ТАЛИОН И «ЗОЛОТОЕ ПРАВИЛО НРАВСТВЕННОСТИ»

Талион — это форма социальной регламентации, соответствующая довольно ранней стадии развития человеческих сообществ.

Закон талиона диктует нравственно-нормативную установку «око за око, зуб за зуб». Происходит слово «талион» от лат. ta-Ио — такой же: возмездие, равное по силе преступлению. Талион является ограничителем кровной мести по принципу: возмездие должно строго соответствовать нанесенному ущербу. Он основан на принципе равного воздаяния и коллективной ответственности. Талион в качестве наказания требовал ни несколько жизней за одного убитого человека, а жизнь — за жизнь. Данный моральный закон являлся необсуждаемым долгом мужчин племени. Его исполнение являлось честью для них. Талион действительно был приоритетным правилом на ранних стадиях развития, поскольку представлял собой механизм ограничения индивидуального произвола, обуздания мстительности, выходящей из варварства и агрессивности человека.

Талион — исторически первый синкретичный тип социальной регуляции. Однако талион неправомерно было бы назвать моральной обязанностью, так как мораль предполагает свободный выбор индивида, а в доклассовом обществе человек выступает от имени общины. Следовательно, любое индивидуальное действие, отклоняющееся от принципа «око за око, зуб за зуб», наказывалось. Таким образом, закон талиона аккумулирует в себе как мораль, так и право. Талион (и, в дальнейшем, право) основывается на гетерономии воли (воли внешней и чужой), а мораль — на автономии воли (воли внутренней, своей). Основой морали становится «золотое правило», а основой права — «принцип воздающей справедливости».

Благодарность — это формулирование в надлежащих поступках чувства одобрения, уважения и любви к другому человеку за выказанное им благодеяние. Благодарность относится к древнейшим ритуалам обмена дарами.

А.А. Гусейнов в своих работах по генезису морали указывает на следующие характерные черты и особенности талиона как стандартного регулятивного механизма первобытной эпохи:

  • 1) акт возмездия. Это ответное действие, которое определяется внешне фактом, характером и размером причиненного роду убытка, обиды;
  • 2) способ переживания талиона совмещается со способом действия, так как непременность мести является для древнего человека не налагаемой извне обязанностью, а органической страстью души, требующей безусловного удовлетворения;
  • 3) талион — выражение коллективной ответственности рода;
  • 4) воплощение уравнительной справедливости.

Исторически первая форма легитимного насилия. Легитимность придает талиону то, что он ограничивает насилие.

С появлением раннеклассового общества, государства и смешения племен талион трансформируются в моральный способ регуляции, он превращается в «золотое правило нравственности». Оно является соотношением универсальности (всеобщности) и индивидуальности, которое специфично для морали. «Золотое правило нравственности» — одна из древнейших и общепризнанных формул морального закона. В разных культурах золотое правило возникает приблизительно в одно и то же время. Исторически оно фигурировало под разными названиями: правило, принцип, заповедь. Стоит учитывать, что первые упоминания о «золотом правиле» относятся к середине I тысячелетия до н.э. А называться так оно стало с конца XVIII в. Первые упоминания «золотого правила» есть в индийском эпосе «Махабхарата». В Древнем Китае в трудах Конфуция также можно найти интересные замечания. В произведении «Лунь юй» на вопрос ученика: «Есть ли какое-нибудь правило, которому можно следовать всю жизнь?» был дан ответ: «Не делай другим того, чего себе не желаешь». Это подразумевает взаимность.

В «Одиссее» Гомера, «Истории» Геродота, в Библии мы встречаем подобные формулировки. В Евангелиях от Луки и Матфея присутствует «золотое правило». В этике Средневековья к этому правилу обращается Августин, и именно он характеризует его как естественный закон нравственности, как естественный закон любви (но любовь эта к Богу).

Традицию бережного отношения к «золотому правилу» прерывает Кант. Он не считает его всеобщим законом, так как оно не содержит в себе оснований долга и является правилом единичного поступка. Однако исследователи считают, что между «категорическим императивом» и «золотым правилом» очень много общего.

П. Кропоткин видел в «золотом правиле» основу общего закона взаимопомощи. Л. Толстой считал это правило инвариантом всех мировых религий, общечеловеческой сутью нравственности.

«Золотое правило» является конструктивным отрицанием талиона. Оно соединяет «своих» и «чужих», и «чужие» становятся просто другими. При этом «золотое правило» есть не просто обычай, каким был талион, а представляет собой мыслимую форму поступка. Следуя этому правилу, человек вырабатывает форму отношения к другим через отношение к себе: «Поступай так, как бы ты хотел, чтобы поступали с тобой другие». В нем сливается мыслимая и практическая установка. «Золотое правило» соединяет произвольность морального требования с общей значимостью. Сохранение жизни другого человека становится уже моральным долгом, так как этого ты хочешь и для себя. Соответственно, «золотое правило» распространяется и на отказ от зависти, воровства, ненависти и т.д. Спектр его применения — любой человек вне зависимости от рода и племени. В праве талион трансформируется в принцип воздающей справедливости, которая характеризуется беспристрастностью и равным воздаянием.

Данное правило в его всеобщей и обязательной части имеет идеальный характер, и, для того чтобы принять его в качестве нормы собственного поведения, человеку необходимо испытать его на общеобязательность. Содержащаяся в «золотом правиле нравственности» схема мышления и поведения обобщает многовековой опыт межчеловеческих отношений.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >