Полная версия

Главная arrow Философия arrow Взлеты и падения гениев науки: практикум по методологии науки

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Хитрый Альфред Маршалл

Самым знаменитым экономистом XIX столетия был Альфред Маршалл. Часто у гениальных учителей бывают гениальные ученики. Ученик Маршалла Джон Мейнард Кейнс многими исследователями признается, причем небезосновательно, самым выдающимся экономистом XX века. Я решил посвятить этим двум незаурядным экономистам отдельные очерки.

Работая над книгой «Философия экономической науки», я рассматривал достижения выдающихся методологов-экономистов. Просматривая соответствующую литературу, я постоянно натыкался на частое упоминание книги отца Мейнарда Кейнса Джона Невилла Кейнса «Метод и предмет политической экономии», книги, которая вышла год спустя после «Принципов экономике» (1890) Маршалла, расцениваемой в качестве библии британских экономистов XIX века. «Принципы экономике» считалась книгой, образцовой в экономическом, но не в методологическом отношении. Однако, прочитав ее, я убедился, что и в методологическом отношении она представляет собой несомненную вершину философии экономики XIX века.

Маршалл был прекрасным не только экономистом, но и философом, этиком, математиком и историком. У него была замечательная способность сочетать вроде бы противоположные концепции, немецкий рационализм с британским эмпиризмом, ментальность с языком, трудовую теорию стоимости с теорией полезности, дедукцию с индукцией, многообразие с единством. Порой Маршалла обвиняли в эклектизме. Но это обвинение бьет мимо цели. Маршал умел синтезировать разнородные идеи, как никакой другой экономист. К тому же он был прекрасным педагогом, поэтому его тексты доступны не только профессионалам, но и рядовым читателям.

Тем не менее и в творчестве Маршалла есть слабые места. Их довольно удачно представил его благодарный ученик, восхищенный творчеством учителя, Джон Мейнард Кейнс. Он отмечал, что «стиль Маршалла страдает и серьезными изъянами. Недостаточно резкое формулирование выдвигаемых тезисов, смазанные границы между светом и тенью, упорное сглаживание резких граней, острых углов, смягчение ярких красок -вплоть до того, что самое новое может показаться вовсе банальным, - все это позволяет читателю слишком легко пройти мимо нового. Подобно тому как утка выходит из воды почти сухой, мы можем проскочить этот поток идей, почти не восприняв их. Возникающие в процессе анализа трудности спрятаны; решение самых сложных проблем отнесено в сноски; глубокое и оригинальное суждение преподносится в невыразительной форме. Выдвигая содержательные идеи, автор избегает показывать свой товар лицом, он создает мало возможностей, чтобы эти идеи прочно запечатлелись в уме читателя. Студент может прочитать «Принципы...», восхититься изяществом их стиля, подумать, что он все понял, и тем не менее уже неделю спустя почти не иметь представления о них». Сказано со знанием дела и очень точно! Мне даже и добавить нечего. Необычайная хитрость Маршалла состояла в том, что он многое недоговаривал, затушевывая острые проблемные вопросы.

Когда англоязычные теоретики экономики подводили итоги XX столетия, то широко использовалось выражение «что не знал Маршалл». Само это выражение является признанием высочайших заслуг Маршалла. А не знал он прежде всего то, что уже после его кончины выяснил Джон Мейнард Кейнс, основатель нового направления, названного в честь него кейнсианством.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>