ГЕОПОЛИТИКА КАК ОБЛАСТЬ ЗНАНИЯ

ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ КАК ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ

Генезис и историческая динамика

Геополитическое восприятие мира имеет давнюю историю. Хотя некоторые авторы до сих пор отказываются признавать геополитическое содержание концепций, разработанных до оформления собственно «геополитики» в начале XX века как отдельного исследовательского направления. Но «если в силу конкретно-исторических, идеологических обстоятельств на протяжении подчас нескольких столетий то или иное слово нигде не фигурирует, то его концепт (смысл) все равно развивается» [Луковская 1985, с. 145]. Поэтому «специфическим моментом отбора фактов в науке истории политических... учений является вычленение в исследуемом материале, например в доктрине по преимуществу философского... характера, соответствующего политического... аспекта... Выделение указанного аспекта обусловливает самостоятельное, суверенное существование рассматриваемой науки» [Луковская 1985, с. 143].

Генезис геополитической мысли а, следовательно, и формируемых геополитических понятий, представляется двухосновным. С одной стороны, геополитическая мысль возникает и развивается вместе с оформлением политического сознания, вынужденного учитывать географическую реальность. Но с другой стороны, она основывается на первоначально внеполитическом деятельностно-геопространственном или гео-адаптационном (см. п. 2.1) мышлении (рис. 13). Вообще говоря, географическое знание, соединенное с правилами выживания, было исторически первой формой духовного освоения мира человеком [Мукитанов 1985, с. 157-158]. Географическое и геоадаптационное мышление направлено на решение задач в рамках той или иной функциональной сферы деятельности индивида и общества (хозяйственной, культурной и т.п.) пока не сталкивается с политическими задачами и, стремясь их решить, переходит в область геополитики. Такой генезис, между прочим, является одним из факторов комплексности, междисциплинарности и субъектоцентричности геополитического восприятия мира: будучи отраслью геоадаптационного мышления, геополитика тесно связана с другими его отраслями, с которыми обменивается смыслами. Позже появляются концептуальные исследования сначала геоадаптационного, а затем и геополитического характера. Первоначально в рамках географии и философии.

В целом геополитическая мысль играет важную роль в общественной жизни, в которой выполняет ряд основных функций:

  • • онтологическую (как условие существования геополитики и геополитических акторов вообще);
  • • гносеологическую (отражение и модель геополитической реальности, ее прогнозирование);
  • • организационную (организация геополитической практики и формирование стратегий);
  • • коммуникативную (распространение геополитических идей и идеологий, формирование общественного дискурса);
  • • аксиологическую (генерация и воспроизводство ценностей базовой культуры).

На процесс формирования геополитической мысли воздействует множество факторов. Они составляют две основные группы.

Первая содержит субъективные факторы, включающие научную и религиозную картины мира, эмоции, интересы и тому подобные компоненты, детерминируемые комплексом центральных идей, норм, идеалов, т.е. парадигмой мышления1. Последняя выполняет роль субъективной «призмы» восприятия и влияет, в частности, на отбор и классификацию эмпирического материала (рис. 13). Причем зачастую неосознанно. Парадигма эта стремится к консервации, вследствие чего геополитическая мысль инерционна, т.е. субъект познания склоняется к недооценке информации, противоречащей его геополитической картине мира, и к преувеличению роли незначительных событий в противном случае. «Даже лучшие географы, - отмечает Д. Харвей, - могут иметь скрытую склонность видеть то, что хотелось бы - этакую разновидность удобного d?j? vu, которое направляет познание действительности по шаблонному пути» [Харвей 1974, с. 283]. Кроме того, в массовом сознании есть тенденция редуцирования всего многообразия политических процессов к простым ментальным шкалам «свой - чужой», «победа или смерть» и т.п. Сказывается и другой важный фактор. Как отметил британский теоретик международных отношений К. Бут, разработчики политических стратегий имеют тенденцию приписывать другим лицам, и даже оппонентам, свои собственные культурные ценности, и на этом основании прогнозировать политическое поведение «рационального человека» [Booth 1979, р.65]. И потом удивляются, когда оказывается, что оппонент руководствуется иными политическими принципами и ведет себя иначе.

Большое значение для исследования геополитической мысли имеет понятие геополитических образов. Они представляют собой «целенаправленные и четко структурированные представления о географическом пространстве, включающие наиболее яркие и запоминающиеся символы... территорий..., маркирующие их с политической точки зрения» [Замятин 2004, с. 193]. Среди них выделяются ключевые образы и образные ГПО. Далее «геополитика превращается в игровой мир, ко-

О развитии любой науки именно как о процессе смены научных парадигм писал американский науковед Т. Кун (Т. Kuhn) в 1960-х.

торый развивается путем “отделения” образа от его носителя (страны/региона) и “примерок” образов-масок в субстратном геополитическом пространстве» [Замятин 2004, с. 89].

Вторая группа факторов включает объективные характеристики геопространства (рис. 13)- природные, экономические, политические, идеологические и другие. Важно также географическое положение: одно восприятие мира складывается у жителей островного государства, другое - у жителей небольшой страны, со всех сторон окруженной территорией другого государства (Лесото). Влияет на геополитическую мысль и распределение власти в мире: картина мира в обществах метрополии и ее колониально зависимой территории будет, скорее всего, различаться. Все факторы данной группы накладывают ограничения на свободу развития геополитических представлений, не позволяя им уклониться в абсолютный субъективизм. Хотя ряд сторонников школы критической геополитики сильно недооценивают роль объективных факторов. Имея же в своей основе геоадаптационный характер, геополитическая мысль ориентируется не на любые характеристики геопространства, а, прежде всего, на положительные и отрицательные геострессоры (о них см. п. 2.1.2). И только обеспечив их интерпретацию, геополитическая мысль привязывает к ним прочие характеристики. Вместе с тем существенную роль играет степень искажения в информационных каналах между объектами геопространства и субъектами познания.

ш

Деятельность

Политика

Геопространство

-ж-

Субъективные

Канал

Факторы

призмы

инфор-

4—?

геопрост

(парадигмы)

мации

ранства

Рис. 13. Генезис геоадаптационной (ГАМ) и геополитической (ГПМ) мысли

Факторы

субъекта

Развитие геополитического знания в целом идет по двум направлениям: вглубь - выявление или «конструирование» закономерностей, разработка новых методов исследования и практики, углубление анализа проблем, теоретизация (в этом случае геополитика дифференцируется по используемым методам), и вширь - исследование новых проблем и отношений в результате как роста сферы исследований, так и объективного увеличения разнообразия ГПО (в этом случае геополитика дифференцируется по отраслям и по регионам).

По аналогии с политическими [Луковская 1985, с. 112], можно выделять несколько типов развития геополитических учений:

  • • последовательный (предшественник - последователь), в том числе позитивный (развитие) и негативный (вульгаризация);
  • • репродуцирующий (воспроизведение идей прошлого);
  • • синтезирующий (обобщение прежних идей, их синтез);
  • • эвристический (выработка принципиально новых идей);
  • • дифференцирующий (выделение новых отраслей геополитики).

Многие геополитические решения, концепции, модели и даже исследовательские программы, опирающиеся на разные основания, подобны друг другу. Осознание этого явления, которое можно назвать изоморфизмом геополитической мысли, может оказаться весьма важным для понимания и типологии ее направлений. При этом вызывают сомнение попытки связать совпадение итоговых концепций, построенных на разных основаниях, с неким «общим подсознанием» [Замятин 2004, с. 127].

Геополитические представления могут транслироваться другим субъектам. Это явление может быть обозначено как инновационный процесс. С точки зрения «импорта» зарубежных геополитических концепций можно выделить два аспекта.

  • 1. Распространение готовых концепций: популяризация, перевод и публикация работ зарубежных авторов. В этом ключе выделяются три типа инноваций: а) нейтральный (копирование), б) аналитический, в) критический. Так, вместе с публиковавшимися в СССР критическими статьями о западной геополитике в общественное сознание проникали крупицы западной геополитической мысли, что, возможно, и позволило геополитике быстро стать популярной в постсоциалистическом обществе. Кроме того, можно выделить активный («экспорт» или интеллектуальная экспансия) и пассивный («импорт») типы, а в последнем - добровольный и навязанный извне.
  • 2. Переработка и переосмысление зарубежных концепций. За основу берутся лишь отдельные идеи и понятия, а выводы делаются собственные. Это часто приводит к формированию «зеркальных» концепций. В подобном же ключе воспринимаются и публикуемые в России анти-российские статьи зарубежных геополитиков, т.е. как утверждение геополитических приоритетов России «in contra».

Со свойством транслируемости и индукции геополитической мысли в большой степени связана возможность геополитической пропаганды (как внешней, так и внутренней), которая ставит своей задачей изменить существующую у некоторой социально-политической общности геополитическую картину мира или даже собственную идентичность. Это происходит путем воздействия через две упоминавшиеся ранее группы факторов, определяющие развитие геополитических представлений. В некоторых случаях результатом становится формирование глобальных «панидей». В современном мире они часто формируются на цивилизационной основе. Определенную эффективность в геополитической пропаганде показала технология «окон Овертона».

И. Лакатос предложил методологию исследования научно-исследовательских программ для анализа развития любого научного знания. Каждая такая программа конкурирует с другими и состоит из «твердого ядра», «тела программы» (концепции и теории) и «защитного пояса» (вспомогательные гипотезы для разрешения аномалий и расширения знания) [Лакатос 2003, с. 75-85]. А.А. Изгарская рассматривает, в частности, эволюцию концепций А. Мэхана- X. Маккиндера (1904)-X. Маккиндера (1919) как развитие «защитного пояса» теории для преодоления «аномалий», т.е. расхождений исходных положений с эмпирическими данными (А. Мэхан, например, не учитывал возрастающей роли железных дорог). Изгарская выделяет шесть основных геополитических программ или парадигм: органистическая (в большей мере социал-дарвинистская), мирового пространства как единого организма, цивилизационная, политико-экономическая, неовеберианская, мирового порядка [Изгарская 2003, с. 267]. К ним надо бы добавить и школу критической геополитики. Впрочем, такая типология обобщенных программ -не единственно возможная. Содержание же «твердых ядер» выявляется сторонним исследователем ретроспективно. Так, если считать, что ядром программы мирового пространства «является утверждение, согласно которому в мировом пространстве существуют ключевые зоны, а контроль над ними обеспечивает мировое лидерство» [Кефели 2007, с. 34], то можно отсчитывать появление этой программы от идей Парменида и Аристотеля.

Опираясь на принцип единства геополитической мысли и геополитической практики, возможно выделить ряд основных исторических закономерностей:

  • • преемственность. Может быть двух типов: «концептуальная» (восприятие идей) и «проблемная» (геополитические проблемы приводят к появлению сходных идей и изоморфизму концепций);
  • • этапность в развитии геополитического познания, отражающая этапы геополитической истории и этапы развития науки. Как правило, с некоторой задержкой относительно политического процесса из-за его слабой предсказуемости. Может выражаться в смене господствующих парадигм (по Т. Куну) или исследовательских программ (по И. Лакатосу);
  • • междисциплинарность геополитических исследований, отражающая многофакторность геополитических явлений;
  • • дифференциация и интеграция;
  • • ускорение темпа развития и рост ее разнообразия под влиянием НТР, политизации общества и глобализации.

Важным вопросом является и возможность выделения научных школ в истории геополитики. Основными их признаками представляются наличие единой методологической системы координат и значительное распространение разработанных подходов. Должна выделяться и группа основателей или лидеров школы. Часто школы придерживаются какой-либо приоритетной для них исследовательской программы. Кроме того, появление научных школ - вопрос преемственности поколений, смена которых занимает в среднем 25-30 лет. Но возможен и другой способ выделения научных поколений - привязка периода профессионального становления ученого к историческим событиям. В таком случае поколения сосуществуют одновременно. А.Г. Исаченко выделил в XX веке шесть таких поколений на примере отечественной географической науки, в том числе: IV) первое послевоенное (формировалось в 50-60-е гг.), V) второе послевоенное (начиная с 70-х гг.), VI) постсоветское (в стадии формирования с 90-х гг.). «В своем индивидуальном развитии ученый-географ переходит из одной возрастной категории в другую, но его принадлежность к одному историческому поколению остается неизменной» [Исаченко 2012, с. 7].

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >