МОРАЛЬНОЕ ОПРАВДАНИЕ ЛЖИ

Ложь, в отличие от заблуждения и ошибки, означает сознательное и потому нравственно предосудительное противоречие истине. Существенными являются обстоятельства и цели обмана, синтезированные в мотивах, значение эмоций в происхождении лжи. Преобладающими эмоциями, активизирующими ложь или обман, являются страх, боязнь, малодушие. Первопричиной лжи и обмана являются любовь к близким, жалость, сострадание, желание встать на защиту. Кроме названных господствующих эмоций ложь и обман стимулируются также жадностью, тщеславием, завистью.

Обманывают почти все. При этом цели лгущего могут быть многообразны: развитие или сохранение отношения адресата к чему-либо, влияние на его поведение, настоящее состояние, неизменные характеристики. Одним из аргументов является самозащита от критики, необходимость вербально оправдать свои поступки.

Ложь — явление совсем не исключительное. Аналогично наличию множества мотивов искажения информации встречается огромное многообразие оснований лжи и обмана с корыстными и бескорыстными побуждениями. Перечисленные причины и мотивы искажения информации имеются как у детей, так и у взрослых. В зависимости от возраста некоторые из мотивов делаются важнее, чем другие. Это может находиться в связи с видоизменением потребностей, интересов, ценностей, а также социальной среды человека. Искажение информации о себе в ходе общения может быть определено как личностными, так и ситуативными детерминантами.

Вопрос о лжи и правде обладает вечным значением для человека. В структуре морально-нравственных категорий ложь главным образом рассматривается как отрицательное явление. Взгляд на этот феномен у философов и психологов различных эпох был неоднозначным.

Например, люди Ветхого Завета оставляли в некоторых случаях за собой право на ложь, и Бог прощал эту людскую слабость. Это происходило по той причине, что люди еще не располагали взглядами о том, что такое ложь и от кого она распространяется. В современной культуре христиане находят, что люди должны сдержаться от всякой лжи: «Посему, отвергнув ложь, говорите истину каждый ближнему своему». Истина о бесконечной свободе духа есть истина, открытая Христом. Ложь может служить помощником при организации общества и государства, но она внутренне ломает личность. Истина же ее укрепляет.

Особенное отвращение ко лжи свойственно Средневековью. Природу Бога обусловливали так: «Тот, кто никогда не лжет». Лжецы, которыми изобилует общество, — это дурные люди. В средневековом словаре много оборотов, значение которых говорит о многочисленных формах лжи и бесчисленных разновидностях лжецов. Человек некрепок перед реальным миром, все это выглядело делом рук дьявола. Чтобы возобладать над ним, индивиду случалось обращаться к хитрости. По этой причине среди всех многочисленных произведений Августина Блаженного Средние века сосредоточили внимание, прежде всего, на трактат «О лжи».

В философских работах предмету лжи уделено большое внимание. В европейской культуре большей популярностью пользуется определение Блаженного Августина, который трактует ложь как сказанное с желанием сказать ложь. Отличие лжи от обмана содержится в том, что первая всегда основана на вербальном или невербальном сознательно неистинном, лживом утверждении.

Платон рассматривал ложь как явление многоаспектное. Он различал «ложь в уме» — как ошибку и «ложь в словах» — как обман: «Тот, кто говорит о вещах в соответствии с тем, каковы они есть, говорит истину, тот же, кто говорит о них иначе, лжет».

Согласно моральной философии Канта, ложь неприемлема ни при каких условиях. С позиции христианства она является грехом, с гражданской — оскорблением человеческого достоинства. Причинами для отрицания лжи по Канту служит то, что «ложь всегда вредна кому-нибудь, если не отдельному лицу, то человеку вообще, ибо она делает негодным к употреблению самый источник права».

Шопенгауэр находил ложь необходимым орудием самозащиты от любопытства. Он доказывал необходимость высказывания абсолютно не отвечающих правде утверждений в случае неоправданного вмешательства во внутренний мир личности.

Философская традиция, которая наиболее четко показана в определении X. Гратиуса, определяющего ложь в собственном смысле слова как намеренную, связанную с желанием обмануть неправду, которая отнимает или ограничивает у ближнего возможность суждения, на которую он, по молчаливому соглашению, имеет естественное право, служит основой для современных западных психологов. Следовательно, определения лжи, которые используются западными философами, опираются на представления о нарушении прав того, кому лгут, поэтому западное понимание лжи — морально-правовое.

Психологическая концепция О. Липмана трактует ложь как волевое деяние, устремленное на результат. Любой волевой акт в качестве препятствия сталкивается с некоторыми внешними или внутренними факторами, которые его тормозят. В случае лжи тормозом служит синхронное существование в сознании лжеца наряду с комплексом ложных представлений комплекса верных, истинных представлений. Комплекс ложных представлений побеждает в борьбе между истиной и ложью за счет цели и намерения, и тогда человек лжет.

Зигмунд Фрейд называет главные приемы и механизмы психологической защиты, связанные с понятием «ложь». В числе таковых находятся рационализация как защитная аргументация, с помощью которой субъект пытается дать логически связанное и морально приемлемое объяснение чего-либо, скрывая истинные мотивы для сохранения самоуважения личности, и деперсонализация как изменение самосознания, потеря своего «Я» и способности быть личностью.

Автор книги «Обман» профессор Д.И. Дубровский доказывает, что обман — это один из способов защиты и осуществления интересов как отдельных личностей, так и групп, классов, народов и государств.

Ряд ученых рассматривает обман как более широкую категорию, чем неправда и ложь (С. Бок, Р. Хоппер, РА. Белл). Они считают, что обмануть собеседника можно также при помощи жеста, кода Морзе, различных символов, а не только устными или письменными заявлениями, которые вводят человека в заблуждение.

Т. Карсон и его соавторы в содержании понятий «ложь» и «обман» усматривают следующую разницу: содержание понятия «ложь» включает в себя только стремление ввести другого в заблуждение, а слово «обман» все время означает успешность как достижение обманщиком желаемого эффекта. В основе обмана лежит сознательное стремление одного из участников коммуникации сформировать у партнера ложное мнение о предмете обсуждения, но факты обманывающим при этом не искажаются. Особенностью обмана является абсолютное отсутствие в нем прямых искажений истины, ложной информации.

Понятия «ложь» и «обман» как синонимы в отличие от других исследователей использует П. Экман. Он определяет ложь (или обман) как поступок, с помощью которого один человек вводит в заблуждение другого, делая это намеренно, без предварительного оповещения о своих целях и без четко сформулированной со стороны жертвы просьбы не обнаруживать правды. Получается, что при формировании определения лжи мы должны учитывать и жертву обмана, а не только самого лжеца.

Одни находили ложь благом, нужным для достижения определенных целей (Платон, Гегель и др.), для других она была моральным грехом (Аврелий Августин, И. Кант и др.), т.е. отношение ко лжи с течением времени трансформировалось: от полного запрета на ложь и обман до частичного их оправдания.

В русском менталитете прижилось суждение о том, что истина, не объединенная с добром и справедливостью, — это ущербная истина и даже, может быть, вообще не истина.

Обращаясь к словарю В.И. Даля, можно увидеть в нем следующее толкование: «лгать — врать, говорить неправду, противное истине». Русскими авторами выделены следующие аспекты лжи: референтный, интенциональный (искажена ли истина, и сделано это намеренно или нет) и коммуникативный (воздействие несоответствующего фактам утверждения на другого человека).

В.В. Знаков дает определение неправде как высказыванию, имеющему в основе заблуждение, неполное знание или шутливое намерение. Ложь определяется как намеренное искажение известной субъекту истины, осуществляемое с целью введения в заблуждения собеседника. Обман — это такая полуправда или правда, которая, по мнению обманщика, инициирует обманываемого на ошибочные выводы из достоверных фактов.

Неправда, по мнению Ю.И. Холодного, — это высказывание, сформированное на непритворном заблуждении говорящего или на его неполном знании о том, о чем он говорит. Неправда, как и обман, выстроены на неполноте информации, Неправда отличается от обмана тем, что говорящий не скрывает известной информации и не преследует другую цель, кроме трансляции сообщения, которое содержит неполную (или искаженную) информацию. Феномен лжи часто включает указания на аморальный характер лгущего, например: «Лжет не краснея». Часто анализируют ложь как синоним клевете.

A. И. Ильин свидетельствует о неразрывной связи лжи и предательства. По В.С. Соловьёву «ложь — в отличие от заблуждения и ошибки — означает сознательное и потому нравственно предосудительное противоречие истине». Поэтому русское понимание лжи В.В. Знаков назвал субъективно-нравственным.

Б.С. Шалютину принадлежит следующее определение лжи: «ложь — это не просто коммуникативный акт, а специфическое воздействие из числа осуществляемых через коммуникацию, и оно направлено — непосредственно — на адресата лжи». Ложь является определенным видом деятельности, субъективным процессом, в котором человек обладает свободой. Для того чтобы осуществить ложь, субъективной реальности лгущего необходимо допускать внутреннее раздвоение, причем одновременно по трем линиям: цель — средство; истинная картина действительности — ложная; значение — знак. Из этого следует, что ложь требует раздвоенности человеческого «Я».

B. И. Свинцов говорит о смысловой близости понятий «ложь» и «интенциальная дезинформация». Последнее имеет в виду, что человек, располагая истинным знанием, дает собеседнику сознательно ложную информацию.

Анализируя обман и считая его одним из случаев мошенничества, под которым смыслит манипулирование жертвой незаконными методами, В.П. Шейнов определяет его как намеренное и недобросовестное сообщение жертве заранее ложной информации с неблаговидной целью.

Необходимо выделять ложь в ее связи с тяжестью результатов: ложь с досадными последствиями, ложь с приятными последствиями, ложь без последствий. Этот критерий исполняет существенную роль в оценке уровня вины за ложь и выдвигается как одна из причин, обусловливающих отношение ко лжи.

Не просто русские этические философы Н.К. Михайловский и Н.А. Бердяев употребляли в своих трудах понятия «правда-истина» и «правда-справедливость», предпочитая последнее.

Несмотря на то, что врать плохо, прямолинейность не всегда добродетель, а нетактичность не всеми одобряется. Формулировка коммуникативного закона проста и понятна: «Ложь, лестную для тебя, выпиваешь залпом, тогда как правду, если она горька, пьешь по каплям». Ложь уместна, «когда неприятности, ничего не остается в жизни (т.е. обманом можно приукрасить)»; «не хочется расстраивать других» и т.п.

Ю.И. Холодный полагает, что никто из нас не показывает себя таким, каков он есть. «Общественную маску» вынужден носить каждый человек, так как мы проявляем множество чувств, которые иногда не имеем возможности сообщить, не шокируя, не нервируя или не обижая окружающих нас людей.

Изначально любой человек по умолчанию одарен установленным «кредитом доверия», которого несложно лишиться, а заслужить нелегко. Отклик на чужую ложь может проходить как в скрытом виде, так и в форме открытого порицания, поэтому по поведению партнера невозможно судить, распознал он ложь или нет.

Человек может не среагировать на чужую узнанную ложь по разным причинам: старание сохранить сформировавшиеся отношения; предписания этикета; некоторый выигрыш, который приобретает человек, обнаруживший ложь, так как в этом случае он может вести двойную игру с обманщиком, манипулировать им. Еше одной причиной служит большая напряженность общения современного человека в обстановке мегаполиса. Человеку просто не хватило бы сил и времени откликаться на различные случаи обмана и уловок.

С годами понимание лжи как социально тяжелого явления усиливается. Если рассматривать возрастные отличия в отношении ко лжи, то положительное или оправдательное отношение ко лжи отмечается у детей пубертатного периода, потому что в этом возрасте формируется способность к интроспекции — навыку различить противоречия между раздумьями, словами и действиями. У подростков наблюдается негативное отношение ко лжи. Это может быть отнесено на счет максимализма, присущего подростковому возрасту. Более старшие дети меньше применяют обман, так как представления о возможной неуспешное™ обманного поведения увеличиваются. Это говорит о том, в основе понимания лежит факт, что другие люди способны ошибаться, обладать представлениями, отличными от реальности и, соответственно, могут быть обмануты. Значение и острота обмана убавляется, заменяясь другими формами поведения при появлении других методов борьбы с трудностями.

На то, как человек воспринимает ложь, влияет и религиозность человека. Глубоко верующие люди более сдержаны в оценках лжи, готовы в большей мере оправдывать чужую ложь, говорят о высокой правдивости людей и сами следуют правдивой линии поведения. Социальная среда, в которой обитает человек, обусловливает отношение ко лжи. Стараются оправдать ложь и тем самым защитить себя от наказания подростки из неполных семей.

Следовательно, отношение ко лжи изменчиво. Оно модифицируется в подчиненности от эпохи, условий жизни, целей, мотивов, результатов лжи, от вида искажения информации, от демографических и личностных специфик человека.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >