Полная версия

Главная arrow Экология arrow Методология формирования моделей взаимодействия человека с окружающей средой

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ЧЕЛОВЕКА

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ЧЕЛОВЕКА КАК РАЗВИТИЕ КИБЕРНЕТИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ

Обращаясь к психологической модели человека, следует ввести следующие методологические предпосылки. Психологическая модель человека отличается от кибернетической модели наложением некоторых ограничений на способности или возможности систем моделирования строить адекватные реальностям внешней и внутренней среды человека модели и систем реализации действовать в соответствии с построенными моделями. Строя психологическую модель человека, приходится признать, что способности систем моделирования к построению конкретных моделей реальности весьма ограничены. Кроме того, нужно исходить из того, что способности или возможности реализовать даже те модели, которые могут быть построены, также в значительной мере ограничены.

Ограничения в построении моделей могут быть двух типов. Первое и самое простое объяснение состоит в том, что функциональные способности к построению моделей конечны или естественным образом ограничены по физиологическим причинам. Второй тип ограничений определяется условиями внешней социальной среды человека. Социальные ограничения состоят в том, что человеку предписывается думать вполне определенным образом. Другими словами, существуют сферы идей, на которые налагается социальный запрет.

Видится вполне понятным и такое ограничение на построение моделей, которое обусловлено недостатком функциональных способностей системы реализации моделей. Те модели, которые не могут быть реализованы, не имеет смысла создавать, загружая систему моделирования бесполезной работой. Такая деятельность системы моделирования представляет собой пустые мечтания, фантазии. Это вредно уже тем, что отвлекает от реальной полезной деятельности систему моделирования, загружая эту систему ненужными функциями.

Возможности построения моделей окружающего мира и внутренней среды в значительной мере расширяются ввиду того обстоятельства, что существует обмен информацией между людьми. Благодаря обмену информацией становится возможным передача моделей, построенных одним субъектом другим субъектам. Будучи опробованными, проверенными посредством применения в практике множеством субъектов, такие модели приобретают общественную значимость, превращаясь в «знания». Наиболее общие и важные для отдельных людей и общества модели переходят из поколения в поколение, совершенствуясь и приумножаясь. Таким образом происходит накопление «знаний».

До настоящего времени существуют и находят употребление в экономической теории некоторые из наиболее древних понятий, характеризующих представления о внешнем мире и внутренней среде человека, проистекающие из психологического подхода. К этим понятиям относятся такие, которые характеризуют наиболее значимые чувства человека: «страдание», «удовольствие (наслаждение)», «благо»,«счастье», «зло».

В наиболее древней мировой религии — буддизме (предположительно VI век до н. э.) в качестве центрального выступает понятие «страдание». Четыре благородные истины буддизма: о страдании, о происхождении причин страдания, о возможности прекращения страдания и его причин, о пути, ведущем к прекращению страдания; восьмеричный путь [1]. Будде приписывается следующая фраза: «Я учу потому, что вы, как и все существа, хотите быть счастливыми и избегать страданий» [2].

Эпикур (372—270 гг. до н. э.) рассматривал получение удовольствий в качестве цели человеческой жизни, которое рассматривалось как чувственное наслаждение, избавление от физической боли, душевного беспокойства, страданий. «Как известно, основным принципом этики античного эпикурейства, да и всякого эпикурейства, является удовольствие» [3].

По мнению К.А. Гельвеция {Claude Adrien Helvetius 1715—1771), удовольствие и страдание являются побудительными причинами человеческих поступков: «Для Гельвеция, движущей силой выступает личный интерес. Человек ищет удовольствия и избегает страдания» [4].

В соответствии с воззрениями Иеремии Бентама (1748—1832), удовольствия и страдание есть основные естественные принципы человеческой жизни. «Мораль, право и государство должны строиться в соответствии с этим природным началом. Для социальных институтов Бентам обобщенно обозначает это начало как принцип полезности, или величайшего (возможного) счастья или благоденствия» [5].

Основоположники теории предельной полезности исходят из представлений, основанных на идеях психологической модели человека. Госсен Г.Г. {Hermann Heinrich Gossen; 1810—1858) одним из первых сформулировал закон предельной полезности. Количество полезности в данном случае оценивается по степени удовлетворения или удовольствия, приобретаемого потребителем некоторого блага. « There is a manner of enjoying each satisfaction, chiefly dependent upon the frequency, according to which the sum of the man’s satisfaction reaches a maximum. If this maximum is reached, the sum of the satisfaction will be decreased by a more frequent, as well as by a less frequent, repetition» [6].

Психологическую модель человека в экономике принял за основу своей теории У.С. Джевонс (William Stanley Jevons 1835—1882). Субъект, движимый стремлениями к удовлетворению своих желаний, к удовольствиям и пытающийся избежать отрицательных ощущений, страданий, именно и представляет собой такую психологическую модель хозяйствующего человека. Наверное, не будет преувеличением сказать, что психологическая модель человека была одной из главных и, скорее всего, до настоящего времени остается главной в экономических построениях. «Истинную экономическую теорию можно получить лишь возвратясь к мотивам, побуждающим человека действовать, — чувствам удовольствия и страдания. Большая часть таких чувств возникает периодически из обычных желаний и потребностей тела или разума и из того усилия, доставляющего страдания, которое нам постоянно кто-то или что-то подсказывает прилагать, чтобы мы могли удовлетворить свои потребности» [7].

Можно с уверенностью сказать, что из тех же методологических положений исходят воззрения других школ маржинализма, в частности основателей австрийской школы К. Менгера {Carl Menger; 1840—1921) и лозаннской школы Л. Вальраса (Leon Walras; 1834— 1910).

Попытки решить указанную задачу, т.е. оценить результаты будущего движения субъекта, требуют обратиться к рассмотрению действия специфической функциональной системы субъекта, той физиологической системы, которую мы ранее назвали нервной системой. Выделяя эту функциональную систему, мы тем самым переходим к построению кибернетической (а затем психологической) модели человека.

В наших рассуждениях исходим из того, что рассматриваемые организмы совершают движение, функционируют благодаря отражению объективной реальности в сознании. Сам термин «субъект», как уже говорилось, подразумевает сознательную деятельность. Полагаем, что сознание человека адекватно отображает существующие в окружающей среде условия существования, их влияние на человека как живой организм и субъект социально-экономических отношений.

Исходим из того, что человек в состоянии правильно оценивать влияние окружающей среды на себя и действовать таким образом, чтобы изменять эту среду в благоприятном для себя направлении. Опасность приближения к границе необходимых условий существования и возникающий при этом дискомфорт тем или иным образом отображаются в идеальной форме, как осознание этой необходимости в виде желаний, побуждений, стремлений, создания целевых установок. Обычно выделяют наиболее общие формы отображения необходимости в сознании — это потребности и интересы.

Интересы и потребности есть отображение необходимости в сознании субъекта. В выбранном нами примере необходимость находит свое количественное выражение через величину, измеряемую интегральным параметром Б, поскольку именно этот параметр отражает состояние субъекта, представляет числовое значение количества жизни, которым обладает субъект.

Эти формы отображения необходимости в сознании имеют своим результатом определенное движение, некоторые целенаправленные действия субъекта. Такого рода действия могут состоять в том, что субъект, перемещаясь в пространстве, отыскивает для себя более благоприятные условия естественной внешней среды (например, сезонные перелеты птиц).

Более сложные формы деятельности такого рода субъектов ориентированы на создание искусственной окружающей среды, обладающей более благоприятными свойствами, чем естественная среда. В нашем примере это среда с температурами, отвечающими состоянию комфорта субъекта. Это возможно посредством создания замкнутых пространств вокруг субъекта, простейшими из которых являются одежда и жилища. Рассматриваемый субъект может своими действиями, своим трудом создавать такие искусственные условия окружающей среды.

Следует провести различие между столь важными и широко употребляемыми понятиями, каким являются указанные понятия — интересы и потребности. Будем исходить из того, что интересы есть отражение в сознании рассматриваемого субъекта определенного желаемого будущего состояния этого субъекта. Поскольку реальные состояния субъекта количественно измеряются посредством определения интегрального параметра Б (что естественным образом подразумевает определенные единицы измерения), то, следовательно, и отображение этих состояний в сознании также предстает как измеримое или подлежащее измерению посредством того же самого параметра Б.

Интересы, будучи отображением необходимости, в сознании не являются просто моделью реальных состояний субъекта уже по той простой причине, что интересы — это модели его будущих состояний. В отличие от моделей реальных состояний интересы могут характеризоваться определенной интенсивностью. Интенсивность интересов проявляется в активности поведения субъекта, — носителя этих интересов.

Собственно интенсивность интересов измерить количественно представляется весьма сложной задачей. Однако некоторые общие сопоставления интенсивности интересов, видится, сделать вполне возможно. Во всяком случае, выражения такого типа, как более высокая интенсивность интересов, менее высокая интенсивность интересов являются вполне правомерными.

Величина интенсивности интересов обусловлена двумя главными факторами. Во-первых, близостью реальной величины интегрального параметра Ь к минимальным допустимым значениям этого параметра. Минимальными допустимыми значениями параметра Ь будем считать такие, достижение которых может привести к необратимым изменениям в состоянии субъекта, невозможности перехода или возвращения к более высоким состояниям. Достаточно очевидным представляется то положение, что чем ближе реальное состояние субъекта к минимальному допустимому значению интегрального параметра Ь, тем выше интенсивность интересов, состоящих в улучшении состояния субъекта, повышении значения параметра интегрального состояния Ь.

Во-вторых, интенсивность интересов обусловлена степенью приближения параметра состояния субъекта — Ь к значениям, близким к максимальным. Следовательно, чем ближе реальное состояние субъекта к максимально возможной величине параметра Ц тем ниже интенсивность интересов.

Потребности также есть отображение необходимости в сознании. Однако потребности отображают не собственно состояния субъекта, а необходимость потребления определенных количеств некоторых благ. Результатом этого потребления должно явиться приобретение субъектом необходимых состояний, а, следовательно, реализация его интересов.

Потребности проявляются в желаниях, побуждениях, стремлениях потребить определенное благо. Потребности реализуются в действиях, в поведении, направленных на обеспечение потребления определенных благ. Реализация такого потребления будет иметь своим результатом сохранение или положительное изменение биологического, физиологического, психологического (кибернетического) или социально-экономического состояния субъекта.

Как уже многократно упоминалось, изменение состояния субъекта в результате потребления благ, составляющих его окружающую среду, измеряется приращениями величины интегрального параметра Ь. Таким образом, мы получаем единую основу, позволяющую соизмерять, количественно сравнивать (в том числе и приравнивать) самые разнообразные, никаким иным способом не соизмеримые блага.

В свою очередь, потребности вполне естественным образом измеряются количествами благ, по поводу потребления которых они возникают. Собственно блага количественно измеряются теми единицами, которые характеризуют эти блага и свойства благ, обусловливающие их полезность для рассматриваемого нами субъекта (человека в простейшем случае).

Кроме того, так же как и интересы, потребности характеризуются определенной интенсивностью. Интенсивность потребностей, так же как и интенсивность интересов, определяется исходным состоянием субъекта, предшествующим потреблению необходимых ему благ. Чем ближе это реальное состояние к минимально допустимому состоянию, тем выше интенсивность потребностей. Чем ближе состояние субъекта к наиболее высокому его состоянию, обусловленному оптимальным уровнем потребления блага, тем ниже интенсивность потребностей.

Нужно помнить, что одинаково обозначаемый нами параметр Ь в разных моделях — биологической, физиологической, кибернетической и социально-экономической — различается по своему характеру и по-разному измеряется.

Уровень потребления некоторого блага, обусловливающий переход субъекта к состоянию, близкому к максимальным значениям интегрального параметра, т.е. к оптимальному уровню потребления, отображается в сознании как удовлетворение потребности. Достижение такого уровня потребления блага влечет за собой угасание желаний, побуждений, стремлений повышать уровень потребления данного блага. При этом на определенное время возникает психологическое состояние удовлетворения, или же удовольствия. (Пирамида потребностей Маслоу.)

Оставив это несколько продолжительное, но нужное отступление, вернемся к сформулированной ранее задаче по определению целесообразности осуществления затрат жизненных сил избранного нами субъекта

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>