Полная версия

Главная arrow Философия arrow Взлеты и падения гениев науки: практикум по методологии науки

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Крайности четырех «измов»

Как я уже отмечал, институт ценностей усваивается даже выдающимися исследователями крайне непоследовательно. Я обращусь в этой связи к нескольким влиятельным учениям, а именно к материализму, утилитаризму, прагматизму и бихевиоризму.

Самым видным представителем материализма в аксиологических науках был Карл Маркс, выступавший от имени исторического материализма. Он утверждал, что не сознание людей, а общественное бытие определяет их социальную жизнедеятельность. Но что же представляет собой это загадочное «общественное бытие»? У Маркса на этот вопрос не найти вразумительного ответа. Чаще всего он понимает под общественным бытием «способ производства материальной жизни», т.е. экономику. Но экономические субъекты являются людьми, наделенными сознаниями. Их поступки определяются ценностями. Люди не являются автоматами. Разумеется, не все дозволено отдельному субъекту, который вынужден соизмерять свои поступки с действиями других людей. Это обстоятельство не отменяет актуальность института ценностей, весьма непривычного для Маркса. Согласно материалистической догме, все субъективное всего лишь вторично. Понятия должны, иного не дано (!), описывать объективную реальность. Что касается значительной части отечественных обществоведов, то марксистско-ленинское прошлое также отвращает их от института ценностей.

Основателями утилитаризма стали Иеремия Бейтам и Джон Стюарт Милль. Они вполне правомерно придавали огромное значение феномену пользы (лат. utilitas). От него вроде бы рукой подать до института ценностей. Не является ошибочным утверждение, что люди считают полезным для себя то, что удовлетворяет их ценностям. Утилитаристы же стремятся обойтись без ценностей. Они, как правило, отождествляют полезное с тем, что приносит человеку наслаждение. Но при характеристике наслаждений утилитаристы испытывают большие трудности опять же постольку, поскольку не обращаются к научному институту ценностей. Далеко не случайно их обвиняли в культивировании философии, которая в равной степени подходит для описания поведения как людей, так и... свиней. Милль на это обвинение резонно утверждал, что речь идет о поведении именно людей, например Сократа. Но забывал указать, что своеобразие Сократа определяется именно его ценностями. Второй недостаток утилитаризма состоял в преувеличении роли ментального по отношению к языку. Весь XIX век утилитаризм был визитной карточкой всей английской культуры, позднее он уступил место прагматизму.

Прагматизм (от греч. pragma - дело) - изобретение американцев, прежде всего Ч.С. Пирса, У. Джеймса и Дж. Дьюи. Из этих троих классиков прагматизма наиболее научно ориентированным был Пирс. Именно он является основателем прагматизма. Джеймс успешно популяризировал прагматизм. Основная идея Пирса состояла в воссоединении регионов ментальности, науки и практики. Понятия являются ясными, если прослеживается их практическое значение. К сожалению, научные интересы Пирса относились в основном к логике, понятия которой не являются ценностями. Поэтому институт ценностей остался у него непроясненным.

Джеймс же в научном отношении сильно уступал Пирсу. Его интерес к мистике, религии и психологии не привел к существенному прояснению научного содержания прагматизма. Но именно он сыграл ключевую роль в популяризации прагматизма.

Дьюи можно отнести к обществоведам лишь с большой натяжкой. Он в основном прославился своей философией образования и демократии. Теории он считал инструментом практической деятельности. Но детальной характеристики научной теории в его работах не найти.

Ошибка Дьюи повторяется многочисленными современными сторонниками прагматизма. Они, как правило, признают значение науки, тем не менее ставят впереди нее практику. Недопонимается, что смысл практики как раз и выражается научной теорией. Именно поэтому она является не инструментом практики, а ее содержанием.

Прагматизм наших дней исключительно популярен. В США он доминирует, не имея на философском поле достойного противника. Весь англоязычный мир движется также в фарватере прагматизма. Немцы благодаря инициативе К.-О. Апеля и Ю. Хабермаса также встали на прагматические рельсы. Это обстоятельство не отменяет метанаучную недостаточность прагматизма.

Наконец, заслуживает упоминания также бихевиоризм (от англ. behavior- поведение). В философском отношении бихевиоризм является усеченным вариантом прагматизма. Смысл усечения является отказом от специального анализа сферы ментальности. Это характерно как для Л. Витгенштейна, так и У. Куайна, двух необычайно влиятельных философов XX столетия. Запрет на ментальность приводит к тому, что она переплавляется в рассуждения о стимулах и реакциях. В отсутствие ментальности акцент делается на языке, т.е. бихевиоризм становится лингвистическим. Тем не менее поведение считается доминирующим феноменом. Такой акцент приводит к утрате смыслов, которые выражаются ценностями. Поведение людей всегда имеет ценностный характер, а он в наиболее ярком виде представлен в научных теориях. Это обстоятельство, как правило, бихевиористами не учитывается.

Таким образом, материализм, утилитаризм, бихевиоризм и прагматизм страдают одним и тем же синдромом, известным игнорированием концептуального содержания научных теорий.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>