Этика Аристотеля

Аристотель (384—322 гг. до н.э.) был великим учеником Платона. Его по праву считают самым универсальным философом всех времен и народов. Он явился основоположником биологии, физики, психологии, этики и других наук.

Будучи человеком энциклопедического ума и гражданином античного полиса, Аристотель в своем философском творчестве не мог не уделить большого внимания жизни человека в людском сообществе. Согласно Стагириту (Аристотель родился в Стагире, греческой колонии в Халкидиках, недалеко от Афонской горы, поэтому получил прозвание Стагирит), деятельностью человека занимаются практические науки (этика и тесно связанная с ней политика).

Аристотель является автором этических трактатов «Никомахо-ва этика», «Большая этика», «Эвдемова этика». К этическим произведениям примыкает аристотелевская «Политика», в которой изложены политические взгляды мыслителя.

Не для того мы рассуждаем, чтобы знать, что такое добродетель, а для того, чтобы стать хорошими людьми.

Аристотель

Внешне может показаться, что Аристотель продолжает традицию этического рационализма, заложенную Сократом: не может быть добра без истины, а истина — дело разума. Однако если у Сократа и Платона добродетель — изначальное основание человеческой души, из которого выводится своеобразие человеческого поведения, то у Стагирита она, будучи основанием поступков, в свою очередь, выводится из практики при помощи рассудка. Аристотель убежден в том, что добродетели даны нам не от природы, но и не вопреки ей. В людях заключена возможность стать добродетельными при помощи действий рассудка и усилий воли.

Аристотель усматривает принципиальные различия между наукой и нравственностью. Если наука изучает то, что представляют собой вещи, то нравственность учит, как относиться к вещам. Если основанием науки является разум, то основание нравственного поведения мыслитель видит в единстве разума с неразумной частью души. Целью науки является получение знания, нравственность же направлена на различение добра и зла. Знания человек обретает в процессе обучения; нравственные добродетели же представляют собой следствие свободного выбора, опыта и привычки.

Иными словами, нравственность, принципиально отличаясь от познания, является другой стороной отношения к действительности. Она воплощается в практическом поведении человека. Критикуя этический интеллектуализм Сократа, Аристотель выдвигает два аргумента. Во-первых, знание добродетели вообще не дает еще знания добродетели в каждом отдельном, конкретном случае. Во-вторых, если бы даже такое знание, касающееся каждого отдельного добродетельного поступка, и было возможно, оно бы мало способствовало счастью, поскольку для человека важно не только знать, но и действовать. При этом Аристотель выступает против признания связи нравственности с мистическим царством идей, считая, что характер человека зависит от природных предпосылок и жизненного опыта.

Особенности предмета определяют особенности науки о нем, и в отличие от философии, являющейся теоретической наукой, этика представляет собой науку практическую, которая учит, как стать добродетельным. Правильное действие всегда является следствием единства рационального и иррационального начал человеческой души. Оно требует определенной нравственной зрелости склонностей, способствующей тому, чтобы человек при выборе поступка избегал бы крайностей, стремясь в соответствии со своими потребностями найти золотую середину.

По Аристотелю, существуют две разновидности добродетелей: дианоэтические, т.е. мыслительные, и собственно этические, которые проявляют себя в поведении. Обеими разновидностями добродетели человек овладевает при жизни, в процессе обучения и воспитания. Что касается нравственных добродетелей, то их Аристотель характеризует как «середину двух пороков». «Рассудительность» как раз и является той дианоэтической добродетелью, которая помогает выявить золотую середину в поведении человека.

В своих трактатах философ приводит множество примеров того, как рассудок определяет нравственную добродетель, отталкиваясь от двух крайностей в поведении человека. Если такие дурные страсти, как злорадство, бесстыдство, злоба, и такие поступки, как блуд, воровство, человекоубийство, не могут иметь золотой середины, то она возможна в других случаях. Например, мужество — это середина между трусостью и безрассудной храбростью, щедрость — середина между скупостью и расточительностью и т.д. После такого взвешивания на весах рассудка нравственные добродетели у Аристотеля, в отличие от Сократа и Платона, лишаются своего субстанциального абсолютного смысла.

Подлинное счастье, доступное немногим, с точки зрения Аристотеля, состоит в созерцании первооснов при помощи мудрости как высшей дианоэтической добродетели. При этом он считает, что теоретические занятия совершенствуют людей и в нравственном плане.

Знаете ли вы, что...

...считается, что «Никомахову этику» древнегреческий философ Аристотель посвятил своему сыну Никомаху. Однако вопрос до сих пор остается открытым, так как этим же именем звали и его отца, который рано ушел из жизни. Возможно, и в память о нем могла быть написана «Никомахова этика».

Источник: Античные писатели. Словарь / Акад. гуманит. наук;

Науч. ред. М.В. Белкин. СПб.: Лань, 1999.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >