Полная версия

Главная arrow Экология arrow Общая экология

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Морские и океанические экосистемы

Моря долго представлялись человеку опасной стихией, населённой чудовищами. Только в 1872 г., когда корабль «Чел-ленджер», один из первых кораблей, специально оборудованных для океанографических исследований[1], вышел в свое знаменитое плавание, началось систематическое изучение океана. С тех пор темпы исследования океана постоянно возрастали, и была установлена его определяющая роль в формировании климата и атмосферы планеты и в осуществлении основных круговоротов минеральных веществ.

Океаны и моря занимают 71 % поверхности Земли, образуя в отличие от суши и пресных вод единое пространство, поэтому барьерами для передвижения морских организмов служат температура, солёность и глубина. Глубина океанов огромна, и жизнь обнаруживается на всей этой глубине, но вблизи материков и островов население океана значительно гуще.

В океанах происходит постоянная циркуляция, тесно взаимосвязанная с глобальной циркуляцией атмосферы (см. п. 2.2). В результате совместного действия ветра и вращения Земли образуются поверхностные ветровые течения (рис. 3.10). В свою очередь эти течения и различия в плотности воды, обусловленные перепадами её температуры и солёности, формируют глубинные течения. Циркуляция в море столь эффективна, что дефицит кислорода, свойственный пресноводным водоёмам, здесь сравнительно редок. Экваториальные течения, как правило, направлены к западу и востоку, а прибрежные течения — к северу и югу. Гольфстрим и Северо-Атлантическое течение несут тёплую воду и смягчают климат высоких широт в Европе. Калифорнийское течение, напротив, несёт на юг массы холодной воды, что создаёт характерный для побережья пояс туманов. В целом основные течения составляют гигантские водовороты, вращающиеся по часовой стрелке в Северном полушарии и против часовой стрелки — в Южном.

На море господствуют разные волны, создаваемые ветрами, и приливы, вызванные притяжением Луны и Солнца. Роль приливов особенно велика в прибрежных зонах, где жизнь часто чрезвычайно богата и разнообразна. Приливы обусловливают периодичность в жизни этих сообществ, «заводя» лунные «биологические часы». Приливы повторяются примерно через 12,5 часов, и в большинстве мест они происходят дважды в сутки, смещаясь по времени в каждые последующие сутки приблизительно на 50 минут. Раз в две недели, когда Солнце и Луна оказываются примерно на одной прямой, силы солнечного и лунного тяготения складываются, и амплитуда приливных колебаний достигает наибольшей величины. При этом приливы бывают особенно высокими, а отливы — особенно низкими. В середине этого периода, также с интервалом в две недели, разность уровней полной и малой вод бывает минимальной. Это

ЗЛО. Поверхностные течения Мирового океана. I — циклонические тропические, II — антициклонические субтропические, III — циклонические высокоширотные. Южный океан

Рис. ЗЛО. Поверхностные течения Мирового океана. I — циклонические тропические, II — антициклонические субтропические, III — циклонические высокоширотные. Южный океан: 1 — Прибрежное антарктическое, 2 — Антарктическое циркумполярное, 2а — его южная ветвь; Атлантика: 3 — Фолклендское, 4 — Южно-Атлантическое, 5 — Игольное, 6 — Бразильское, 7 — Бенгельское, 8 — Южное пассатное, 9 — Ангольское, 10 — Гвианское, 11 — Экваториальное противотечение Ломоносова, 12 — Гвинейское, 13 — Зелёного мыса, 14 — Антильское, 15 — Северное пассатное, 16 — Канарское, 17 — Гольфстрим, 18 — Северо-Атлантическое, 19 — Лабрадорское, 20 — Ирмингера, 21 — Баффиново, 22 — Западно-Гренландское; Индийский океан: 3 — Южноиндоокеанское, 4 — Мадагаскарское, 5 — Западно-Австралийское, 6 — Южное пассатное, 7 — Сомалийское, 8 — Экваториальное противотечение Тареева, 9 — Западно-Аравийское, 10 — Восточно-Аравийское, 11 — Западно-Бенгальское, 12 — Восточно-Бенгальское; Тихий океан: 3 — Западно-Новозеландское, 4 — Новозеландское, 5 — Восточно-Австралийское, 6 — Южно-Тихоокеанское, 7 — Перуанское, 8 — Южное пассатное, 9 — Перу-Чилийское, 10 — Экваториальное противотечение Кромвела, 11 — Минданао, 12 — Северное пассатное, 13 — Мексиканское, 14 — Калифорнийское, 15 — Куросио, 16 — Северо-Тихоокеанское, 17 — Ойясио, 18 — Алеутское, 19 — Аляскинское, 20 — Восточно—Беринговоморское; Северный Ледовитый океан: 1 — Норвежское, 2 — Нордкапское, 3 — Восточно-Гренландское, 4 —

Западное арктическое, 5 — Тихоокеанское

так называемые квадратурные приливы, когда силы притяжения Луны и Солнца направлены под прямым углом друг к другу. Амплитуды приливов варьируют от менее чем 30,5 см в открытом море до 3,5 м в некоторых замкнутых заливах.

Средняя солёность (содержание соли) океанских вод составляет 35 весовых частей на 1000 частей воды, или 3,5 %. Это обычно записывается так: 35 %с, где символ означает «частей на тысячу» и называется промилле. Солёность пресной воды всегда менее 0,5 %о. Около 27 приходится на долю хлористого натрия, а остальное, главным образом, на соли магния, кальция и калия. Морская вода имеет устойчивую щелочную реакцию с pH = 8,1—8,2. Помимо названных, морская вода содержит многие другие элементы и вещества.

Организмы открытого океана обычно имеют узкие диапазоны толерантности по солёности, у организмов прибрежных вод и внутренних морей эти диапазоны много шире. Концентрация солей в жидкостях тела и тканях большинства морских организмов соответствует концентрации солей в морской воде, так что здесь не возникает проблем, связанных с осморегулированием. Исключение составляют те случаи, когда солёность воды подвержена изменениям. У морских костистых рыб концентрация солей в тканях и крови понижена и регулируется всасыванием воды в кишечнике и активным выведением солей через жабры (см. рис. 3.6).

Морская биота разнообразна. Кишечнополостные, губки, иглокожие, кольчатые черви и другие типы животных, отсутствующие или бедно представленные в пресных водах, оказываются очень важными в экологии моря. В обеих водных средах преобладающую роль играют бактерии, водоросли, ракообразные и рыбы; и здесь, и там одинаково заметны диатомовые и зелёные жгутиковые водоросли и веслоногие ракообразные. Однако в море больше видов водорослей (бурые и красные водоросли — преимущественно морские), ракообразных, моллюсков и рыб. Бурая или красная окраска глубоководных водорослей обусловлена пигментами, которые маскируют зелёный хлорофилл. Эти пигменты помогают поглощать зеленовато-желтый свет, который проникает на большие глубины. Насекомых в море практически нет, и ракообразные играют роль «морских насекомых» (с экологической точки зрения).

В морских экосистемах (рис. 3.11) главным продуцентом является фитопланктон, состоящий из микроскопических водорослей и бактерий. Для успешной жизнедеятельности фитопланктон нуждается в освещении, поэтому в принципе размещается в верхнем эвфотическом слое воды на глубинах не более 200 метров. Основным лимитирующим фактором в этом слое оказывается наличие питательных веществ, прежде всего связанного азота, фосфора и минеральных веществ. Из этого слоя питатель-

Г раница освещённой зоны

(30 - 200 м)

Глубоководная абиссальная равнина

Рис. 3.11. Структура океанических экосистем

ные вещества оседают вглубь в результате нескольких процессов: «дождь» мёртвых организмов, миграция зоопланктона по вертикали, диффузия растворённого органического вещества. Тем самым обеспечивается питание глубоководной биоты, но обедняется эвфотический слой. В распределении питательных веществ по акватории океанов велика роль океанических течений, переносящих смытые с континентов вещества в зоны открытого моря. В этой связи в океанах можно выделить две зоны: континентальный шельф и пелагическую зону (пелагиаль), то есть область открытого моря. Континентальный шельф представляет собой сравнительно мелкое подводное продолжение материковых плит и занимает не более '/ю поверхности океана. Однако удельная, на единицу площади поверхности, биологическая продуктивность шельфа в несколько раз выше, чем у открытого моря. Высокой продуктивности шельфа способствуют два обстоятельства, приводящие к обогащению его вод питательными веществами. Во-первых, именно сюда стекают континентальные воды, несущие смытые с суши минеральные и органические вещества (аутвеллинг). Во-вторых, когда ветер отгоняет тёплые поверхностные слои воды от берега, на глубине возникает противотечение, и холодные глубинные воды поднимаются к поверх-

ности вдоль береговой линии континента, принося с собой ранее осевшие питательные вещества (рис. 3.12). Это явление называют апвеллинг.

Области активного вертикального перемешивания и повышенной продуктивности есть и далеко от берегов, например, возле экватора, в зоне пассатов. Огромные центральные области океанов вблизи Северного и Южного тропиков, где вертикальное перемешивание вод очень слабо, можно уподобить сухим степям не только по географической широте, но и по их малой биопродуктивности. Напротив, в умеренных и субполярных широтах сезонные колебания температуры и течения способствуют перемешиванию, и биопродуктивность океана возрастает.

В море в противоположность суше и пресным водам существует разнообразная и важная группа неподвижных (прикреплённых) животных. Многие из них по своему внешнему виду напоминают растения, на что указывают такие названия, как морские анемоны, морские лилии и т. д. Прикреплённые животные в море, как и растения на суше, предоставляют убежища множеству мельчайших организмов. Эти животные и вообще представители бентоса в своём жизненном цикле обычно проходят пелагическую стадию свободного плавания.

Наиболее важные фотосинтезирующие организмы океана — это нанопланктон, зеленые жгутиковые растения с размерами от 2 до 25 мкм. Это особенно справедливо по отношению к океанической эвфотической зоне, однако нанопланктон может играть большую роль и в метаболизме прибрежных вод. Например, на

Формирование апвеллинга. Вместе с холодными придонными водами к поверхности поднимаются скопившиеся у дна питательные вещества, что вызывает быстрый рост биоты

Рис. 3.12. Формирование апвеллинга. Вместе с холодными придонными водами к поверхности поднимаются скопившиеся у дна питательные вещества, что вызывает быстрый рост биоты

долю нанопланктона приходится от 94 до 99 % дыхания и фотосинтеза планктона вод Гольфстрима и Саргассова моря.

Состав и населённость сообществ континентального шельфа и открытого океана существенно отличаются.

Фитопланктонные диатомовые и панцирные жгутиковые доминируют почти повсюду в районе шельфа в трофическом уровне продуцентов, хотя, как уже упоминалось, микроскопические жгутиковые могут играть такую же важную роль. Представители всех трёх доминирующих групп показаны на рис. 3.13. Диатомовые преобладают в северных водах, а панцирные жгутиковые обитают главным образом в тропических и субтропических водах. Эти последние — одни из наиболее универсальных организ-

Фитопланктонные организмы

Рис. 3.13. Фитопланктонные организмы: вверху — диатомовые водоросли, в середине — панцирные жгутиковые, внизу — представители нанопланктона

мов, так как большинство из них функционирует не только как автотрофы — продуценты, но и как факультативные сапрофаги и даже детритофаги. Интенсивное размножение отдельных видов фитопланктона обусловливает возникновение «красных приливов», вызывающих гибель рыб. Панцирные жгутиковые часто сменяют диатомовых в сезонных сукцессиях в умеренных широтах (как в озёрах, так и в океане).

Консументы первого уровня в океане в значительной части представлены зоопланктоном. Организмы, которые на протяжении всего жизненного цикла остаются в планктоне, относятся к голопланктону, или постоянному планктону. Веслоногие и более крупные ракообразные, называемые «крилем», являются промежуточным звеном между планктоном и нектоном. Планктонные простейшие представлены фораминиферами, радиоляриями и другими инфузориями. Раковинки фораминифер и радиолярий представляют собой важную часть геологической летописи морских осадков. К зоопланктону относятся крылоногие моллюски, очень маленькие медузы, гребневики, пелагические оболочники, свободноплавающие многощетинковые черви и хищные щетинкочелюстные. В отличие от планктона пресных вод значительную часть морского прибрежного планктона составляет меропланктон, или временный планктон. Большая часть животных бентоса и нектона (например, рыбы) в личиночной стадии представляет собой крошечные формы, которые, прежде чем осесть на дно или превратиться в свободноплавающих животных, некоторое время входят в состав планктона. Многие из этих временных обитателей планктона имеют специальные названия, указанные на рис. 3.14. В соответствии с периодичностью размножения родительских популяций наблюдаются сезонные изменения меропланктона. Эти периоды размножения у разных видов в значительной степени перекрываются, благодаря чему некоторое количество меропланктона сохраняется во все сезоны. Одна из интереснейших особенностей пелагических личинок донных организмов — их способность узнавать грунт, пригодный для жизни во взрослом состоянии. Личинки оседают не где придётся, а руководствуясь условиями субстрата, к которому они адаптированы. Когда приближается время превращения в прикреплённую взрослую форму, личинка «критически исследует» дно. Если его химическая природа благоприятна, то личинка оседает, если нет — она будет продолжать плавать до нескольких недель. Метаболиты — вещества, выделяемые либо

Личинки, входящие во временный зоопланктон (меропланктон)

Рис. 3.14. Личинки, входящие во временный зоопланктон (меропланктон): 1 — личинка кольчатого червя, 2 — зона краба-крота, 3 — цифонаутес мшанки, 4 — личинка прикреплённого оболочника, 5 — пилидиум немертины, 6 — плутеус морского ежа, 7 — икринка рыбы с зародышем, 8 — трохофора многощетинко-вого червя, 9 — велигср брюхоногого моллюска, 10 — плутеус офиуры, 11 — нау-плиус морского жёлудя, 12 — циприс морского желудя, 13 — планула кишечнополостного, 14 — медузообразная стадия развития прикреплённого гидроида

микроорганизмами, либо взрослыми животными, представляют собой возможных «химических посредников», которыми руководствуется личинка при оценке типа грунта. По «принципу действия» ситуация очень сходна с ролью феромонов наземных животных (см. п. 2.8).

Прикреплённые или покоящиеся на дне консументы (бентос) строго разделяются по зонам литорали. В зоне прилива организмы должны быть способны противостоять высыханию и колебаниям температуры воздуха, так как они лишь непродолжительное время бывают покрыты водой или увлажняются брызгами. Некоторые высокоспециализированные обитатели пляжей зарываются в песок. Краб-крот ЕтегИа может за несколько секунд «утонуть» в песке, двигаясь задним концом вперёд. Питаются эти крабы, собирая при наступлении прилива планктон из окружаю-

щей воды. Другие животные, например, черви, заглатывают песок и детрит, попадающий в их норки, и уже в их кишечнике происходит извлечение пищевых материалов.

На рис. 3.15 показано, как выбирают местообитания моллюски на границе песка и ила. Животные реагируют на размер частиц, или «текстуру» грунта. В песке и на его поверхности преобладают фильтраторы, тогда как на илистых грунтах располагаются грунтоеды.

Кроме рыб к группе активных пловцов и обитателей поверхности относятся крупные ракообразные, черепахи, млекопитающие (киты, тюлени и т. д.) и морские птицы. Каждое животное из этой группы занимает обычно (но не обязательно) обширную территорию, как это вообще характерно для вторичных и третичных консументов. Тем не менее, распределение нектона (и даже птиц) ограничено такими же «невидимыми барьерами», создаваемыми температурой, солёностью, питательными веществами и даже типами дна, как и распределение организмов, менее способных к активному передвижению. Хотя индивидуальные ареалы у представителей нектона могут быть велики, но географическое распределение видов может быть более узким, чем у многих беспозвоночных.

Роющие брюхоногие (вверху) и двустворчатые (внизу) моллюски, характерные для песчаного (слева) и илистого (справа) дна

Рис. 3.15. Роющие брюхоногие (вверху) и двустворчатые (внизу) моллюски, характерные для песчаного (слева) и илистого (справа) дна: 1Oliva, 2Simun, 3Ро Unices, 4Теге bra, 5Nassarius, 6Cardium, 7 — Donax, 8Venus, 9

Dosinia, 10 — Macrocallista, 11 — Tagelus

Камбалы и скаты — характерные обитатели глубокой части литорали. Эти и другие живущие здесь виды перемещаются вместе с приливом и отливом и питаются литоральным бентосом, когда литораль покрыта водой. Таким же образом передвигаются прибрежные птицы, выискивая добычу с воздуха. Удивительно, что после таких чередующихся нашествий с суши и с моря здесь ещё сохраняется какая-то жизнь. Камбалы и скаты — наиболее специализированные донные рыбы, тело и окраска которых сливается с песком и илом. Камбалы (некоторые виды) замечательны своей способностью менять окраску в соответствии с фоном.

Многие рыбы, в частности, сельдь, сардины и анчоусы питаются планктоном. Планктон отцеживается из воды посредством «сети», образованной жаберными тычинками. Взрослые рыбы питаются преимущественно зоопланктоном и являются, следовательно, вторичными консументами. По-видимому, рыба способна избирательно отбрасывать одни формы и активно разыскивать другие. Виды планктоноядных рыб могут, таким образом избегать конкуренции не только благодаря различиям в размерах «ячеек» их фильтров, но также благодаря любым различиям в механизмах активной избирательности.

Некоторые придонные рыбы откладывают икру на дно и охраняют её, как это делают и многие пресноводные рыбы, но большинство морских рыб, включая более многочисленные пелагические виды, откладывают огромное количество плавающей икры (плавание облегчается благодаря капелькам жира и другим приспособлениям) и больше не обращают на неё никакого внимания. Важными являются две другие особенности пелагических рыб. Во-первых, тенденция к образованию скоплений — косяков или стай — несомненно, ценное приобретение в лишённой укрытий открытой воде. Во-вторых, тенденция совершать сезонные миграции. Миграции можно частично объяснить тем, что икра и позже личинки беспомощно дрейфуют по течению до тех пор, пока рыба не станет достаточно большой, чтобы совершить обратное путешествие к месту размножения.

Кроме хищных рыб, таких, как акулы, важными третичными консументами в море являются морские птицы: чайки, бакланы, нырки и пеликаны, разные виды буревестников. Морские птицы, а также тюлени, моржи, морские котики и морские черепахи представляют собой связующее звено между сушей и морем, поскольку размножаться они должны на суше, а пищу добывать в море. Следовательно, эти дышащие воздухом животные точно так же входят в пищевые цепи моря, как рыбы и беспозвоночные, которыми они питаются. В п. 2.7 упоминалось о роли птиц в круговороте фосфора. Подобно истинно морским животным птицы скапливаются у берегов, и особенно в продуктивных районах.

На мелководьях тропических и субтропических морей обитают два очень интересных и характерных сообщества, заслуживающих специального рассмотрения. Это мангровые болота и коралловые рифы. И те и другие можно назвать «строителями суши», потому что они способствуют образованию островов и наступлению берегов на море. К манграм относится небольшое число наземных растений, которые выдерживают солёность открытого моря. Каждое дерево поддерживается множеством воздушных корней (рис. 3.16). Эти корни замедляют приливные течения, способствуя осаждению ила и взвеси, к их поверхности прикрепляются морские организмы. Семена прорастают еще на дереве, проростки падают в воду и плавают до тех пор, пока не застрянут на мелководье, где есть за что уцепиться хорошо развитым корням.

Коралловые рифы широко распространены на мелководьях тропической зоны Тихого океана. Чарльз Дарвин первый выделил три типа рифов: барьерные рифы вдоль континентов, окаймляющие рифы островов и атоллы — рифы, имеющие форму подковы с центральной лагуной внутри. Геологические исследования и бурения показали, что тихоокеанские рифы большей частью образовались на базальтовых скалах, вынесенных близко к поверхности моря извержениями подводных вулканов. Риф строится и достигает поверхности моря благодаря биологическому связыванию карбоната кальция. Острова образуются из

*

Максимальный Штормовой прилив

нагон

Рис. 3.16. Структура тропических мангровых болот. Можно различить примерно пять растительных зон с отличающимся населением в зависимости от уровня

контакта с морской водой

рифов либо в результате понижения уровня моря (или поднятия вулканического фундамента), либо в результате действия волн и ветра, которые нагромождают обломки рифа и коралловый песок над поверхностью воды, так что создаются условия для развития наземной растительности.

Кораллы — это животные, но коралловый риф представляет собой не сообщество, а полную экосистему, трофическая структура которой включает значительную биомассу зелёных растений (рис. 3.17). Рифы умело используют любые источники пищи в омывающей риф воде. Кораллы и известковые красные водоросли играют примерно одинаковую роль в образовании известкового субстрата, из которого строится риф. Особенно это заметно на внешней, обращённой к океану, стороне рифа, так как водоросли лучше противостоят разрушительному действию прибоя. Водоросли вносят вклад не только в структуру, но и в первичную продукцию рифа. Следовательно, так называемый коралловый риф представляет собой в действительности кораллово-водорослевый риф.

Рис. 3.17 иллюстрирует тесную связь между животными и растительными компонентами в коралловой колонии. Одни водоросли живут в тканях кораллового полипа, другие — в известковом скелете, окружающем тело животного. Ночью полипы вытягивают щупальца и ловят планктон, проникающий в риф из окружающих вод океана На ночное время приходится период активности лангустов и многих других беспозвоночных, которые проводят день в тёмных расщелинах рифа. Водоросли, практически сплошь покрывающие риф, днём поглощают свет тропического солнца, интенсивно создавая органическое вещество. Стаи пёстро окрашенных рыб «пасутся» на водорослях или питаются

Структура кораллового рифа

Рис. 3.17. Структура кораллового рифа

опускающимися организмами и детритом. Глубже затаиваются хищники — акулы и мурены.

В целом система рифа приближается к климаксному сообществу. Проточная вода и эффективное биологическое использование круговоротов биогенных элементов — основные факторы, определяющие её высокую продуктивность. Кораллы получают значительную часть пищи от симбиотических водорослей, которые в свою очередь используют питательные вещества, поступающие от кораллов. Развитые у полипов анатомические приспособления для ловли зоопланктона важны не столько для «улавливания калорий», сколько для улавливания скудных биогенных элементов, таких, как фосфор, в равной степени необходимых и кораллам, и их симбиотическим водорослям. Такие биогенные элементы, будучи однажды усвоенными полипом, могут повторно циркулировать между кораллом и водорослью. Благодаря такому многократному использованию в системе может поддерживаться высокая продуктивность, несмотря на низкое содержание фосфора в окружающей воде

То, что коралловый риф представляет собой хорошо адаптированную стабильную экосистему с высоким внутренним симбиозом и видовым разнообразием, не делает его невосприимчивым к вмешательству человека. Бытовые и индустриальные стоки, утечки нефти, заиление и стагнация, вызванные дноуглубительными и насыпными работами, тепловое загрязнение, затопление водой низкой солёности или водой, несущей ил, происходящие вследствие неаккуратного ведения наземного хозяйства, — все это начинает звучать похоронным звоном. Коралловые рифы неожиданно подверглись нападению хищников, хотя этого нельзя было ожидать в упорядоченной климаксной системе! Виновником была морская звезда «терновый венец». Во время ранних исследований Большого Барьерного рифа в конце 20-х годов был обнаружен всего один экземпляр этой звезды — сейчас они здесь многочисленны и угрожают целостности всего рифа. Распространились они и в другие части света. Причина этой эпидемии неизвестна, но полагают, что загрязнения и другие вызванные человеком стрессовые воздействия сыграли немалую роль в распространении этого бедствия.

Океанические сообщества, в отличие от прибрежных, полностью состоят из организмов, которые ведут или пелагический, или донный образ жизни. Некоторые океанические виды обычны также вблизи берега, но большинство живёт только в океанической зоне. Океанический фитопланктон относится преимущественно к микропланктону, а зоопланктон — главным образом к голопланктону. Криль представляет собой важное звено пищевой цепи. И зоопланктон, и рыбы или прозрачны, или имеют голубоватую окраску, что делает их почти невидимыми. Различные приспособления, такие, как выросты, капельки жира, слизистые капсулы и воздушные пузырьки, облегчают плаванье в открытой воде. Характерны многократные пищевые циклы, служащие приспособлением к жизни в бедных питательными веществами водах. Эвфотическая зона в открытом океане простирается до больших глубин, но общая первичная продукция под квадратным метром поверхности все равно мала.

Океанические птицы, — качурки, альбатросы, фрегаты, некоторые тропические виды крачек и глупыши, — не связаны с сушей, за исключением периода размножения. Обилие океанических птиц косвенно зависит от обилия планктона. То же самое можно сказать о китах. Будучи группой дышащих воздухом млекопитающих, они полностью независимы от суши. Китов подразделяют на усатых, питающихся зоопланктоном, который они отцеживают при помощи огромного фильтра, и зубатых, таких, как кашалот, питающихся нектоном.

Ранее уже было отмечено, что с увеличением глубины уменьшается плотность животного и растительного населения моря. Огромные пространства океанического дна покрыты тонко отсортированными осадками, илом. Для глубоководного бентоса характерны специфические виды ракообразных, иглокожих и моллюсков. Как приспособление к мягкой поверхности, многие из этих донных животных обладают длинными придатками, многочисленными иглами, стебельками и другими поддерживающими образованиями, подобно бентозавру, асцидиям и морским лилиям. Пелагические обитатели абиссальной зоны, особенно нектон, возможно, наименее известны из всех обитателей океана. Это таинственный мир «морских змей», если только они существуют в действительности; и, в самом деле, гигантского кальмара можно легко принять за морского змея, появись он на поверхности моря, — ведь длина его щупалец достигает 9—12 м.

Глубоководные рыбы, представляют собой странную группу. Немного света проникает очень глубоко, особенно в прозрачных тропических морях. Поэтому у некоторых глубоководных рыб имеются огромные глаза, у других глаза очень малы, и пользы от них, по-видимому, мало. У иных рыб глаза утрачены полностью.

Многие глубоководные животные имеют светящиеся органы (светящиеся анчоусы, рыбы-топорики); некоторые рыбы используют свет как приманку для привлечения добычи (ры-бы-удилыцики). Другая особенность глубоководных рыб — это необычный рот и способность заглатывать добычу большую, чем они сами («большерот», «черный пожиратель»). На глубине еды мало, и встречается она редко, так что эти рыбы отлично приспособились использовать удобные случаи!

  • [1] Океанография — это наука, изучающая океаны и моря во всех аспектах — физическом, химическом, геологическом и биологическом. Морская экология уделяет особое внимание целостности и структуре взаимоотношений между организмами и морской средой.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>