РАЗРАБОТКА КОНЦЕПЦИИ ФОРМИРОВАНИЯ ДОРОЖНОЙ КАРТЫ ПО ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ ОФШОРИЗАЦИИ ЭКОНОМИКИ РОССИИ В РАМКАХ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРОЕКТА ПО БОРЬБЕ С ЭРОЗИЕЙ (РАЗМЫВАНИЕМ) НАЛОГОВОЙ БАЗЫ И ПЕРЕМЕЩЕНИЕМ ПРИБЫЛИ

Сущность дорожных карт как инструментов планирования

Противодействие офшоризации экономики России было определено в качестве одной из главных и безальтернативных целей политики государства на обозримую перспективу. Инструментом ее реализации должна стать последовательно и целенаправленно создаваемая усилиями государства и бизнеса гармонизированная система финансово-экономических и налоговых институтов, обеспечивающих развитие экономики страны с минимальным участием офшорных юрисдикций, в том числе в рамках международного проекта по борьбе с эрозией (размыванием) налоговой базы и перемещением прибыли. В связи с этим приобретают актуальность вопросы организации работ по решению задач, направленных на противодействие офшоризации экономики, определяемых постановлениями Правительства Российской Федерации, Основными направлениями налоговой политики Российской Федерации Минфина России, другими целевыми программами, но с учетом межотраслевого и межсекторного характера современной экономической деятельности, а также растущей роли международного сотрудничества.

В настоящее время органами государственного управления Российской Федерации в дополнение к существующим формам программноцелевого планирования в сферах бюджетно-налоговой и финансово-экономической деятельности в виде федеральных целевых программ определен ряд новых форматов программно-плановых документов. Актуальным и эффективным инструментом программно-целевого планирования, позволяющим учесть особенности проведения целенаправленной деятельности по различным направлениям социально-экономического развития, является дорожная карта[1]. Дорожная карта представляет собой обобщающий документ, отражающий многоуровневую систему стратегического развития предметной области любого вида деятельности в рамках единой временной шкалы. Дорожная карта содержит показатели экономической эффективности перспективных технологий и продуктов, обладающих высоким потенциалом спроса и привлекательными потребительскими свойствами на национальном и международном рынке, а также обеспечивающих решение актуальных задач социально-экономического развития и сферы экономической безопасности. Дорожная карта разрабатывается на основе данных экспертного исследования, а также исследования российских и зарубежных аналитических материалов.

Среди дорожных карт, сформированных на правительственном уровне в сферах культуры и социально-экономического развития, необходимо особо выделить следующие:

  • • «Дорожная карта» по общему пространству науки и образования, включая культурные аспекты[2];
  • • План мероприятий («дорожная карта») «Изменения в отраслях социальной сферы, направленные на повышение эффективности образования и науки»[3];
  • • План мероприятий («дорожная карта») «Поддержка доступа на рынки зарубежных стран и поддержка экспорта»[4];
  • • План мероприятий («дорожная карта») «Развитие отрасли информационных технологий»[5];
  • • План мероприятий («дорожная карта») «Развитие отрасли производства композитных материалов»[6];
  • • План мероприятий («дорожная карта») «Совершенствование оценочной деятельности»[7];
  • • План мероприятий («дорожная карта») «Совершенствование налогового администрирования»[8].

В связи с вышеуказанным существует необходимость научно-методического обеспечения гармонизации процессов организации и управления процессом офшоризации экономики России на основе дорожной карты в рамках международного проекта по борьбе с эрозией (размыванием) налоговой базы и перемещением прибыли, разрабатываемой федеральными органами исполнительной власти в условиях разнообразия соответствующих институциональных форм.

Анализ реализованных и планируемых к реализации мероприятий по противодействию офшоризации экономики России

В целях адаптации экономики России к лучшему международному опыту и российской практике противодействия офшоризации экономики в качестве базовых положений концепции по борьбе с эрозией (размыванием) налоговой базы и перемещением прибыли предлагается учесть полученный к настоящему времени нормативно-правовой задел Минфина России, Федеральной налоговой службы и Росфинмонито-ринга, который включает в себя следующие мероприятия.

1) В соответствии с Планом деятельности Министерства финансов Российской Федерации на 2013—2018гг. (Цель 4. Противодействие уклонению от налогов с использованием офшоров (абз. 5 подп. «б» п. 2

Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. № 596))[9] в 1-м квартале 2014 года разработан законопроект, предусматривающий создание механизма налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний и определение налогового резидентства организаций (Ключевое событие 4.1), в качестве федерального закона вступающий в силу в 1-м квартале 2015 года (Ключевое событие 4.2).

2) В Основных направлениях налоговой политики Российской Федерации на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов[10] в целях совершенствования налогового администрирования предусматривается внести в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации ряд изменений, направленных на предоставление налоговым органам прав на получение дополнительной информации, необходимой для осуществления налогового контроля, в частности от банков. Так, в качестве нового основания для истребования у банков налоговыми органами справок необходимо включить случаи, предусмотренные международными договорами (соглашениями). Помимо этого в перечень информации, предоставляемой банками, предполагается включить информацию о наличии вкладов (депозитов), об остатках денежных средств на вкладах (депозитах) и предусмотреть предоставление банками соответствующих выписок по вкладам (депозитам). В настоящее время указанная информация, важная в том числе для принятия мер по взысканию недоимки, банками в налоговые органы не передается. В перечень субъектов, информация о счетах, вкладах (депозитах) которых должна быть передана налоговым органам, следует включить физических лиц — в особенности в случаях, когда такая информация требуется зарубежным налоговым органам при наличии соответствующего международного соглашения и запроса.

Для решения проблемы противодействия уклонению от налогообложения с использованием низконалоговых юрисдикций будут предприняты следующие действия. Сделки с низконалоговыми юрисдикциями будут подлежать обязательному контролю с точки зрения трансфертного ценообразования с учетом того, что в отношении резидентов таких юрисдикций не распространяется право применения пониженной ставки налогообложения дивидендов при стратегическом владении. Здесь принято принципиальное решение о необходимости заключения рекомендуемых ОЭСР межправительственных соглашений об обмене налоговой информацией с такими юрисдикциями, обновленная статья об обмене информацией, а также статья, направленная на предотвращение необоснованного применения льгот, включены в типовое соглашение об избежании двойного налогообложения.

Планируется упорядочить институт налогообложения нераспределенной прибыли иностранных контролируемых компаний, который заключается в том, что не распределяемый между учредителями (собственниками) доход иностранной контролируемой компании или его часть может рассматриваться в целях налогообложения налогом на прибыль организаций как доход ее владельца (т.е. материнской компании). Таким образом предотвращается вывод дохода материнской компании под действие низконалоговых юрисдикций в результате последовательности сделок.

Для введения в законодательство принципа налогообложения нераспределенной прибыли иностранных контролируемых компаний предполагается в первую очередь законодательно определить понятие такой компании, основываясь на определении взаимозависимых лиц, а также стратегического участия в организации. Также предполагается ввести обязанность для российских компаний или компаний, являющихся налоговыми резидентами Российской Федерации, обязанность указывать в налоговых декларациях все свои иностранные аффилированные компании. В законодательстве должен указываться ряд условий, при соблюдении которых у российских налогоплательщиков будет возникать обязанность уплатить налог на прибыль в отношении доходов, полученных иностранными контролируемыми компаниями. Обязательным также должно являться предоставление налогоплательщиком сведений о его доле в контролируемой иностранной компании и уплате налога с соответствующей доли нераспределенного дохода этой компании. Уклонение от этого обязательства должно приравниваться к налоговому правонарушению и наказываться взиманием штрафов.

При введении в законодательство норм о контролируемых иностранных компаниях планируется обеспечить возможности эффективного налогового администрирования в части получения налоговыми органами необходимой информации и, соответственно, осуществления контролирующих функций. Для реализации подобных законодательных норм особенно важны двусторонние и многосторонние договоры об обмене информацией по налоговым вопросам.

Важность включения таких положений в российское налоговое законодательство в качестве сдерживающего фактора в отношении сокрытия доходов с применением дочерних компаний, осуществляющих свою деятельность в оффшорных зонах, должна сопровождаться наработкой налоговыми органами практики в области налогового контроля.

В тесной связи с проблемой налогообложения нераспределенной прибыли иностранных контролируемых компаний находится определение в налоговом законодательстве понятия налогового резидента применительно к налогоплательщикам — юридическим лицам. Включение таких норм в российское законодательство будет осуществлено единовременно.

Действующее налоговое законодательство Российской Федерации не использует термин «юридическое лицо — налоговый резидент Российской Федерации», употребляя вместо него термин «российская организация». Данное определение является очень узким, и главный его недостаток состоит в том, что оно не учитывает как экономическую связь между организацией и ее учредителями, так и между организацией и ее дочерними компаниями.

В среднесрочной перспективе в налоговое законодательство будет внесено понятие налогового резидентства организаций на основе нескольких критериев, аналогичных используемых в международных налоговых соглашениях Российской Федерации.

Помимо указанных изменений в Кодекс будут также внесены поправки, устанавливающие понятие фактического получателя дохода (лица, имеющего фактическое право на доход), что также позволит использовать некоторые инструменты противодействия уклонению от налогообложения в международных налоговых отношениях.

Планируется расширить применение новых правил налогового регулирования трансфертного ценообразования в соответствии с вступившим в силу разделом VI Кодекса, которым установлены принципы определения цен для целей налогообложения в связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами. Эти принципы направлены на предотвращение вывода налоговой базы за пределы Российской Федерации, обеспечение справедливого и экономически обоснованного распределения налоговой базы между субъектами Российской Федерации, на исключение возможностей получения необоснованной налоговой выгоды в результате манипулирования ценами в сделках между налогоплательщиками, применяющими различные режимы налогообложения внутри страны.

С целью адаптации налогоплательщиков и налоговых органов к новым правилам ценообразования для целей налогообложения предусмотрены переходные положения, среди которых:

  • • повышенные суммовые критерии для целей признания сделок контролируемыми;
  • • отсутствие необходимости представления уведомления о контролируемых сделках и соответствующей документации, а также непроведение проверки в отношении сделок между взаимозависимыми лицами при соответствии определенным критериям;
  • • освобождение налогоплательщиков в течение первых двух лет действия раздела VI Кодекса от налоговых санкций.

При введении новых правил особое внимание уделялось необходимости снижения избыточных административных процедур и издержек налогоплательщиков при проведении мероприятий налогового контроля. В указанных целях разделом VI Кодекса предусмотрена возможность заключения соглашения о ценообразовании для целей налогообложения (далее — соглашение) между налогоплательщиком и ФНС России. Заключение соглашений позволяет налогоплательщику снизить риск потенциального доначисления налогов и планировать свои налоговые обязательства, а также предполагает прозрачность заключаемых сделок и высокую степень открытости налогоплательщика для налогового органа.

3) В Основных направлениях налоговой политики Российской Федерации на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов150 в целях противодействия уклонению от налогообложения с использованием низконалоговых юрисдикций планируется подготовить предложения по внесению в законодательство Российской Федерации положений о контролируемых иностранных компаниях и конечных получателях дохода (выгодоприобретателях). В рамках реализации Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 12 декабря 2012 г. планируется разработка Типового межправительственного соглашения об обмене налоговой информацией с офшорными и низконалоговыми юрисдикциями и на его основе провести переговоры о заключении соответствующих соглашений с упомянутыми юрисдикциями в целях противодействия схемам минимизации налогообложения.

С учетом того что одним из обязательных положений Типового соглашения будет возможность участия российских налоговых органов в налоговых проверках за рубежом, аналогичная возможность на взаимной основе должна быть предоставлена представителям налоговых органов вышеназванных юрисдикций.

Поскольку подобные положения не соответствуют положениям законодательства Российской Федерации, во избежание необходимости ратифицировать каждое соглашение об обмене налоговой информацией с офшорными и низконалоговыми юрисдикциями планируется внести изменения в статью 87 Кодекса о возможности участия представителей иностранных налоговых органов в налоговых проверках в Российской Федерации, если это предусмотрено соответствующим международным соглашением.

Также предлагается разработать проект изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации, устанавливающих понятие налогового резидентства организаций, что позволит противодействовать злоупотреблениям при определении доходов иностранных организаций, подлежащих налогообложению в Российской Федерации.

Помимо этого требуется внесение изменений в законодательство о налогах и сборах, направленных на урегулирование порядка налогообложения в Российской Федерации доходов от продажи акций (долей) организаций, активы которых более чем на 50% представлены недвижимым имуществом, расположенным в России. Указанная норма содержится как в Налоговом кодексе Российской Федерации, так и в ряде соглашений об избежании двойного налогообложения, однако механизмы ее реализации недостаточно проработаны. [11]

4) В Основных направлениях налоговой политики Российской федерации на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017годов]5] в целях совершенствования функционирования Международного финансового центра предлагается скорректировать разработанную в 2013 г. дорожную карту, предусматривающую введение механизма признания доходов и расходов, распределяемых в мультинациональных холдингах с учетом правил, разработанных ОЭСР.

Особый интерес в борьбе с эрозией (размыванием) налоговой базы и перемещением прибыли имеют результаты исследований, выполненных Б.А. Хейфецем[12] [13] [14]. К числу релевантных выводов данной работы можно отнести следующие. Б.А. Хейфец считает, что реализация мер по противодействию офшоризации экономики России в значительной степени будет способствовать улучшению условий ведения бизнеса в стране. Это комплекс проблем, включающий защиту собственности, независимость судов, стабильность законов, избыточную налоговую нагрузку, административное давление, развитие финансовой инфраструктуры и многое другое. Знаковым моментом в данном плане мог бы стать кардинальный пересмотр большинства соглашений об избежании двойного налогообложения (СИДН), заключенных Россией с рядом зарубежных стран. Автор также считает, что было бы целесообразно разработать закон «О национальной компании».

За идею национальной компании выступает глава и крупный акционер одной из ведущих российских ТНК «ЛУКОЙЛ» В. Алекперов. В 2010 г. он предложил внести в действующее законодательство наряду с понятиями «частная собственность» и «государственная собственность» понятие «национальная компания». По мнению В. Алекперова, национальной должна называться компания, которая зарегистрирована в России, является крупным налогоплательщиком (формирует не менее 5% госбюджета) и торгуется на российских биржах. Она должна иметь стабильные финансовые показатели и тратить на социальные проекты не менее 1% выручки133.

В законе «О национальной компании» можно предусмотреть возможности для государства контролировать выполнение подобных базовых характеристик, в результате чего значительно снизится риск перехода национальной компании под контроль иностранных ТНК. В то же время закон должен гарантировать, что при выполнении этих требований национальные компании могут получить определенные преференции. Например, им можно было бы предоставить равные права с государственными компаниями по разработке отдельных участков, которые сейчас недоступны для частных компаний, облегчить получение «длинных денег» из государственных инвестиционных фондов или частично субсидировать ставки по кредитам, связанным со стратегическими инвестициями, предоставлять некоторые преференции по госзакупкам и т.п.

Формирование национальных компаний будет способствовать повышению престижности регистрации и уплаты налогов в российской юрисдикции и усилит отрицательное отношение к офшорному инкорпорированию.

Государственным компаниям следует постепенно отказаться от использования офшорных трейдеров и от сделок продажи/покупки активов с офшорными компаниями (или связанным с ними компаниями-«прокладками» из престижных юрисдикций), конечными бенефициарами которых являются граждане российского происхождения. Это сняло бы много вопросов при отчуждении госимущества при приватизации. Стоило бы также ввести разумные ограничения на участие таких компаний в тендерах при госзакупках.

Необходим отказ от госпатернализма в отношении офшорных компаний, владеющих активами в России. Следовало бы прекратить или существенно ограничить кредитование офшорных компаний и связанных с ними «прокладочных» структур из престижных юрисдикций банками и компаниями с госучастием. При этом могли бы использоваться чисто экономические инструменты. Например, значительное увеличение нормы резервирования для банков по кредитам, выданным компаниям, не осуществляющим реальной деятельности либо осуществляющим ее в объемах, несопоставимых с размером ссуд. Такой же подход не помешал бы в отношении помощи в других формах (налоговых каникул, льготных тарифов на электроэнергию, товарных кредитов и т.п.). Необходимо более жестко реагировать на «шантаж» со стороны офшорных холдинговых центров закрытием принадлежащих им предприятий в России и соответствующим ростом безработицы и усилением социальной напряженности. Рано или поздно придется создавать механизм банкротства и перепрофилирования неэффективных производств, а средства для этого могут быть получены за счет лишения льгот соответствующих офшорных компаний и создания специальных госфондов.

Важно повысить эффективность контроля за трансфертным ценообразованием, которое является важнейшим каналом легального и нелегального перемещения капиталов в офшоры. Новации в налоговом законодательстве, о которых говорилось выше, дают такие возможности, но их необходимо суметь реализовать. По оценкам экспертов, в 2010 г. каждая пятая проверка трансфертных цен в мире заканчивалась применением штрафных санкций за нарушение правил трансфертного ценообразования. И Россия, учитывая товарную структуру ее экспорта и высокую степень офшоризации экономики, в этом отношении еще более уязвима. В данной связи необходим более глубокий и дифференцированный подход к оценке консолидированной налоговой отчетности холдинговых компаний, связанных и ассоциированных компаний с учетом международного опыта.

Представляется крайне актуальным усилить ответственность за несоблюдение налогового законодательства, без чего невозможно провести эффективную работу по противодействию офшоризации экономики. Речь идет не о наказании ради наказания, а о постепенном изменении сформировавшегося в прошлом представления о налоговых нарушениях как о «незначительных проступках». В этой связи не обойтись без пересмотра некоторых статей раздела VI Налогового кодекса РФ («Налоговые правонарушения и ответственность за их совершение») с учетом международной практики, прежде всего в части размера штрафных санкций.

Существующие нормы не несут серьезных угроз нарушителям, использующим офшорную минимизацию налогообложения и трансфертное ценообразование. Например, ст. 122.1 Налогового кодекса РФ предусматривает, что сообщение участником консолидированной группы налогоплательщиков ответственному участнику этой группы недостоверных данных (несообщение данных), приведшее к неуплате или неполной уплате налога на прибыль организаций по консолидированной группе налогоплательщиков ее ответственным участником, влечет к взысканию штрафа в размере 20% от неуплаченной суммы налога[15].

Одновременно предлагается усилить взаимодействие налоговых и правоохранительных органов, так как большинство выявленных налоговых преступлений остаются без правовой оценки.

Целесообразно также отказаться от вялотекущей налоговой амнистии, когда срок давности по налоговым преступлениям ограничен 3 годами. Его можно было бы увеличить по крайней мере до 10 лет. В случае усиления наказаний за налоговые преступления следовало бы провести мягкую одноразовую амнистию капиталов, выведенных в офшоры. В США, например, при выявлении незаконного офшорного счета его держатель должен заплатить штраф, который может доходить до 150% от суммы счета.

Одновременно введение жесткой антиофшорной политики позволило бы провести одноразовую мягкую налоговую амнистию для физических лиц с уровнем налогообложения не более 5—8% (при неудачной налоговой амнистии 2007 г. было 13%) при условии инвестирования этих средств в России (возможно, на определенное время). В результате такой амнистии в Россию могли бы вернуться миллиарды долларов. При этом успешность подобной амнистии будет зависеть не только от гибкости налоговой ставки, но и от последовательности дальнейшей политики в отношении офшоров и контроля за расходами российских налогоплательщиков.

Необходимо также активизировать работу по выполнению требований ОЭСР, о которых говорилось выше. При этом для России особого внимания заслуживает требование о раскрытии бенефициаров трастов, активно используемых некоторыми богатыми российскими гражданами, в том числе для решения вопросов по наследству, которые будут весьма актуальны в связи с естественным старением обладателей крупных состояний. В российском законодательстве необходимо определиться с отношением к трасту как форме доверительного управления. Дело в том, что по англосаксонскому праву собственность на передаваемое имущество и капиталы в траст переходит к управляющему (управляющей компании) трастом, а конечный бенефициар не отвечает за уплату налогов. В свою очередь, не должен платить налоги в страну резиденции конечных бенефициаров и управляющий трастом. То есть траст представляет собой своеобразную «черную дыру» для фискального законодательства. Только при реальном усилении ответственности приобретет практический смысл введение требования о раскрытии информации о конечных бенефициарах зарубежных компаний, ведущих свою деятельность в России.

Другой жесткой мерой в этом плане могло бы стать создание специальных списков конечных бенефициаров офшорных компаний и офшорных финансовых трастов. К участникам российского «офшорного» списка должно быть повышенное внимание со стороны налоговых органов, Росфинмониторинга и других государственных ведомств, а также СМИ и общественности. Такая мера сделает ущербным для репутации и критичным для политической карьеры участие в офшорных финансовых сетях, использующихся для увода доходов и капиталов из российской юрисдикции.

Важно также продолжить жесткое преследование фирм-однодневок, конечные бенефициары которых могут быть задействованы в нескольких офшорных финансовых сетях. Такой подход позволит выявить все компании-участницы агрессивной минимизации налогообложения.

Требуется наладить тесное сотрудничество с налоговыми органами других стран и международными организациями по обмену налоговой информации и пресечению налоговых преступлений. Это соответствует актуальным трендам антиофшорной политики мирового сообщества и основных стран — доноров офшоров. В принципе отправка запросов и получение налоговой информации является достаточно сложным и длительным по времени процессом. В большинстве случаев запрос информации возможен только по конкретным налоговым расследованиям. В данной связи наряду с дополнением соответствующими статьями СИДН необходимо ускорить заключение соответствующих межгосударственных соглашений по обмену налоговой информацией, максимально упростив этот процесс и сделав такой обмен автоматическим.

Особое внимание должно быть уделено гармонизации антиофшорной и налоговой политики с нашими партнерами по Таможенному союзу и формирующемуся Единому экономическому пространству (ЕЭП) — Беларуси и Казахстана. Дело в том, что эти государства могут быть использованы как звенья офшорных финансовых сетей российского бизнеса.

В последние годы уже проявилась тенденция к миграции (часто только номинальной) российского бизнеса в эти государства, предоставляющие во многих случаях значительно более благоприятные условия, в том числе в области налогообложения. Например, в Казахстане ставка страховых взносов составляет всего 11%, ниже в Казахстане и ставки налогообложения прибыли и доходов физических лиц. Беларусь в 2009—2010 гг. ввела ряд норм, делающих ее «налоговым раем» для состоятельных иностранных граждан. В частности, в стране отменена необходимость декларирования физическими лицами источников денежных средств при совершении крупных покупок, а также разрешено иностранным организациям при открытии в банках депозитных счетов не становиться на учет в налоговых органах страны по месту нахождения и не представлять налоговую декларацию. При этом физические лица освобождены от уплаты подоходного налога с доходов в виде дивидендов, процентов, роялти, с доходов от операций с ценными бумагами, с доходов от реализации недвижимого имущества, которые получены от источников за пределами Республики Беларусь в денежной форме в течение не менее 5 лет, непосредственно предшествовавших налоговому периоду, в котором такие лица признаны налоговыми резидентами Республики Беларусь[16]. Указанные меры сопоставимы с налоговыми льготами, которые существуют в ряде офшорных и спарринг-офшорных юрисдикции. Создание ЕЭП, где будет свободное движение капиталов, товаров и рабочей силы, требует существенно ускорить эту гармонизацию. Причем многое здесь будет зависеть от России, которая должна предложить своему и иностранному бизнесу реальную альтернативу юрисдикциям партнеров по ЕЭП.

Противодействие офшоризации экономики тесно связано с борьбой с коррупцией и с ее разрушительными последствиями для развития российской экономики. Если не будут приняты действенные меры в антикоррупционной политике, в борьбе с разворовыванием бюджетных средств и других госактивов, рассчитывать на серьезные успехи в борьбе с офшорами не стоит. Коррупция как порождает отток денег в офшоры, так и подпитывается офшорными капиталами. В этом плане отрицательно могут влиять на реализацию мер по противодействию офшоризации экономики двойные стандарты в государственной политике.

Следует изучить вопрос о введении налога на финансовые трансакции по типу налога, введенного некоторыми странами ЕС. Ведь среди решивших ввести этот налог 11 европейских государств есть страны, используемые для транзита капиталов, связанных с Россией. На Каннском саммите (720 (ноябрь 2011 г.) Россия отказалась от применения подобного налога. Однако ситуация в мире меняется, и число стран, согласившихся на применение налога на определенные финансовые трансакции, связанные с перетоками спекулятивного капитала, будет возрастать. При этом, как отмечалось выше, европейский налог прямо не касается прямых инвестиций, а его уровень относительно невысок.

Необходимо запретить рекламу услуг по агрессивной минимизации налогообложения и продажи офшорных компаний. Наряду с чисто экономическими и силовыми мерами для противодействия офшоризации экономики особое значение имеют и моральные факторы.

Основные положения концепции дорожной карты

Представим ниже основные положения концепции формирования дорожной карты по деофшоризации экономики России, касающиеся борьбы с эрозией (размыванием) налоговой базы и перемещением прибыли. Эти положения в достаточной мере учитывают все то, что было уже сделано или запланировано к реализации в Российской Федерации на период до 2017 г. в части противодействия офшоризации экономики, а также наработки, выполненные ОЭСР и ФАТФ в рамках международного проекта по борьбе с эрозией (размыванием) налоговой базы и перемещением прибыли.

Цель дорожной карты: формирование состава мероприятий по деофшоризации экономики России в рамках международного проекта по борьбе с эрозией (размыванием) налоговой базы и перемещением прибыли.

Объект дорожной карты: экономика России.

Предмет дорожной карты: состав контрольных показателей, мероприятий и ключевых результатов, обеспечивающих противодействие эрозии (размыванию) налоговой базы и перемещению прибыли в низконалоговые юрисдикции.

Дорожная карта «План мероприятий по противодействию офшоризации экономики России» представлена в Приложении И.

Мы рекомендуем включить следующие виды мероприятий в дорожную карту Российской Федерации по борьбе с размыванием (эрозией) налоговой базы и перемещением доходов в рамках международного проекта ВЕРБ ОЭСР.

Направления мероприятий дорожной карты можно условно разбить на три группы.

  • 1) Совершенствование существующих норм и институтов:
    • • основные направления налоговой политики;
    • • правила «тонкой капитализации»;
    • • «правила ограничения льгот» из СОИДН;
    • • правила ТЦО;
    • • фундаментальные правила для борьбы со злоупотреблением налоговым правом, сформулированные в законодательстве и судебной

практике:

  • • подп. 3 п. 2 ст. 45 НК РФ — возможность юридической переквалификации сделки (концепция притворной сделки, «превалирование существа над формой»). Возможность взыскания налога при переквалификации только по решению суда;
  • • доктрина «необоснованной налоговой выгоды» (постановление Пленума ВАС № 53 с ограничениями, наложенными Определением КС РФ № 320-О-П);
  • • бремя доказывания. Налоговые органы несут обязанность по доказыванию факта уклонения от уплаты налога.
  • 2) Введение в законодательство новых норм с целью противодействия уклонению от налогообложения с использованием низконалоговых юрисдикций:
    • • правила КИК;
    • • понятие бенефециарного собственника;
    • • правила определения налогового резидентства компаний;
    • • правила «сквозного налогообложения».
  • 3) Действия, реализуемые в рамках международных проектов:
    • • обмен информацией между налоговыми службами;
    • • международное сотрудничество в области налогового администрирования;
    • • международные договоры;
    • • предотвращение искусственного уклонения от статуса постоянного представител ьства;
    • • неблагоприятная налоговая практика;
    • • механизмы сотрудничества;
    • • правила КИК;
    • • гибридные финансовые инструменты;
    • • гибридные организации;
    • • вычет процентов и других платежей;
    • • документация по трансфертному ценообразованию;
    • • трансфертное ценообразование;
    • • изучение позиций стран ОЭСРД/20 по всем аспектам плана ВЕРБ4,
    • • разработка позиции России по поводу изменений в модельной конвенции ОЭСР и ООН и в комментариях по разным направлениям.
  • 4) Мероприятия, осуществляемые в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства:
    • • правила, направленные на борьбу со злоупотреблением налоговым правом;
    • • вредоносные налоговые режимы;
    • • правила трансфертного ценообразования;
    • • сотрудничество в области налогового администрирования. Комментируя мероприятия первой группы, отметим, что в настоящее время в законодательстве Российской Федерации уже присутствует ряд правовых норм, направленных на борьбу со злоупотреблением налоговым правом. В частности, к ним относятся правила «тонкой капитализации», «правила ограничения льгот» из ряда соглашений об избежании двойного налогообложения, правила ТЦО, а также некоторые другие фундаментальные правила для борьбы со злоупотреблением налоговым правом, сформулированные в российском законодательстве и судебной практике. Все обозначенные доктрины уже имплементированы в российскую систему права. Таким образом, важным элементом работы по противодействию офшоризации экономики России становится осуществление мониторинга эффективности данных правовых норм с точки зрения выполнения ими функции борьбы со злоупотреблениями налоговым правом с использованием офшорных юрисдикций и их настройка. В этой связи важно разграничивать понятия злоупотребления налоговым правом с целью снижения уровня налогообложения и законными способами налоговой минимизации.

Поскольку использование таких элементов налоговой политики, как правила КИК, соглашения об избежании двойного налогообложения, правила тонкой капитализации, правила трансфертного ценообразования, оказывает влияние на принятие налогоплательщиками, представляющими международный бизнес, важных экономических решений, имеющих серьезные последствия для всей экономики Российской Федерации, то нам представляется целесообразным увязка международной налоговой политики с внешнеэкономической политикой Российской Федерации. Для создания долгосрочных и определенных «правил игры» для международного бизнеса мы предлагаем добавить в Основные направления налоговой политики Российской Федерации раздел, в котором были бы описаны основные направления международной налоговой политики Российской Федерации. Под международной налоговой политикой Российской Федерации мы предлагаем понимать внешнеэкономическую политику Российской Федерации, реализуемую через инструменты налоговой политики, такие как заключенные соглашения об избежании двойного налогообложения; планируемые присоединения к международным организациям (ОЭСР, ВТО) и участие в их проектах; введение налоговых правил, оказывающих влияние на международный бизнес (правила КИК, «тонкая капитализация», «сквозное налогообложение» и др.); налоговая политика в отношении холдинговых структур и др.

По поводу мероприятий второй группы, то есть введения в законодательство Российской Федерации о налогах и сборах новых правовых норм, отметим, что основной опасностью при введении новых норм в Налоговый кодекс является дублирование ими функций уже имеющихся либо наличие противоречий между уже имеющимися и вводимыми. Так, новый законопроект о КИК потенциально противоречит некоторым положениям СОИДН, а также дублирует ряд положений, направленных на борьбу с уклонением от налогов. Кроме того, необходимо учитывать влияние введения новых норм в законодательство на принятие решений налогоплательщиками. Так, поскольку одной из основных причин использования офшоров российским бизнесом является незащищенность прав частной собственности в Российской Федерации, то введение правил КИК при существующих институтах может привести не к переходу российского бизнеса в российскую юрисдикцию, а к его переходу в неофшорные развитые страны с высоким уровнем налогообложения, поскольку идея реализации планов международных групп на основе холдинговой компании в России практически становится непривлекательной, так как в России логичнее иметь не международный холдинг, а российское подразделение международного холдинга.

Мероприятия третьей группы (действия в рамках международных проектов) на данном этапе не включают в себя активной законотворческой деятельности. Скорее в текущей ситуации более разумной представляется выжидательная позиция, а также внимательное изучение предлагаемых инициатив ОЭСР, поскольку для совершения каких-либо действий в координации с другими странами необходима серьезная политическая поддержка. Для эффективного участия в реализации международных проектов целесообразным является:

  • 1) установить уровень развития в настоящее время в России каждого из направлений, предусмотренных международным проектом. С целью оценки уровня развития законодательства и практики необходимо проанализировать действующее налоговое законодательство (в части положений, относящихся к налогообложению ТНК), возникающие проблемы, соответствие законодательства современным мировым экономическим реалиям, законодательству стран ОЭСР;
  • 2) определить мероприятия, реализация которых является необходимым для развития налогового законодательства России, а также для появления возможности эффективного сотрудничества в рамках международного проекта ОЭСР;
  • 3) оценить риски для Российской Федерации и российского бизнеса, а также последствия выбора той или иной позиции при международном сотрудничестве в рамках международного проекта ОЭСР по каждому из направлений, предусмотренных проектом, а также конкретные мероприятия в рамках сотрудничества по каждому из направлений.

Кроме того, при выработке международной налоговой политики Российской Федерации необходимо учитывать развитие экономической интеграции Российской Федерации и стран, входящих в Таможенный союз и Единое экономическое пространство. Так, в перспективе нам представляется целесообразным изучение возможности гармонизации налоговой политики в рамках этого объединения по ряду направлений с целью повышения эффективности координации между странами для борьбы со злоупотреблениями налоговым правом при осуществлении операций между странами ТС и ЕЭП.

  • [1] Создание дорожных карт // Unido Technol. Foresight Man. 2005. № 1; CIDA’s Business Process RoadMap Overview. Department of Trade and Economic Development // Business Operations Group. 2008; Многообразие построения дорожных карт. URL: http://www.virtass.ru/IO/14_5.doc (дата обращения 01.09.2014).
  • [2] «Дорожная карта» по общему пространству науки и образования, включая культурные аспекты // Официальный сайт Президента России. URL: http:// arch ive. kre ml i n. ru/text/docs/2005/05/88019. sht ml
  • [3] План мероприятий («дорожная карта») «Изменения в отраслях социальной сферы, направленные на повышение эффективности образования и науки» // Распоряжение Правительства РФ № 2620-р. 2012. URL: http://govemment.ru/
  • [4] План мероприятий («дорожная карта») «Поддержка доступа на рынки зарубежных стран и поддержка экспорта» // Распоряжение Правительства РФ № 1128-р. 2012. URL: http://government.ru/
  • [5] План мероприятий («дорожная карта») «Развитие отрасли информационных технологий»// Распоряжение Правительства РФ№ 1268-р. 2013. URL: http:// government.ru/
  • [6] 14:5 План мероприятий («дорожная карта») «Развитие отрасли производства композитных материалов» // Распоряжение Правительства РФ № 1307-р. 2013. URL: http://government.ru/
  • [7] План мероприятий («дорожная карта») «Совершенствование оценочной деятельности» // Распоряжение Правительства Российской Федерации № 1744-р. 2013. URL: http://government.ru/
  • [8] План мероприятий («дорожная карта») «Совершенствование налогового администрирования» // Распоряжение Правительства Российской Федерации от 10 февраля 2014 г. № 162-р. URL: http:// http://government.ru/
  • [9] План деятельности Министерства финансов Российской Федерации на 2013—2018 годы. 1ЖЬ: www.consultant.ru
  • [10] Основные направления налоговой политики Российской федерации на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов. 1ЖЬ: www.consultant.ru
  • [11] Основные направления налоговой политики Российской Федерации на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов. 1ЖЬ: www.consultant.ru
  • [12] Основные направления налоговой политики Российской Федерации на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов. 1ЖЬ: www.consultant.ru
  • [13] Хейфец Б.А. Деофшоризация российской экономики: возможности и пределы. М.: Институт экономики РАН, 2013. — 63 с.
  • [14] Лютова М., Гавшина О. Национальная идея // Ведомости. 2011. 3 окт.
  • [15] Налоговый кодекс Российской Федерации (в редакции от марта 2013). Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  • [16] Модернизация и модернизаторы. Новые возможности Беларуси. Минск: Научно-исследовательский центр Мизеса: Аналитический центр «Стратегия», 2010. С. 11.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >