Оперативно-розыскная информация как фактор устранения неопределенности

Обратимся к другому аспекту, а именно связанному с присущими информации свойствами «отрицания энтропии» и «устранения неопределенности». Изучение практики оперативных аппаратов органов внутренних дел дает основание констатировать парадоксальное явление: потребители (оперативные аппараты), оценивая поток информации, отмечают, что сведений слишком много (по их общему объему) и слишком мало (по доле доступных для конкретного пользования). Разумеется, что не вся ранее накопленная и вновь поступающая информация одинаково ценна и необходима. В этой связи обозначается разрыв между широкими возможностями в отборе и использовании полезной информации и действительностью — практикой такого сбора и использования. Разрыв тем существеннее, чем ниже специальная подготовка исполнителей (в первую очередь негласных сотрудников и оперативных работников), средние показатели их криминалистических, криминологических, уголовно-правовых, оперативно-тактических знаний.

В теории информации применяется понятие ситуации с неопределенностью. Неопределенность может быть присуща как знаниям об объекте, так и самому этому объекту. «Если в наших знаниях о каком-либо предмете, — пишет А.Д. Урсул, — существует неясность, неопределенность, а, получив новые сведения об этом предмете, мы можем уже более определенно судить о нем, то это значит, что сообщение содержало в себе информацию» (315, с. 32). Если сообщение не снижает неопределенности, то с позиций рассматриваемой теории предполагается, что в нем не содержится информации. Таким образом, качественная сторона оперативно-розыскной информации раскрывается через ее количество, которое содержит суждения по исследуемой ситуации и обладает степенью истинности (доказанности), в какой-то мере уменьшающей неопределенность в данной частной проблеме. Следовательно, чем шире возможность выбора, тем неопределеннее его исход. Чем больше неопределенности устраняет сообщение, тем больше содержит оно информации.

Эта концепция хорошо объясняет информационные процессы, характерные для раскрытия преступлений, розыска лиц, их совершивших, когда проверка версий влечет за собой устранение одной неопределенности и возникновение новой до тех пор, пока полученные сведения не снимут общего состояния неопределенности. Данное рассуждение относится и к оперативно-розыскным, и к следственным версиям, различие между которыми признается в теории криминалистики. По мнению А.М. Ларина, в случаях, когда оперативно-розыскная информация (по терминологии автора — оперативные данные) исходит из независимых друг от друга источников, когда применены различные методы ее сбора, когда используются научно-технические средства, «оперативные данные могут быть весьма точными». Если эти данные согласуются с содержанием материалов дела и дают правдоподобное объяснение обстоятельствам, зафиксированным процессуальным путем, они, по мнению автора, используются для построения следственной версии, но не в качестве основания, а как объясняющая часть (174, с. 60—81).

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >