СОЦИАЛЬНОЕ ЗДОРОВЬЕ РОССИЙСКОЙ МОЛОДЕЖИ КАК ОСНОВА ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОГО РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА

Российская социальная наука относит проблему социального здоровья молодежи к ряду глобальных задач социологии безопасности, всесторонняя разработка этой проблемы может служить перспективой дальнейшего существования и развития общества, а также основой обеспечения безопасности.

Потребность в изучении социального здоровья российской молодежи как основы обеспечения социальной безопасности общества обусловлена, прежде всего, тем, что именно молодое поколение отражает особенности трансформации социальных структур и играет значимую роль в тех преобразованиях, которые происходят в современном российском обществе. Молодежная проблематика пользуется огромной популярностью во всем научном мире, в том числе в России, что связано с повышением роли молодежи как социально-демографической группы в общественных процессах.

К молодежи прикован взгляд всего российского общества, которое понимает, что именно в ней заложено будущее России. Российская молодежь оказалась в центре многочисленных событий и перемен, которые кардинальным образом изменили облик российского общества. Высочайшая динамика общественного развития, связанная с развитием научных, информационных, коммуникативных технологий, как никогда раньше выдвинула молодежь на передний план общественного прогресса. И это легко объяснить тем, что именно молодежь активно осваивает новые информационные и инновационные технологии, адаптирует их к современным условиям; показывает определенный уровень социального здоровья, демонстрируя новые жизненные и адаптационные стратегии, которые, в свою очередь, оказывают влияние на уровень безопасности развития российского общества.

Поскольку российская молодежь является продуктом общества и его развития, все исследования молодежи как социально-демографической группы проводятся в контексте общественной динамики, так как вместе с обществом меняются и молодежь, ее социальное здоровье и самочувствие, социальные настроения и ценности, статусные позиции в обществе и отношение общества к молодежи в целом. Так, советская эпоха породила советскую молодежь, от которой по своему социальному здоровью, своим ценностным, идеологическим, поведенческим аспектам сильно отличается современная постсоветская молодежь, и это ни у кого не вызывает сомнения. Изменилась эпоха, изменилась идеология, изменился общественный строй и, соответственно, изменились сама молодежь и состояние ее физического, психического и социального здоровья, которое выступает основным гарантом национальной безопасности общества[1].

Таким образом, вопросы охраны социального здоровья молодежного сообщества сегодня вышли на уровень национальной безопасности, поскольку здоровье нации — один из важных показателей, отражающих потенциал страны, а также одна из характеристик ее национальной безопасности. Разве может государство быть спокойным в отношении своей национальной безопасности, когда на его глазах гибнет молодое поколение, как в физическом, так и духовном плане, когда инвалидность стремительно молодеет, когда в обществе отсутствует сама идеология здоровья[2]?

Таким образом, актуальность исследования здоровья российской молодежи в контексте обеспечения безопасности общества объясняется тремя объективными обстоятельствами.

Во-первых, в настоящее время, в условиях системного кризиса, которым охвачены различные сферы социальной жизнедеятельности, приходит все более глубокое осознание значимости социального здоровья как главной детерминанты конструктивного и полноценного развития и функционирования общества[3].

Во-вторых, изучение состояния социального здоровья общества в целом невозможно без исследования социального здоровья молодежи как особой социально-демографической группы, обеспечивающей будущее российского общества и определяющей потенциал и траекторию его развития. Российская молодежь, состояние ее физического, психического и социального здоровья являются основным гарантом безопасности общества, так как именно молодежь является его основным социальным ресурсом, а также олицетворением будущего общества.

В-третьих, проблема обеспечения безопасного развития общества напрямую связана с проблемой здоровья населения в целом и молодежи как его важной и прогрессивной части в особенности. Это можно подтвердить одним из общепринятых определений общественной безопасности. Безопасность общества — это его защита, сохранение и физическое выживание, а также способность адекватно отвечать на всяческие реальные и потенциальные угрозы и относительно безболезненно переносить их[4]. Исходя из такого понимания социальной безопасности, источником опасности для существования молодого поколения является снижение способности социальной системы к самовоспроизводству и самосохранению.

Состояние безопасности молодежи предполагает обеспечение устойчивого существования и функционирования молодежи как социального субъекта, удовлетворение и реализацию ее необходимых потребностей и интересов, а также способность к саморазвитию и прогрессу. Безопасность является показателем состояния молодой нации, который означает, что совокупное воздействие как внешних, так и внутренних факторов вредоносного характера не создаст угрозы для физического и социального существования молодого поколения и не понизит в значительной степени качество его здоровья и жизни в целом.

Напомним, что здоровье человека с самого рождения представляет собой континуум (сменяемость и протяженность во времени) естественных состояний жизнедеятельности. Данные состояния характеризуются способностью организма к совершенной саморегуляции, поддержанию гомеостаза, самосохранению и самосовершенствованию соматического и психического статуса при оптимальном взаимодействии органов и систем, а также при адекватном приспособлении к изменяющейся окружающей среде (физической, биологической, социальной), использованию резервных и компенсаторных механизмов в соответствии с фенотипическими потребностями и возможностями выполнения не только биологических, но и социальных функций[5]. В таком контексте здоровье населения в целом и социальное здоровье молодежи в частности выступают основанием обеспечения общественной безопасности.

Круг индикаторов социального здоровья молодежи может быть значительно расширен на базе концепции социальной безопасности, которую предложила В.Н. Ярская[6]. В соответствии с этой концепцией, понятие социального здоровья молодежи связывается с сопутствующими понятиями социального благополучия, социального комфорта, социальной безопасности, устойчивости социального статуса. При этом система статусных характеристик этой социально-демографической группы или отдельно взятого молодого человека охватывает параметры экономического, этнического, личного, образовательного, семейного, интеллектуального, социокультурного, психологического и профессионального укоренения молодого человека в социуме, что, в свою очередь, является гарантом безопасности общества.

Применяя концепцию национальной безопасности для рассмотрения социального здоровья молодежи как социальной группы, современная социологическая наука рассматривает понятия «здоровье молодой популяции», «здоровье молодой нации». Мы полагаем, что эти понятия совпадают с категорией «общественное здоровье», отражающей способность молодежи как члена общества полноценно выполнять функции по дальнейшему развитию общества и вести такой образ жизни, который будет обеспечивать формирование, укрепление и сохранение данной способности.

Хотим подчеркнуть, что уровень социального здоровья молодежи выступает одним из оснований социальной безопасности и представляет собой совокупность показателей физического и духовного самочувствия населения в целом и молодежи как его наиболее активной и одновременно уязвимой социально-демографической группы в особенности. При сохранении продолжительной тенденции снижения социального здоровья молодежи и населения в целом происходит снижение духовно-нравственного потенциала общества, и, как следствие, под угрозой оказывается стабильное и безопасное развитие государства и социума[7].

Надо сказать, что в полной безопасности вообще (как и в состоянии абсолютного физического, психического и социального здоровья) ни один индивид пребывать не может. Имеют место лишь различные степени опасности и для здоровья в том числе. Здоровье и безопасность — это только идеальные состояния, к которым необходимо стремиться. Поэтому, на наш взгляд, более справедливо и верно будет говорить не просто об обеспечении безопасного развития общества, а о защите жизни, физического и социального здоровья молодого поколения. При этом важно учитывать, что жизнеспособность российского общества, его демографический потенциал и цивилизационные перспективы напрямую связаны с молодежью и уровнем ее здоровья.

Основы изучения здоровья молодого поколения в рамках социологии безопасности заложены в трудах таких именитых ученых, как Э. Дюркгейм, Т. Парсонс, П. Сорокин; впоследствии разрабатывались В. Коккеремом и Т. Абелем при исследовании здорового образа жизни молодежи; Д. Гохмэном — изучение поведения, связанного со здоровьем; Э. Фридсоном, И. Зола, В. Наварро — анализ роли социальных институтов в обеспечении социального здоровья различных групп населения и рассмотрении его в качестве фактора национальной безопасности.

Начало изучения социального здоровья молодежи в России в контексте обеспечения социальной безопасности связано с трудами В.П. Казначеева, И.И. Брехмана, Ю.П. Лисицына, А.В. Сахно, Л.Г. Матрос, В.М. Димова, К.Н. Хабибуллина, Е.В. Дмитриевой, А.М. Изуткина и др.

В большинстве исследований безопасность рассматривается в контексте национальной и информационно-психологической безопасности. Имеются работы по проблемам жизнедеятельности молодежи. По мнению Э.А. Дорофеева, безопасность жизнедеятельности молодежи — это условия обучения, труда, быта и досуговой сферы, а также окружающей ее природной, социально-бытовой, образовательной среды. Такая безопасность предполагает способы реализации индивидуальных возможностей, личных и групповых интересов молодежи, предупреждающие или устраняющие возможность негативного воздействия на общество и его структуры1. Жизнедеятельность молодого человека будет считаться безопасной, если отсутствуют ущерб, вред и нежелательная динамика со стороны внешних воздействий при развитии общественных явлений.

Как показывает анализ научной литературы, на сегодняшний день актуальной проблемой в сфере социального здоровья молодежи является проблема отсутствия государственной идеологии социального здоровья. В большинстве законодательных документов, ратующих за здоровье как за социальную безопасность, продолжает превалировать взгляд на человека как на объект приложения лечебных технологий, а не как на субъекта, который должен формировать свое здоровье и нести ответственность за него. Заметим, что ценность индивидуального здоровья в нынешних социально-экономических условиях возрастает, но только в качестве инструментальной ценности — лишь как средство (инструмент) достижения различных жизненных благ (получения престижной работы, приобретении нужных связей, достижения материального благополучия и пр.).

Хотим подчеркнуть, что понятие безопасности РФ, также как и само понятие социального здоровья, является многогранным и подразумевает под собой различные стороны государственной деятельности. Однако если придерживаться нормативного содержания, то согласно Концепции национальной безопасности от 17 декабря 1997 г. № 1300[8] под национальной безопасностью страны понимается безопасность всех групп ее населения от внешних и внутренних угроз во всех сферах жизнедеятельности.

В этом плане проблеме обеспечения безопасности образовательной среды посвящено немало работ, регулярно проводятся тематические конференции. Между тем анализ таких правовых документов, как Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» и Федеральная целевая программа развития образования на 2011—2015 гг., показал отсутствие в государственной молодежной политике четко прописанного направления по обеспечению безопасности в сфере образования — как физической, так и социально-психологической. А это говорит о том, что обеспечение безопасности образовательных учреждений полностью ложится на плечи сотрудников данной сферы, которые могут ориентироваться лишь на теоретические и практические разработки специалистов, занимающихся этим вопросом.

По данным Российского статистического ежегодника, наибольшую тревогу вызывают здоровье и отношение к нему у подростков и молодежи в возрасте до 19 лет, доля которых в численности трудоспособного населения в 2011 г. составила 24,4%[9]. Плачевным является тот факт, что тенденции ухудшения их здоровья за последние 15—20 лет наиболее отрицательны в сравнении с другими возрастными группами российского населения.

Реформы, проводимые во всех сферах социально-экономической жизнедеятельности, происходят на фоне постоянного психоэмоционального напряжения, ухудшения экологической ситуации, качества питания и бытовых условий жизни большей части населения. Это отразилось на показателях заболеваемости хроническими болезнями даже среди молодых людей. Рыночные отношения значительно ухудшили материально-бытовые условия жизни большей части российского населения и такой уязвимой группы, как молодежь[10]. Увеличение доли коммерческих услуг в системе социального здравоохранения привело к росту неравенства в данной сфере. Социальная политика в сфере здоровья и здравоохранения направлена в основном на улучшение качества социально-медицинского обслуживания, а не на непосредственное формирование санитарно-гигиенической культуры, самосохранительного поведения молодого человека и ориентации молодежи на здоровый образ жизни (ЗОЖ).

Как показывает практика последних лет, социально-экономические приоритеты формирования физического и социального здоровья молодежи, организация и реализация превентивной компоненты в настоящее время не имеют адекватного финансирования. Экономисты указывают, что ценообразование на рынке медицинских препаратов, оборудования осуществляется на принципах серийного промышленного производства. Эксплуатация здоровья молодого поколения достигает такого размаха, что большинство молодежи (как, впрочем, и взрослого населения) уже давно проявляют терпимость к различным нарушениям режима труда и отдыха. Сегодня труд в таких сферах, как образование, здравоохранение расценивается как ненормированный и фактически превращается в постоянное увеличение нагрузки и продолжительности рабочего (учебного) дня для всех, в том числе для учащейся и студенческой молодежи.

Согласно исследованиям отечественного специалиста в сфере изучения здоровья подростков и молодежи И.В. Журавлевой, уровень гигиенической информированности и грамотности молодого поколения настолько низок, что считается фактором, «снижающим профилактические возможности индивида предотвратить элементарные заболевания, адекватно реагировать на проводимые профилактические программы; фактором, усугубляющим последствия травм и несчастных случаев вследствие неумения оказать себе и другим помощь...»[11]. Этот факт, безусловно, свидетельствует об угрозе национальной безопасности России.

Очевидно, что учащаяся и студенческая молодежь постигает знания по многим отраслям человеческой деятельности, кроме самой приоритетной — формирования, сохранения и укрепления собственного здоровья и здоровья ближайшего окружения. Парадоксальность ситуации, связанной со здоровьем нации в целом и каждого молодого россиянина в отдельности, заключается в том, что, например, будущий программист, экономист или механик больше знают о свойствах компьютерных технологий, способах инвестирования средств и извлечения прибыли, свойствах металла и методах их обработки, — нежели о том, что такое здоровый образ жизни и какие составляющие входят в него, каким образом поддерживать свое здоровье и что происходит с организмом в случае возникновения того или иного заболевания, каковы механизмы формирования социально обусловленных болезней.

При подготовке конкретных программ формирования и сохранения социального здоровья молодежи как основы обеспечения безопасности в обществе в целом и в образовательном учреждении в частности необходимо выявлять и учитывать факторы риска. Так, в образовательной среде факторами риска для социального здоровья молодого поколения могут являться:

  • • несформированность представлений о профилактике нарушений физического, психического и социального здоровья;
  • • недостаточное обеспечение профессорско-преподавательскими кадрами, недостаток материально-технической базы;
  • • низкая социальная активность и инициативность учащейся и студенческой молодежи, а также самих преподавателей;
  • • несформированность социальных и практических, умений и навыков жизненного и профессионального опыта;
  • • низкий уровень культуры;
  • • личностные социально-психологические характеристики участников учебно-образовательного процесса.

Совокупность данных факторов представляет угрозу образовательной среде и развитию личности молодых людей1.

В 2012—2013 гг. группой российских ученых из Перми были проведены социологические исследования (опрашивались учащиеся школ и студенты, их родители и социальные педагоги). На основе данных исследований были разработаны классификация основных угроз безопасности учащихся различных образовательных учрежде-ний и пути их предотвращения[12]. Основными объектами анализа являлись группы угроз; виды угроз; сущность и содержание угрозы; специалисты, работающие с угрозой; способы контроля и влияния.

В результате были выделены 5 групп и 24 разновидности угроз социальному здоровью молодого поколения:

В первую группу входят угрозы жизни и здоровью:

  • 1) терроризм;
  • 2) асоциальное, антисоциальное (преступное) окружение молодежи (среда проживания);
  • 3) киднепинг.

Вторая группа включает в себя угрозы насилия в семье и в образовательном учреждении:

  • 1) физическое насилие;
  • 2) психологическое насилие;
  • 3) сексуальное насилие;
  • 4) девиантное и делинквентное поведение подростков и молодежи;
  • 5) моббинг;
  • 6) подростковый и молодежный рэкет;
  • 7) наличие судимостей у работников учреждения.

В третью группу входят следующие разновидности социальных угроз:

  • 1) алкогольная и химическая зависимость у родителей;
  • 2) употребление алкоголя и психоактивных веществ школьниками и студентами;
  • 3) наличие в микрорайоне наркопритонов;
  • 4) наркодилерство.

Четвертая группа угроз социальному здоровью молодежи представлена социокультурными угрозами:

  • 1) участие учащейся и студенческой молодежи в неформальных организациях (гопники, сатанисты, скинхеды, готы, эмо и другие контркультурные молодежные объединения);
  • 2) группы фанатов (например футбольные фанаты);
  • 3) тоталитарные религиозные секты;
  • 4) проблемы полового воспитания и половой социализации (раннее взросление, проституция, незащищенные половые отношения, нежелательная беременность).

В пятую группу входят угрозы, возникающие в процессе обучения:

  • 1) конфликты между преподавателями и учащимися (студентами);
  • 2) конфликты между преподавателями и родителями;
  • 3) нежелание учиться, прогулы, плохая учеба;
  • 4) отсутствие доверия между молодыми людьми и родителями, преподавателями;
  • 5) стигматизация (навешивание ярлыков подростку из неблагополучной семьи, подростку-инвалиду, детям-сиротам, одаренным ребятам).

Модель формирования и сохранения социального здоровья учащейся и студенческой молодежи как основы обеспечения безопасности предполагает включенность в ликвидацию различных угроз всего преподавательского коллектива, психологов, работающих в образовательных учреждениях, вспомогательных служб, технических работников, родителей, взаимодействие с другими организациями (общественными и правоохранительными). Ее преимуществами являются оперативность включения в решение проблем в молодежной среде, обратная связь, адресность, предметность, системность. Кроме того, еще одним существенным достоинством такого подхода является возможность ежедневно отслеживать ситуацию в образовательном учреждении и его ареале, контролировать поведение учащихся из группы риска, осуществлять профилактику девиаций.

Общеизвестным является тот факт, что основы формирования индивидуального здоровья закладываются еще институтом семьи, который выступает основой обеспечения духовного благополучия общества как базового условия обеспечения его национальной безопасности1, поэтому важным представляется воспитание у молодого поколения бережного отношения к собственному здоровью и здоровью социального окружения.

Для этого необходимо раннее формирование в сознании молодых людей представлений о здоровье как о великой жизненной ценности и чувства личной ответственности за собственное и общественное здоровье. Реализовать это возможно лишь в рамках формирования ЗОЖ у молодежи. ЗОЖ представляет собой систему разумного поведения молодого человека, основанную на ценностях физической культуры и спорта, традиционных духовно-нравственных ценностях и самодисциплине (самоограничении).

Таким образом, социальное здоровье российской молодежи должно стать непосредственным объектом государственной социальной политики, ядром которой в качестве обязательного компонента стала бы концепция продвижения здоровья и формирования самосохранительного поведения у молодежи.

Социально здоровая личность активно реализует отношение к своему здоровью как к средству жизнеобеспечения семьи, выбора стратегии саморазвития в социуме, профессионального и жизненного самоопределения, а также как к средству реализации предназначения гражданина.

Молодежь не представляет собой монолитного целого, в социологии молодежи принято выделять в качестве отдельных категорий сельскую и городскую молодежь, так как имеются существенные различия в социальном здоровье, ценностных и поведенческих установках молодых людей этих территориальных образований.

Проблема заключается в том, что сельская молодежь изначально имеет неравные стартовые позиции, по сравнению с городской молодежью, поскольку город предоставляет гораздо больше возможностей для личностного развития, а также последующей реализации образовательных и профессиональных установок и потребностей, а следовательно, и больше возможностей для формирования социального здоровья. В российских условиях этот разрыв между городом и селом, возможностями социальной мобильности городской и сельской молодежи является очень значительным.

Социально-территориальное неравенство становится источником дезадаптации сельской молодежи, снижения ее жизненного потенциала и социального здоровья, роста социального разочарования, что является социальной основой распространения устойчивой девиации в случае невозможности жизненной самореализации и эффективной социальной адаптации.

В современном российском обществе, в котором организация жизни молодого человека сопряжена с ростом социальных рисков, построение жизненных планов, производных от традиционных институтов, для большинства молодежи уже затруднено. В подобных условиях довольно часто наблюдаются случаи стихийного, ситуативного стратегического поведения (ориентирования). В этом случае стратегия строится бессознательно, тогда доминируют ситуативные адаптации, а поведение молодого человека является нестратегичным, реактивным, проявляющимся либо в импульсивных реакциях индивида, либо в виде его пассивности[13]. Поэтому в современных российских условиях жизненные стратегии молодежи, связанные с достижением поставленных целей, прорывом к желаемому и самореализацией, часто становятся делом рискованным. Под жизненными стратегиями молодежи, как правило, понимается динамичное явление, символизирующее собой способ изменения, преобразования условий жизни в соответствии с ценностями, способностями и возможностями личности молодого человека[14].

Нынешняя рискогенная социальная среда российского общества скорее блокирует инициативность и самостоятельность как качественные характеристики личности молодого человека. Данные характеристики в наибольшей степени присущи молодежи, что объясняется ее особенными качествами как социально-демографической группы: отсутствием опыта и поэтому низкой способностью оценить меру опасности тех или иных решений.

О том, что в современной России не созданы условия для эффективной жизненной самореализации молодежи, а следовательно, и для полноценного формирования социального здоровья, красноречиво свидетельствуют данные о динамике миграции молодых людей, особенно с высоким интеллектуальным потенциалом. Ущерб от этой миграции для России достаточно внушительный, хотя его и сложно оценить. Ее основные причины связаны со стремлением реализовать свои профессиональные потребности и интеллектуальные способности, а также получить достойную оплату за свой интеллектуальный труд и профессионализм. В условиях повышения значимости интеллектуального труда в обществе информационного типа спрос на талантливых молодых специалистов будет только расти, и если в России по-прежнему интеллектуальный труд будет не востребован (судя по оплате за него), проблема «утечки мозгов» не будет решена.

Российские исследователи уже давно поднимают проблему интеллектуальной безопасности российского общества[15], которой угрожают такие факторы, как снижение уровня образовательной подготовки специалистов и кризис системы образования в целом, «утечка мозгов» из России, принявшая широкий размах, и т.д.

Подтверждение того, что в современной России отсутствует в принцип равенства шансов для жизненной самореализации молодежи, мы находим также в исследовании М.К. Горшкова и Ф.Э. Шереги «Молодежь России: социологический портрет». Учеными была выявлена достаточно низкая степень гарантированности равенства шансов для самореализации молодежи по ключевым направлениям: трудоустройство по специальности, доступ к ценностям культуры, условиям для реализации своих талантов, политических устремлений и лишь доступ к получению среднего начального и среднего профессионального образования имеет высокую степень гарантированности, по мнению опрошенной российской молодежи1.

Очевидно, наступила острая потребность в комплексном осмыслении молодежных проблем и выработке мер по укреплению социальных позиций и, следовательно, социального здоровья молодежи, что может послужить фундаментом безопасности общества, залогом его стабильного и благополучного развития. Для этого в обществе должны быть созданы определенные условия для повышения уровня социального здоровья молодого поколения, которые позволили бы молодежи стать активным субъектом социальных отношений, и конструирования собственной жизни на основе реализации жизненных планов и стратегий. В число таких условий входят:

  • наличие эффективной системы социальной мобильности молодежи, которая позволила бы эффективно реализовывать в обществе принцип равенства прав и возможностей жизненной и профессиональной самореализации всех категорий молодежи (независимо от местности проживания, национальности, уровня материального благополучия);
  • наличие эффективной государственной молодежной политики, в которой интересы молодого поколения находили бы самое адекватное отражение;
  • стабильное состояние и развитие базовых институтов социализации — семьи и школы как основных трансляторов культурных и идеологических ценностей общества;
  • наличие в обществе единой парадигмы воспитания и социализации как необходимого условия формирования системы преемственности в воспитательном процессе в семье, школе, вузе и т.д.;
  • наличие системы контроля за ограничением негативного влияния СМИ на сознание и поведение современной молодежи и транслятора ценностей и приоритетов массовой культуры;
  • эффективное функционирование сферы физической культуры и спорта как источника формирования духовно и физически развитой личности при поддержке со стороны государственных и общественных структур как на материальном, так и идеологическом уровне.

Кроме того, с целью обеспечения социальной безопасности российского государства, необходимо формировать новые направления в изучении социального здоровья молодежи российского общества:

  • 1) исследование механизмов улучшения социального здоровья молодого поколения;
  • 2) анализ природы и сущности социального здоровья российской молодежи;
  • 3) разработку проблемы управления социальным здоровьем молодежи, которая, в частности, включает управление качеством профессионального образования, труда, технологий, а также управление качеством окружающей среды, культуры и науки, социальных и экологических систем;
  • 4) выделение основных сегментов анализа социального здоровья молодежи, среди которых наиболее подробную разработку должны получить следующие направления:
    • • социально-экономический аспект, предполагающий анализ общественно-экономического развития, целью которого является создание условий для развития молодого поколения по таким индикаторам, как уровень и качество потребления продуктов питания, уровень и качество потребления услуг, уровень и качество здоровья, образования, безопасности личности, социального обеспечения и др.;
    • • экологический аспект, предполагающий анализ существующей экологической политики, направленной на сбалансированное развитие природы и общества, и выделение таких индикаторов, как уровень развития антропогенных и экологических систем, состояние окружающей среды, состояние расширенного воспроизводства возобновляемых природных ресурсов и др.;
    • • демографический аспект, предусматривающий анализ качества населения в целом, и молодежи как его части, и выделение таких показателей, как суммарный коэффициент рождаемости, условный коэффициент депопуляции, ожидаемая продолжительность жизни при рождении, младенческая смертность, заболеваемость населения, материнская смертность и др.[16];
    • • духовно-культурологический аспект, направленный на анализ развития культуры общества и молодежной субкультуры[17], и выделение таких индикаторов, как уровень духовных потребностей личности молодого человека, удовлетворенность состоянием культурно-досуговой сферы, ее доступностью, состояние этнокультурного разнообразия, анализ социокультурных практик современной российской молодежи.

Обеспечение безопасности в сфере социального здравоохранения должно означать не только предотвращение прямых или косвенных угроз жизни и здоровью молодого поколения, но и создание институциональной системой общества таких условий, которые бы способствовали минимизации саморазрушительного образа жизни и стимулированию развития самосохранительного поведения молодежи. В конечном итоге, безопасность нации обеспечивается жизнеспособностью каждого индивидуума, увеличением его возможностей развиваться физически и духовно, сохраняя высокий потенциал социального здоровья.

  • [1] Верещагина Л.В., Гафиатуяина Н.Х., Самыгин С.И. Проблемы формирования здоровья российской молодежи в контексте обеспечения национальной безопасности: социологический дискурс // Национальное здоровье. 2015. № 1. С. 53-61.
  • [2] Журавлева И.В. Почему не улучшается здоровье россиян? // Вестник Института социологии. 2012. № 6. С. 164.1ЖЬ: http://www.vestnik.isras.ru Васильева О.С. Здоровье как интегративная психологическая характеристика
  • [3] личности // Социально-гуманитарные знания. 2008. № 8. С. 373—384.
  • [4] Коваленко М.П. Национальная безопасность как социальное явление // Социально-гуманитарные знания. 2008. № 8. С. 291—297.
  • [5] Социальное самочувствие населения в условиях реформ: региональный аспект/ Под ред. М.К. Горшкова. М.: СПб.: Нестор-История, 2011. С. 10.
  • [6] Ярская В.Н. Конструирование нации как фактор безопасности // Сорокинские
  • [7] чтения 2004 «Российское общество и вызовы глобализации». М.: МГУ, 2005. Гафиатулина Н.Х. Социальное здоровье студенческой молодежи в гендерном измерении (на материалах Южного федерального университета) // Вестник Пермского университета. 2014. Вып. 1 (17). С. 146—157. Дорофеев Э.А. Правовые основы государственного управления инфраструктурами безопасности жизнедеятельности: Учеб, пособие. М., 2010.
  • [8] Указ Президента РФ от 17 декабря 1997 г. № 1300 «Об утверждении концепции
  • [9] национальной безопасности». ийЬ: http://www.zakonprost.ru/content/base/24975 Российский статистический ежегодник — 2011. М.: Росстат, 2011. С. 83.
  • [10] Горшков М.К. Российское общество как оно есть: опыт социологической диагностики. М.: Новый хронограф, 2011.
  • [11] Журавлева И.В. Отношение к здоровью индивида и общества. М.: Наука, 2006. С. 14. Педагогическая психология: Учеб, пособие / Под ред. Л. Регуш, А. Орловой. СПб., 2010.
  • [12] Узлов Н.Д. Угрозы социально-психологической безопасности в образовательном учреждении и их предотвращение // Социальная безопасность и защита человека в условиях новой общественной реальности: Сб. материалов IV Ме-ждунар. науч.-практ. конф. / Под общ. ред. З.П. Замараевой, М.И. Григорьевой. Пермь, 2013. С. 237-241. Самыгин С.И., Верещагина Л. В. Семья и социальная безопасность // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2014. № 2. С. 116—120.
  • [13] Маралов В.Г. Основы самопознания и саморазвития: Учеб, пособие. М.: Академия, 2002. С. 67.
  • [14] Студенческие практики конструирования стратегий и стилей жизни: социологические очерки / Под ред. Г.С. Денисовой. Ростов н/Д., 2013.
  • [15] Дубровин И.Р., Дубровин Е.Р. Интеллектуальная безопасность// Мост. 2004. № 57; Петраченко С.Л. Проблема «утечки умов» из России в контексте интеллектуальной безопасности страны // Власть. 2007. № 9. Горшков М.К., Шереги Ф.Э. Молодежь России: социологический портрет. 2-е изд., доп. и исправл. М.: ИС РАН, 2010. С. 176.
  • [16] Морев М.В., Шабунова Л.А., Гулин К.А. и др. Проблемы насильственной
  • [17] смертности в России / Отв. ред. В.А. Ильин. Вологда: ИСЭРТ РАН, 2012. С. 8. Герасимов Г.И., Топилина Е.С. Молодежь в зеркале субкультурных практик: Монография / Отв. ред. Ю.Г. Волков. Ростов н/Д.: Антей, 2012.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >