Оперативно-розыскная информация в изучении оперативной обстановки

В изучении оперативной обстановки служебная роль информации состоит в обнаружении явлений социальной жизни, имеющих криминологическое и оперативно-тактическое значение. Речь идет о явлениях, состоящих в причинной связи с тенденциями преступности, о фактическом состоянии оперативнорозыскной деятельности и потенциальных возможностях повышения ее уровня, о силах и средствах, которые могут быть использованы в раскрытии преступлений и розыске преступников.

В целях решения криминологических задач определенное значение придается группе явлений, приобретающих социальную значимость при реализации различных аспектов предотвращения преступлений.

Это — принципиальное положение, ибо от того, что именно в социальной жизни будет признаваться значимым, зависит избирательность и качество предупредительных мер. Косность и догматизм в отборе информации недопустимы. Научно-техническая революция и социальный прогресс вызывают постоянное изменение социального и технического окружения человека, а следовательно, и изменение факторов социальной жизни, приобретающих криминологическую значимость.

Информация дает возможность анализировать прошлый опыт, оценивать настоящее и прогнозировать будущее, что необходимо для уточнения целей предупредительной деятельности и повышения ее эффективности.

Например, развитие экономики и культуры привлекает в крупные города значительное число специалистов в разных областях деятельности. Увеличивается прослойка населения, имеющего высшее и среднее образование, что уже является антикримино-генным фактором. В то же время в малых городах сплошь и рядом наблюдаются обратные тенденции, вызванные уходом наиболее образованной части населения в крупные города. В ряде случаев это приводит к тому, что именно в малых городах складывается неблагоприятная для борьбы с преступностью обстановка, требующая специальных усилий правоохранительных органов.

Как видим, диапазон информативно значимых показателей весьма широк. К тому же комплекс знаний раскрывается через многообразие информации, получаемой органами внутренних дел на разных уровнях.

Основные виды социальной информации. Представляется целесообразным выделить три основных вида информации.

Первый — это общесоциальная информация, имеющая криминологическое значение, активно используемая в осуществлении мер общей и индивидуальной профилактики. Она не может быть отнесена к категории оперативно-розыскной, так как не специфична с точки зрения источников, методов ее получения и режима использования[1].

Второй вид — социальная информация, содержащая количественные показатели, характеризующие оперативную обстановку.

Третий — собственно оперативно-розыскная информация, получение которой является прерогативой оперативных аппаратов органов внутренних дел.

Информация о демографической обстановке. К первому виду (общесоциальному) прежде всего относится информация о демографической обстановке: тенденциях движения населения, миграционных процессах, социальном составе, образовательном и профессиональном уровне различных групп населения. Явления эти функционально связаны с динамикой и структурой преступности; при их криминогенном качестве они оказываются в ряду детерминант преступности, непосредственно или опосредованно влияя на ее движение (138).

Это положение можно проиллюстрировать данными, полученными при изучении преступности в городах. При сравнении средних городов, расположенных в разных регионах страны, обнаружилась большая разница в уровне преступности. Например, в Ивановской области в Кинешме, Шуе и Вичуге в 1971 г. уровень тяжких преступлений был почти вдвое ниже, чем в меньших по численности средних городах Смоленской области. При более глубоком изучении причин этого явления выяснилось, что в городах Смоленской области несколько больше доля активного населения (на 2—3%). В составе активного населения городов Смоленской области на 5—6% больше, чем в городах Ивановской области, мужчин (для городов с населением около 50 тыс. это означает, что в каждом из них проживает в среднем на 1500 мужчин в возрасте 15—50 лет больше, чем в таких же городах Ивановской области). В городах Смоленской области больше половины населения активного возраста имели низкий образовательный уровень.

Изучение мотивов и обстоятельств, при которых совершаются тяжкие насильственные преступления, показало, что в бытовых отношениях жителей этой области больше были распространены антиобщественные взгляды на допустимость насилия. Избиение жен, родственников, драки между соседями воспринимались как обычное явление, не вызывая должного реагирования окружающих, что приводило к безнаказанности правонарушителей.

Выявилось, что для средних, тем более малых, городов характерна большая чувствительность динамики преступлений к колебаниям демографической статистики, в частности, прибытию мигрантов и лиц, отбывших наказание в ИТУ. Например, в развивающемся городе Кинешме Ивановской области, где в 1969—1971 гг. наблюдался самый высокий по сравнению с другими средними городами этой области уровень преступности, в активной возрастной группе (15—50 лет) доля мужчин оказалась за счет миграции почти на 2% выше, чем в Вичуге, и на 1% выше, чем в Шуе. Эти 2% в активной возрастной группе составляли для Кинешмы около 500 человек.

При сравнении соотношения мужчин и женщин в разных возрастных группах в городах Кинешме и Вичуге выяснилось, что в Кинешме в активных возрастных группах (18—50 лет) заметно меньшее преобладание женщин. Более того, в Кинешме оказалось больше мужчин и в более старших возрастных группах, представители которых, кстати, занимают значительную долю среди лиц, совершивших хулиганство и насильственные посягательства на личность. Это в числе других факторов и обусловило более высокий уровень тяжких преступлений в Кинешме по сравнению с другими средними городами Ивановской области.

Информация об экономической ситуации. Важное познавательное значение имеет также информация об экономической ситуации, которая включает сведения:

  • о хозяйственно-экономическом развитии региона, дислокации промышленных, сельскохозяйственных, торговых и транспортных объектов, численности и составе трудовых коллективов, состоянии средств связи, перспективах появления новостроек и объектов сосредоточения материальных ценностей, в частности сберкасс, отделений Госбанка, жилищном строительстве, экономическом положении различных групп населения, потребностях предприятий в рабочей силе, изменениях в объеме продажи и потреблении спиртных напитков по различным группам населения;
  • о социально-культурной обстановке: количестве и видах учебных заведений, численности педагогов, количестве, вместимости и дислокации зрелищных предприятий, библиотек, домов культуры, спортивных комплексов и отдельных спортивных сооружений, детских спортивных школ и площадок, числе местных жителей, пользующихся культурно-спортивными базами, количестве и вместимости летних и зимних баз отдыха взрослых и несовершеннолетних;
  • о медицинской обстановке: количестве и территориальном размещении больных, имеющих отклонения в психике; лиц, страдающих алкоголизмом и наркоманией; количестве, дислокации, вместимости и пропускной способности специализированных лечебных учреждений; лицах, уклоняющихся от лечения;
  • о специализированных учреждениях: количество, виды, дислокация и вместимость исправительно-трудовых учреждений, лечебно-трудовых профилакториев, специализированных школ для несовершеннолетних правонарушителей;
  • • об иных явлениях, которые могут иметь значение для предотвращения преступлений, т.е., по определению Г.М. Минь-ковского, «дать возможность выявить комплекс основных процессов, явлений, обстоятельств, существенно влияющих на преступность и другие правонарушения (противодействующих и стимулирующих)» (201, с. 77).

Информация об оперативной обстановке. К информации об оперативной обстановке можно отнести данные:

  • о состоянии и тенденциях преступности (статистические данные и результаты их анализа при определении уровня, структуры и динамики преступности[2]; обобщенные данные о местах, времени и способах совершения преступлений, полученные при детальном изучении уголовных дел; обобщенные данные о личности преступников);
  • о состоянии и тенденциях административных правонарушений;
  • об обстоятельствах, способствующих совершению преступлений (по материалам уголовных дел).

Оперативно-розыскная информация. К третьему виду, т.е. к истинно оперативно-розыскной, следует отнести информацию:

  • о действующих преступниках (местных и гастролерах);
  • об очагах активного действия причин преступности: интенсивности асоциальных проявлений в микрорайонах городов, селах, поселках, притонах пьянства и разврата, возникновении групп на почве совпадения антиобщественных взглядов, микрогруппах, где обстановка способствует формированию негативных свойств личности и возникают конфликтные ситуации;
  • о рецидивистах и вообще ранее судимых, их количестве, движении, размещении на соответствующей территории, классификации в зависимости от возраста, пола, тяжести и количества ранее совершенных преступлений, трудовой занятости и поведения;
  • о группах несовершеннолетних правонарушителей: дислокации, составе, лидерах, направленности, стойкости;
  • об иных лицах, к которым должны быть приняты меры индивидуальной профилактики (их социальная, нравственная, культурная, психологическая характеристика, связи, факты аморальности и правонарушений);
  • о состоянии индивидуально-профилактической работы, общем объеме (количество охваченных лиц), точности выборки и критериях оценки степени опасности отклоняющегося поведения, содержании индивидуально-профилактических мер, их эффективности;
  • о силах, участвующих в борьбе с преступностью (расстановка и характеристика негласных сотрудников, пределы их осведомленности и оперативно-тактической активности).

Специфика последнего вида информации заключается в том, что с ее помощью устраняется неопределенность в познании явлений, состоящих в причинной связи с возникновением, развитием и тенденциями преступности. Следует, разумеется, учитывать, что эти явления неочевидны. Во многих случаях необходимы усилия для того, чтобы их обнаружить, раскрыть причинную связь с преступностью и степень криминогенности. Не менее важно знать, кто и в каких пределах может быть осведомлен о чьей-либо преступной деятельности и о криминогенных явлениях, имеющих скрытый характер.

В качестве примера получения информации о явлениях, состоящих в причинной связи с возникновением, развитием и тенденциями преступности, приведем методику и результаты изучения районов активно проявляющих себя причин преступности на территории областного центра г. Иванова (1970 г.). В этих целях была адаптирована методика польских социологов (242, с. 295-333).

Методика социологических исследований. Использование данной методики предполагает какое-либо произвольное деление города на меньшие пространственные единицы, которыми могут быть единицы административные, а могут быть и единицы, полученные в результате разбивки, основанной на критериях, диктуемых целями исследования. Охваченные исследованием явления относят к отдельным единицам пространства.

Этот метод, на наш взгляд, дает возможность провести сравнительный анализ отдельных пространственных частей города, установив одновременное действие криминогенных факторов. Принимаются во внимание формы расселения и типы поселений: микрорайоны, старые и новые поселки; концентрация и плотность населения; градостроительные условия (планировка, территориальное размещение, городские коммуникации), процессы микромиграции, социально-демографическая структура населения. Все эти факторы учитывались при оценке влияния конкретных условий на формирование личности преступников и живучесть в сознании отдельных представителей населения антиобщественных взглядов.

При высокой концентрации этих показателей на сравнительно небольших участках городской территории появляются основания для вывода о существовании местных асоциальных сред, влияние которых обусловливает формирование личности преступников. Цель анализа заключалась в том, чтобы найти пути к конкретизации оперативно-розыскной деятельности, привлечь силы и средства организаций, направляющих общественную активность населения к профилактической работе в наиболее неблагополучных микрорайонах.

Результаты анализа микромиграции. Иваново — крупный промышленный город с довольно многообразными типами населения и характерной внутренней миграцией. Каждый из трех административных районов условно делится на ряд микрорайонов. Это деление отражает историю развития города, постепенное включение в его черту по мере роста промышленности и жилищного строительства новых микрорайонов, образовавшихся на месте прежних пригородов, сел и поселков. Задача состояла в том, чтобы в традиционно сложившихся микрорайонах определить на единицу населения количество антиобщественных и преступных проявлений со стороны местных жителей.

При специальном изучении выяснилось, что микрорайоны высокой интенсивности асоциальных проявлений отличались своеобразием их заселения. В 30-е годы в г. Иванове, который в то время был крупным центром текстильной промышленности и испытывал потребность в рабочей силе, прибывало много переселенцев. Вновь приезжавшие селились на окраинах. Концентрация на сравнительно небольшой территории людей, среди которых оказалось много тех, кто покинул села, их отрыв от привычного уклада сельской жизни обусловили появление среди переселенцев опасных преступников. Несколько изолированные от центральной части города, жители окраин медленно усваивали элементы новой культуры, сказывалось воздействие психологии той микросреды, которая их повседневно окружала. Так складывались традиционные «трудные» микрорайоны. Однако и в последующие годы процесс дифференциации населения продолжался в связи с социальными явлениями иного порядка.

Например, в 1955 г. началась интенсивная застройка новыми жилыми кварталами микрорайона «Сортировка». Во вновь построенные дома переезжали из других частей города главным образом семьи бывших переселенцев 30-х годов и послевоенных лет. В их числе было мало высококвалифицированных рабочих, представителей интеллигенции. Но зато среди вновь поселявшихся оказалась значительной прослойка лиц, имеющих судимости за тяжкие преступления, и нарушителей общественного порядка. С 1955 г. в этом микрорайоне происходил рост количества преступлений на единицу населения. За 20 лет, с 1948 по 1968 г., число жителей там возросло примерно в 5 раз (с 4,5 до 25 тыс.), а ежегодное количество преступлений — в 12—15 раз. На высоком уровне асоциальных явлений здесь сказались и недостатки в культурном обслуживании населения, сохранившийся отрыв от центральной части города.

Численность населения в микрорайонах после предварительного установления их границ определялась через жилищноэксплуатационные конторы. Затем по учетам районных органов внутренних дел были установлены адреса всех привлекавшихся к уголовной ответственности в течение года за умышленные убийства, тяжкие и менее тяжкие телесные повреждения, истязания, изнасилования, разбои, грабежи, кражи и хулиганство. Кроме того, учитывались привлеченные за мелкое хулиганство, хронические алкоголики и привычные пьяницы (побывавшие в течение года не менее двух раз в медвытрезвителях), наркоманы, содержатели притонов (и привлеченные к уголовной ответственности, и известные по оперативным данным), лица, состоящие на учете венерологических диспансеров. На карты районов, а затем и на карту города соответственно адресам указанных лиц были нанесены условные обозначения. В результате удалось получить наглядную картину количественного распределения названных показателей (индексные карты).

Так, в Ленинском районе г. Иванова ближе к городской окраине одновременно застраивались и заселялись кварталы Г-1 и Г-2. В квартале Г-1 строились государственные дома и их заселение происходило отчасти при таких же обстоятельствах, как и при описанном выше заселении поселка «Сортировка». Однако сюда прибыло и много семей из центра города из аварийных домов, в связи с чем образовалась значительная прослойка кадровых рабочих и инженерно-технической интеллигенции. Это сказалось и на интенсивности антисоциальных проявлений: Г-1 — 3,8; «Сортировка» — 7,44 (на тысячу населения). Квартал Г-2 — это сплошь кооперативная застройка. Владельцы новых квартир — кадровые рабочие, служащие, представители интеллигенции.

Это единственный довольно крупный микрорайон города (его население составляло 9 тыс.), жителями которого в анализируемый период не было совершено ни одного преступления. Нулевыми показателями характеризуется и ряд других асоциальных явлений (притоны, алкоголизм, наркомания, венерические заболевания). Общий индекс, отражающий асоциальные явления в квартале Г-2, составляет 1,2 — минимальный относительно всех других микрорайонов (несколько случаев мелкого хулиганства).

В течение четырех лет (1968—1972 гг.) результаты проведенного анализа использовались для активизации оперативно-розыскной работы в наиболее неблагоприятных микрорайонах. С помощью негласных сотрудников, а также других гласных и негласных средств были выявлены преступные группы и приняты меры к предупреждению их преступной деятельности и раскрытию совершенных ими преступлений. Это положительно сказалось на оперативной обстановке.

Все три вида информации в совокупности позволяют на управленческом уровне оперативно-розыскной деятельности решать сложные аналитические задачи: определять тенденции преступности, влияние на них демографических, экономических и культурных процессов, обозначать «очаги» преступности; изучать причины их возникновения и определять достаточность или недостаточность, целесообразность или нецелесообразность расстановки и использования соответствующих сил и средств решения задач борьбы с преступностью.

  • [1] В криминологических исследованиях выделяют группы социальнодемографических, хозяйственно-экономических, социально-психологических, социально-культурных и организационно-правовых условий, влияющих на временные и территориальные различия преступности (26, с. 4). Как отмечает А.Б. Сахаров, каждая такая группа характеризуется достаточно большим набором различных факторов, связь которых с преступностью не равнозначна. Некоторые факторы отражаются в статистических показателях, почти не затрагивая ее состояния (например, практика регистрации); другие — связаны с ней функционально, т.е. влияют на состояние преступности, но не порождают ее (например, динамика населения); третьи — генетически, т.е. вызывают (непосредственно или через промежуточные звенья) реальные изменения в уровне, динамике и структуре преступности (275, с.75—76).
  • [2] Наиболее эффективные методы анализа преступности в отечественной криминологии разработаны К.К. Горяйновым и Л.В. Кондратюком.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >