Полная версия

Главная arrow Философия arrow Взлеты и падения гениев науки: практикум по методологии науки

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Академики-физики недоумевают

Та теория, которая с легкой руки Эйнштейна называется специальной теорией относительности, давно уже перекочевала со страниц самых замысловатых научных журналов в вузовские и отчасти даже школьные учебники физики. Часто очень авторитетные физики называют ее крайне простой. Но удивительным образом среди них то и дело выявляются недовольные, которые обвиняют своих коллег в непонимании не только простого, но и самого простого. Интересно, почему даже академики от физики не понимают простые физические истины? Во избежание недоразумений обращусь к утверждениям самих академиков от физики.

Академик Е.Л. Фейнберг в 1997 году в статье под характерным названием «Специальная теория относительности- природа добросовестных заблуждений», обращаясь к своим коллегам, писал: «Фактом является удивительное непонимание сущности специальной теории относительности при совершенном владении ее техникой у множества и даже очень квалифицированных физиков, в том числе теоретиков очень высокого уровня, вплоть до академиков». Тут же авторитетный физик отмечал, что «число непонимающих не уменьшается, а растет».

Фейнберг доказывает, что так называемые релятивистские пространственно-временные эффекты, например замедление времени, вызываются действиями некоторых сил. Он, на мой взгляд, прав. Указанные эффекты действительно обуславливаются некоторыми силами, а не, например, способом измерения.

Предметом разногласий является вопрос об укорочении стержня и замедления времени при переходе от одной инерциальной системы отсчета к другой. Критикуемые Фейнбергом авторы считают рассматриваемые эффекты чисто кинематическими явлениями, не имеющими отношения к динамике. Достаточно, мол, констатации, что явления выглядят неодинаково в различных системах отсчета.

Фейнберг выявил многие тонкости, связанные с оценкой динамической природы релятивистских пространственно-временных эффектов. Но, как мне представляется, он сам не избежал одной двусмыслицы. Стараясь быть предельно аккуратным в своих выводах, Фейнберг настаивал на изменении масштабов длины и времени. Но эти масштабы, т.е. секунды и метры соответственно, будучи однажды выбранными, затем не пересматриваются. Длина одной и той же линейки в различных системах отсчета может быть различной, например, равной 1 м, или 0,8 м, или 0,5 м. Это означает, что ее длина не является физическим инвариантом. Но тонкость, которую, на мой взгляд, Фейнберг не заметил, состоит в том, что все масштабы, в том числе протяженностей и длительностей, являются инвариантами. Если бы дело обстояло по-другому, то само выше проведенное сравнение длин не было бы правомерным. А оно в физике проводится на каждом шагу.

Еще один академик- Л.Б. Окунь - недоумевает (2008 г.) по поводу широкого распространения формулы Е — тс2. Вместо т должно стоять т0. Это означает, что масса, являясь инвариантом, не зависит от скорости движения тела. Как раз это обстоятельство то и дело недопонимается. Маститый физик недоумевает: «Почему сорняк массы, зависящей от скорости, так устойчив?» А среди тех, кто ошибается, называются сплошь если не гении от физики, то по крайней мере таланты. Упоминается даже сам Эйнштейн!

По поводу рассматриваемой ситуации Михаил Жванецкий, наверное, мог бы прореагировать своим знаменитым «тщательней надо, ребята». Среди ученых всех специальностей широко распространен феномен торопливости, состоит он в том, что вопросы не ставятся на достаточной глубине. Справедливости ради отмечу, что она никогда не является достаточной. Образно говоря, всегда следует брать очередную производную. Плох тот ученый, который, взяв вторую производную, отказывается от третьей. Если же взята третья производная, то непременно следует предпринять усилия по взятию четвертой производной. В противном случае блуждают в трех соснах даже гении от физики.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>