Этические аспекты социал-дарвинизма

Социальный дарвинизм ставит в центр этические вопросы межгрупповой борьбы и социальных конфликтов, вызванных противоположностью интересов, потребностей и т.д. Конкуренция, социальное неравенство, столкновение интересов и воли различных классов, социальных групп, других общностей в социал-дарви-низме рассматриваются как естественно детерминированные социальные процессы. Учение Чарльза Дарвина (1809—1882) непосредственно повлияло на формирование концепции социал-дар-винизма.

Идея приспособительного процесса органической эволюции

Ч. Дарвина конструируется под ассоциативным влиянием по внешней аналогии с «борьбой за существование» Томас Мальтуса (1766—1834) и идей о свободной конкуренции между индивидами Адам Смита (1723— 1790). Дарвин в своей «Автобиографии» отмечает, что, прочитав в октябре 1838 г. книгу Мальтуса «Опыт закона о народонаселении», он позаимствовал оттуда идею «борьбы за существование», которая дала ему возможность обработать собранный биологический материал. Живые существа, утверждает Мальтус, постоянно тяготеют к размножению быстрее, чем это допускает имеющееся у них в распоряжении количество пищи. Это закон. Но наличные средства существования с неизбежностью ограничивают количество народонаселения — это войны, эпидемии. Здесь мы видим интересный научный парадокс: биологическая теория используется для объяснения социального, тогда как сам автор научной биологической теории признает, что в ее основу был положен принцип социальной борьбы за существование между людьми, заимствованный из концепции Мальтуса (кстати, принцип научно необоснованный).

Социальный дарвинизм — явление разнородное и многоплановое. Оно не ограничено этикой и социологией, а получает антропологическое, психологическое, политологическое и эстетическое развитие.

Общая идея, объединяющая социальных дарвинистов, сводится к нескольким постулатам: натурализация социального, признание в качестве главных социальных детерминант естественного отбора и борьбы за существование, их анализ в контексте социальных взаимоотношений и конфликтов.

Никто не может быть совершенно свободным, пока не все свободны. Никто не может быть вполне нравственным, пока не все еще нравственны. Никто не может быть вполне счастливым, пока не все еще счастливы.

Гэрберт Спенсер (1820-1903), английский философ, социолог

Но зарождение социального дарвинизма как самостоятельного учения в этике принадлежит крупному представителю английского позитивизма Герберту Спенсеру (1820— 1903).

Основные идеи его этики опираются, с одной стороны, на эволюционную теорию Дарвина, а с другой — на утилитаризм и гедонизм. Генезис морали Спенсер выводит из законов эволюции, которым подчинено все планетарное жизни, в том числе человеческое (рис. 6.2).

Понимание общества в учении Г. Спенсера

Рис. 6.2. Понимание общества в учении Г. Спенсера

Нравственность, по мнению Спенсера, складывается под влиянием общественных инстинктов: из страха осуждения со стороны других членов общества. Положительная оценка рожала чувство удовлетворения, дружбы к среде. Так формируются способности альтруизма, а следовательно, сознательного соблюдения требований среды: из чувства морального долга. Положительные нравственные качества, поскольку они объективно необходимы как для человека, так и для общества, закрепляются в процессе естественного отбора. Происходит постепенное усовершенствование психических структур человека, из которых устраняются агрессивные инстинкты. Они подчиняются чувству справедливости и дружбы. Отстаивая позицию духовной свободы личности, Г. Спенсер отрицательно относится к аскетической морали, считая ее неестественной для человека.

Надлежащее место Спенсер отводит вопросам нравственного самоконтроля. Основой истинности морального чувства он считает моральную интуицию — наличие в человеке чувства хорошего и нехорошего, справедливого и несправедливого. Нравственная интуиция не выводится из личного опыта. Наличие в мире личности является следствием усовершенствования в эволюционном процессе и самосовершенствования ее нравственной природы.

При обосновании природных истоков морали Г. Спенсер проводит качественное разграничение сути природного и социального. В частности, в отличие от природного «социальный организм» характеризуется автономией частей: каждый член общества, принадлежа к общему целого, вместе с тем является неповторимой жизненностью.

Развитие «социального организма» видится как эволюционный процесс, ему свойственно движение от простого к сложному, от однородного к разнородному. Сравнивая предыдущие общества как основанные на принуждении с «промышленным обществом», Спенсер говорит, что последнее основывается на добровольном сотрудничестве людей. Соответственно, в условиях господства принуждения развивались такие человеческие качества, как зависть, жестокость, алчность и т.п. Жизнь в условиях согласия рождает содружество, правдивость, дружбу. Критерий нравственности прогресса Спенсер видит в росте чувства доброжелательности, взаимной симпатии между людьми.

Этической теории Г. Спенсер отводит функцию обоснования моральных норм и требований, объяснения причинных связей человеческих поступков и их последствий. Он стоит на позиции рационального вывода критерия нравственности: в ее содержании должен быть интерес других. Моральный прогресс связан с постепенным наслоением в психике людей способности и потребности целесообразного поведения. В мире личности она может развернуться богатством проявлений, что, собственно, и означает нравственность отношений.

Представителем социального дарвинизма является и английский социолог, экономист и политик Уолтер Беджгот (1826— 1877), автор труда «Физика и политика» (1869). Ученый рассматривает борьбу за существование как основную детерминанту социальной эволюции, происходящей благодаря борьбе между разными социальными группами. Особенно велико значение этого закона на ранней стадии развития общества, когда в процессе естественного отбора выживают наиболее приспособленные. Предметом его исследования является не индивид, а группа.

Стремление к господству в обществе Беджготом понимается как социальная аналогия действия законов естественного мира, распространенного на межгрупповую внешнюю борьбу и на социальное соревнование индивидов в группе за господствующее положение. Основная борьба ведется между группами и олицетворяется в конфликтах, столкновениях, войнах, где победителями выходят наиболее сплоченными сообщества.

Групповая сплоченность является следствием примитивных общественных отношений, которые ограничиваются немногочисленными сферами человеческой жизнедеятельности, где общегрупповое доминирует над индивидуальным. Нормы, требования, правила, табу передаются путем подражания, и таким образом вырабатываются стереотипы группового поведения и деятельности.

Однако каждое поколение вносит элементы нового в свой образ жизни и стремится не только следовать прошлому, но и отличаться от предков, используя новые элементы материальной и духовной жизни, новые нормы и ценности.

В разных группах соотношение консервативного и прогрессивного, архаического и новаторского разное, и доминанта какой-то одной тенденции тормозит развитие группы или грозит ее распадом, разрушая существующую сплоченность. Поэтому наиболее жизнедеятельными выходят те общности, в которых сохраняется необходимое равновесие между новациями и традициями, между нововведениями и подражанием, между изменчивостью и стабильностью.

В обществе ведется постоянная борьба за существование, в которой побеждают сплоченные группы, где нормы и обычаи, поддерживаемые традициями, табу и верованиями, помогают выходить победителями. Сначала более сильные убивали слабых, а впоследствии стали покорять их и заставлять служить себе. В процессе борьбы за существование возникали и развивались этносы, которые тоже разделялись на группы. Одни нации покоряют себе других, внутри наций тоже идет борьба за господство между группами.

Но одним из самых известных представителей социального дарвинизма был польско-австрийский юрист и социолог Людвиг Гумпловин (1838—1909). Он рассматривает борьбу между группами как естественную и вечную. Главной причиной этой борьбы являются материальные потребности каждой группы, попытки удовлетворить их за счет богатства и средств существования других групп и использования труда порабощенных. Это проявление естественного закона борьбы за существование в его социальной форме, где материальные потребности выступают как чисто экономические. Ради удовлетворения материальных потребностей воюют государства, ради этого же ведется борьба за власть внутри государства. Каждая группа, каждый класс пытаются захватить власть ради господства над другими, что не только вызывает обратную реакцию и соответствующие действия для самозащиты, но и приводит к изменению своего подневольного положения со стороны подчиненных.

Непримиримость и бескомпромиссность борьбы между различными социальными группами Л. Гумплович усиливает своей концепцией рас и расовой борьбы.

г

Расы — это нации или народы, находящиеся в состоянии биосоциального неравенства.

Людвиг Гумплович (1838-1909), польский юрист и

социолог

Этим проблемам посвящены две ранние работы — «Раса и государство» и «Расовая борьба». Следует подчеркнуть, что ученый рассматривает расу не в антропологическом плане как группу людей, связанных общим происхождением и единством некоторых наследственных морфологических и физиологических признаков, а как определенное социокультурное объединение людей на основе духовных элементов, таких как религия, мораль, язык, обычаи, культура и т.д.

Для подобных групп характерно восприятие своих групповых норм, требований, обычаев, ценностей как самых лучших и самых совершенных в сравнении с соответствующими явлениями, имеющими место в других «расах». Эту уверенность сообщества в превосходстве своих групповых ценностей, норм, обычаев, культуры и т.д. Гумплович называет этноцентризмом. Он первым вводит в научный обиход это понятие и обращает внимание на специфические процессы восприятия представителями определенных «рас» культурных ценностей других народов и групп. Вообще, работам Л. Гумпловича присущ вульгарный материализм, противоречивость и радикализм ряда утверждений. Будучи историческим пессимистом, он пытается показать, что современный цивилизованный человек по сути своей остался таким же агрессивным дикарем, как его далекий предок, а за оболочкой социальных и культурных идеалов скрываются очень низменные мотивы и импульсы.

Оценка творческого наследия Гумпловича в литературе весьма противоречивая. В «Философской энциклопедии» он характеризуется как «реакционный социолог», «один из предшественников фашизма», тогда как польский историк социологии Ежи Шацки считает, что он был «мыслителем слишком радикальным для консерваторов и слишком консервативным для радикалов». Гумпло-вич не был расистом в традиционном смысле этого слова, хотя творчество его довольно противоречивое и дает поводы для различных оценок.

Л. Гумплович не считал себя сторонником социал-дарвинизма, не связывал свою концепцию с эволюционизмом, подчеркивая своеобразие социальных фактов и социальной природы общественных явлений. Однако историки этики рассматривают его систему как социал-дарвинистскую, поскольку она базируется на принципах непримиримой межгрупповой борьбы «племен против племен, родов против родов, народов против народов, государств против государств», что является «нормальным состоянием человечества» всегда, поскольку эта борьба — «закон природы».

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >