Полная версия

Главная arrow Философия arrow Взлеты и падения гениев науки: практикум по методологии науки

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Эффект белой вороны

Менеджерам постоянно приходится принимать актуальные решения. Но как это делать? В этой связи исключительное значение приобрели в области менеджмента так называемые интеллект-карты, методика использования которых разрабатывается английским психологом Тони Быозеном начиная с 1970-х годов.

Как правило, в центр диаграммного изображения интеллект-карты помещается интересующая менеджера проблема, которая ветвями (линиями и стрелочками) связана с контекстными для нее теориями, воззрениями, идеями, а также их авторами. Основные (толстые) ветви дополняются их отростками, которые в свою очередь разветвляются. В итоге получается разветвленная (древесная) структура. Решение вырабатывается посредством продвижения по избираемым направлениям. В этой связи нелишне отметить, что в теории игр и теории принятия решения широко используется именно диаграммная техника интеллект-карт. Критики методики интеллект-карт отмечают их недостаточную концептуальную содержательность. Действительно, далеко не всегда лицам, принимающим решения на основе интеллект-карт, удается быть на высоте современных наук. В таком случае проблемы оцениваются не вполне адекватно. Тем не менее за указанный недостаток вряд ли допустимо возлагать ответственность на Быозена. Впрочем, есть такие трудности принятия решения, которые Быозен не отмечает.

Вес теории принятия решения, известной в общих чертах с античности, существенно возрос после разработки математиками понятия вероятности, как это было, например, в XVII веке с Блезом Паскалем. Бум же теории принятия решения пришелся на середину XX столетия. Она стала чрезвычайно энергично использоваться в самых разнообразных аксиологических науках, особенно в экономике и технике.

Принятие решения предполагает анализ ситуации, идентификацию проблем, выдвижение альтернатив, оцениваемых посредством соответствующих критериев и их вероятностных мер. Если эти критерии заданы, то остальное, как иногда выражаются, дело математической техники: выбирается та альтернатива, которая обладает наибольшим математическим ожиданием.

Главная беда состоит в том, что идентификация проблем часто является сложнейшим делом, а критерии оценки либо неизвестны, либо заданы неправильно, либо сомнительны. К тому же приходится учитывать так называемый эффект белой вороны, или, в английском варианте, черного лебедя, к которому привлек внимание в 2007 году американский экономист ливанского происхождения Нассим Николас Талеб. Его книга «Черный лебедь» получила высокую, но неоднозначную оценку.

Основная линия рассуждений Талеба состоит в том, что экономикостатистические методы не всегда актуальны для принятия решений, относящихся к новым неожиданным явлениям, которые непривычны и осмысливаются лишь задним числом. Явно претендуя на лавры незаурядного философа, Талеб критикует сторонников теории принятия решения за их излишнюю доверчивость, проявляемую по отношению к понятиям, в частности к понятиям статистики и математики. Экономические теории могут приносить значительный вред. Поэтому он даже предлагает отменить Нобелевские премии по экономике. Мудрое решение, которое, надо полагать, следовало распространить на все Нобелевские премии. Критики Талеба обвинили его в недостаточном знакомстве с экономико-статистическими методами.

Мне остается выразить свое отношение к теории принятия решения. Там, где принимаются решения, не видно другого пути, как руководствоваться ценностями. И вот тут исследователей поджидает крупнейшая неприятность. Ценности склонны к размножению. В одних случаях это размножение идет по горизонтали, к одним целям дополняются другие, столь же самостоятельные. Но часто бывает и так, что приходится различать ценности не только исходного уровня, т.е. первого, но и второго, третьего и т.д. порядка. Например, некто всю свою сознательную жизнь ориентировался на образование как ценность, но понимал его по-разному в 20, 30 и 40. В целом же работает закон плюрализма: ценности постоянно изменяются. При принятии решения мир ценностей приходится «обрезать». Решение, принятое вчера, уже сегодня может быть признано недостаточным. Абсолютных решений не бывает.

А как же быть с эффектом белой вороны? Он не представляет особых затруднений. Упорный продуктивный научный поиск всегда имеет дело с многочисленными удивительными событиями. Впрочем, нужно понимать, что любая новация, сколь бы неожиданной она ни была, всегда является продолжением некоторой научной истории. Именно поэтому она не ставит ученых-новаторов в тупик. Образно говоря, белая ворона все-таки является вороной, а черный лебедь - лебедем. Вопреки Талебу актуальная наука не пасует перед любыми трудностями. Эффект белой вороны вызывает в стане ученых не растерянность, а воодушевление.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>