства обращения путем ее отделения от функции средства сохранения ценности не только в количественном, но и в качественном отношении.

Качественная сторона противоречия между функцией денег как средства сохранения ценности и их функцией средства обращения возникает и развивается вместе с развитием товарных отношений. Значительное расширение торговли, превращение ее в регулярное устойчивое явление в рамках данного государства приводит к росту масштабов денежного обращения и его превращению также в устойчивый общественный процесс. Чем устойчивее становится рынок в пределах государства, чем более развито на нем товарное и денежное обращение, тем мимолетнее становится роль каждой данной денежной единицы в процессе денежного обращения. Объем и интенсивность денежного обращения растут, и само оно становится неотъемлемым и все более важным элементом хозяйства, тогда как необходимость полноценных монет для нужд обращения, напротив, уменьшается. Чем интенсивней обращение, тем мимолетней значение денег в каждом его отдельном акте, тем все более они выступают в этих актах как символы и знаки ценности. Но этого оказывается вполне достаточно для нужд обращения.

Противоречие функций денег между средством сохранения ценности и средством обращения, когда они заключены в одной форме денег, развивается таким образом, что созревание функции средства обращения происходит за счет отрицания и изживания функции средства сохранения ценности. Оно завершается путем распада этой формы, ее раздвоения на две новые формы. Одной из них теперь предстоит исполнять роль сугубо средства обращения, а другой — только роль средства сохранения ценности.

Этот распад и есть форма разрешения исходного противоречия. Он занимает определенный исторический период и вначале происходит стихийно, охватывая только количественный аспект. Истирание и порча монет приводит к тому, что новые и полновесные монеты изымаются из обращения и уходят в сокровище. Вследствие этого вся выпущенная монетная масса разделяется на две части. Одна часть в составе лучших монет служит сокровищем, т.е. средством сохранения ценности, в то время как другая — в составе относительно худших монет — служит средством обращения. Однако между ними не было непроницаемой преграды. Время от времени нужда заставляла пускать в обращение часть монет из сокровища. Деньги из средства сохранения ценности превращались в средство обращения. В то же время у владельцев стершихся монет иногда возникала возможность сделать сбережения. Если при этом не удавалось обменять старые монеты на новые, приходилось откладывать лучшие из худших и отправлять их в запас, который пригождался в иное время. Такие разрозненные частные запасы формировали совокупный резерв золотомонетного обращения, который служил стихийным регулятором количества денег в обращении в монетной форме.

  • [1] См.: Пашкус Ю. В. Деньги: прошлое и современность. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1990. С. 17.
  • [2] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 13. С. 58—59.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>