ИССЛЕДОВАНИЕ ФАКТОРОВ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКОЙ НЕСТАБИЛЬНОСТИ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКЕ В НАЧАЛЕ XX в.

ДЕНЕЖНОЕ ОБРАЩЕНИЕ В ЕВРОПЕ В ЭПОХУ ДЕМОНЕТИЗАЦИИ ЗОЛОТА И РОСТА БЮДЖЕТНЫХ ДЕФИЦИТОВ (НАЧАЛО XX в.)

Первая мировая война подвела черту денежной системе, сложившейся в конце XIX века в России и Западной Европе: с августа 1914 г. был прекращен размен банкнот на золото и чеканка золотой монеты, которая с этого момента совершенно исчезает из внутреннего оборота. Так закончилась эпоха господства золотого стандарта и началась история бумажно-денежного обращения, совершенно отличная от принципов использования бумажных денежных знаков в XIX в. Однако новый век так и не дал однозначного ответа на проблемы, возникающие в мировом денежном обращении. Золото по-прежнему остается последним аргументом в сложных экономических операциях, о чем свидетельствует опыт XXI века.

Описывая состояние денежного обращения в России в начале XX века, многие отечественные экономисты считали, что вексельный курс, оказывающий сильное влияние на «вес» рубля, может колебаться не только из-за нарушения международных экономических связей. Дисбаланс в кредитных отношениях в большинстве случаев связан с возрастанием размеров государственного бюджета и увеличением государственной задолженности в ряде стран на рубеже XIX—XX вв. Эту особенность экономики крупных стран Европы отмечали такие экономисты, как П.П. Мигулин, И.И. Кауфман, М.И. Туган-Барановский, М.И. Боголепов и другие.

Первая мировая война обошлась миру в десять раз дороже, чем все предыдущие военные кампании в XVIII—XIX вв. и потребовала огромных запасов золота. В период с 1793 по 1905 гг. военные расходы в мире составляли 41 млрд руб. золотом, расходы 1914—1918 гг. — 416 млрд руб., причем большую часть этой суммы истратили страны Антанты — 252 млрд руб. золотом, а на расходы Германии и ее союзников пришлось лишь 126 млрд руб. Кредиты США и Англии союзникам оцениваются в 38,5 млрд руб. 133, с. 6|.

Несмотря на то, что мировое богатство в последние предвоенные десятилетия сильно возросло, для Европы война была «...не по силам, превышала ее средства, — писал известный историк экономики И.М. Кули-шер. — Это видно хотя бы из сравнения расходов на войну с мировым запасом процентных бумаг, которые имелись до войны и в которых выражался капитал мирового хозяйства» [там же, с. 6—7]. Поэтому Европа истратила больше, чем имела и вошла в огромные долги.

М.И. Туган-Барановский обращал внимание, что во всем мире до 1914 г. новых капиталов накапливалось не более 10 млрд руб. в год (или 26,5 млрд фр. — рекордный размер мировых эмиссий в 1910 г.), в то время как первые семь месяцев войны 1914 г. обошлись всем ее участникам в 15—17 млрд руб. В сложившейся ситуации, отмечал известный финансист, профессор М.И. Боголепов, обычные приемы изыскания чрезвычайных ресурсов — займы и налоги — оказываются, ввиду колоссальных военных расходов, несостоятельными, поэтому остается только один путь — выпуск бумажных денег. Чтобы сохранить свои позиции, Центральный банк должен произвести значительные эмиссии, но увеличение бумажно-денежной массы, свободно обменивающейся на золото, может быстро привести к полному истощению золотых резервов, потому что война, замечает ученый, «создает искусственный спрос на золото». Золото требуют «...ради простого тезаврирования его в шкатулках и чулках; золото требуется для международных расчетов, т.к. расстройство вексельных курсов создает условия, в высшей степени благоприятные для расплаты с заграницей золотом. Золото требуется во всех воюющих странах, как основание для выпуска бумажных денег...» [68, с. 4181.

Следствием обесценения бумажных денег является уход золота за границу, а учитывая, что в нашей стране в течение XIX в. господствовало бумажно-денежное обращение, то, вследствие этого, в конце XVI 11-начале XIX в. Россия потеряла золота на 300—350 млн руб., а во второй половине XIX столетия — на целых 800 млн руб. Превращение банкнот в бумажные деньги с принудительным курсом является первой причиной их обесценения, отмечал И.М. Кулишер. Чрезмерная эмиссия и, как ответ на нее, рост дороговизны усугубляют этот процесс, приводя к потерям значительных запасов золота. Но было бы неправильно связывать снижение курса бумажных денег только с чрезмерной их эмиссией — следует учитывать и такой важный фактор, как понижение производительности труда, приводящий к сокращению предложения товаров. На ценность бумажных денег оказывают влияние их покупательная сила внутри страны (инфляция) и курс их в иностранной валюте, отражающий состояние платежного баланса страны, правда, эту зависимость И.М. Кулишер считает лишь частичной, т.е. действующей не сразу и опосредованно. Серьезным фактором, влияющим на курс валюты за рубежом, является внешняя политика, которая укрепляет доверие к стране в смысле благоприятного экономического и финансового развития ее. Победы и надежды на близкий мир отзываются на внешнем курсе, но на внутреннюю ценность денег могут не оказывать влияния.

М.И. Боголепов подчеркивает, что миллиардные суммы, требуемые современными войнами, исключают возможность накапливания в мирное время запасных фондов, которые оказались бы достаточными для покрытия всех военных расходов, поэтому финансирование современных войн «...по необходимости выходит за пределы мирного государственного бюджета и направляется по иным путям... Целый ряд стран не в состоянии потребить образовавшиеся в них капиталы и вынужден экспортировать их за границу» [7, с. 12—13].

С другой стороны, особенности «военной экономики», писал М.И. Боголепов, заключаются в том, что «она просто уничтожала и истребляла всякий кредит» и тем самым парализовала все народное хозяйство, в этом ее отличие от экономических кризисов, которые оставляют нетронутым механизм делового оборота. Такое экстремальное состояние экономики приводит к изменению структуры бюджета (в котором расходы мирного времени все более вытесняются расходами на вооружение). Прямым следствием этого процесса становится рост абсолютной величины бюджета. Например, военные расходы Японии во время русско-японской войны составили по отношению к величине ее последнего бюджета мирного времени 519%, аналогичные расходы России оцениваются в 67% к ее ординарному бюджету. Чрезвычайный рост военных расходов, которые не могут иметь реального источника, питающего их в собственном народном хозяйстве, предполагает использование экстраординарных средств — внешних военных займов и эмиссии бумажных денег.

М.И. Боголепов отмечает, что в XX веке такое перенапряжение бюджетов многих стран связано даже не с расходами по ведению военных кампаний, а с поддержанием «системы вооруженного мира», т.е. приготовлений к военным действиям. Именно «система вооруженного мира» стала причиной огромного роста государственных бюджетов и долгов (табл. 6).

Таблица 6

Рост размеров государственных бюджетов европейских

стран с 1890 по 1912 г. (в %)

Страны

Рост бюджета (в %)

Россия

238

Франция

47

Англия

55

Австро-Венгрия

410

Германия

140

Италия

40

Бельгия

112

Япония

578

Источник: Боголепов М.И. Война, финансы и народное хозяйство. — П., 1914. С. 7-8.

Особенностью современных военных расходов является то, что средства на них дает не государственное хозяйство (т.е. бюджетные резервы), а народное хозяйство своей или другой страны. В 1897—1898 гг. военные расходы Англии поглощали 39% всего государственного бюджета, а к 1910 г. — уже 42%. Аналогично происхождение и огромного государственного долга Германии, который почти целиком связан с военными затратами. И здесь, отмечает ученый, следует учитывать две статьи военных расходов: обыкновенные и чрезвычайные, которые в Германии доходили в 1913 г. до суммы в 62,4 млн марок, а в 1914 г. увеличились еще на 29,4 млн марок.

Интересные данные о размерах государственного долга России в 1903—1916 г. и изменении его структуры приводит автор статьи «Война и наше денежное обращение. Факты и цифры» И.А. Михайлов: общая сумма государственной задолженности выросла с января 1914 по январь 1916 гг. на 10 052 млн руб. и к 1 января 1916 г. достигла 18 877 077 335 руб. |46, с. 18-19|.

На долю военных расходов в сумме государственного долга пришлось 10 282 млн руб. (т.е. более половины всех займов). И.А. Михайлов отмечает такой интересный факт, как изменение источников финансирования военных действий в 1904—1905 гг. и в 1914—1915 гг.: в русско-японскую войну на внешние займы приходилось 51,8% расходов (на внутренние займы — 32,2%, на билеты казначейства — 12%), в первые два года Первой мировой войны эта структура меняется и внешние займы дают лишь 19,2% всех кредитных средств, однако возрастает роль внутренних займов (29,2%), краткосрочных обязательств государственного казначейства (42,5%) и билетов казначейства (9,1%).

Таким образом, статистика подтверждает выводы ученых о нарушении кредита (внешние займы могли обеспечивать локальные войны при условии сохранения группы нейтральных стран), что заставляло многие страны использовать единственный оставшийся у них источник покрытия расходов — внутренние займы. Это стало началом новой эпохи бумажно-денежного обращения — эпохи дефицита бюджетов и демонетизации золота.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >