Полная версия

Главная arrow Философия arrow Взлеты и падения гениев науки: практикум по методологии науки

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Как Эйнштейн всех превзошел по остроумию

Все ученые руководствуются некоторыми теориями, лелеют и холят их. Но случается так, что теории перестают работать. Что делать? Совершенствовать теории. Но беда состоит в том, что довольно часто это самое усовершенствование не удается. Все ухищрения не приводят к желаемому успеху. Не получается, хоть плачь. Выручают гении. Когда они сообщают свои новации, то тут же десятки авторов утверждают, что они говорили то же самое задолго до откровений гения. Ниже я расскажу о поразительном успехе Эйнштейна, благодаря которому его впервые заподозрили в гениальности.

Согласно Ньютону тело может участвовать в нескольких, например в двух, процессах перемещения; если эти процессы однонаправлены, то сумма их скоростей образует суммарную скорость, которая больше каждой из своих составляющих. На этот счет существует множество иллюстраций. Можно вспомнить, например, что при попутном ветре спринтеры преодолевают стометровку значительно быстрее, чем при его отсутствии. Если скорость ветра превышает 2 м/сек, то мировой рекорд не фиксируется.

В конце XIX столетия физики столкнулись с затруднительной ситуацией. Закон сложения скоростей применительно к свету, который, как известно, представляет собой электромагнитную волну, не выполнялся. Независимо от скорости источника света волна перемещалась с одной и той же скоростью, равной приблизительно 300 000 км/сек. Теория не позволяла объяснить этот феномен. Несмотря на все ухищрения, приблизительно три десятка лет не находилось физика, который мог бы указать путь из тупика. Ряда успехов добился голландский физик Хендрик Лоренц. Он предположил, что, проходя через особую среду, эфир, физические объекты, состоящие из заряженных частиц, сжимаются в направлении движения. Было, однако, доказано, что в действительности эфира нет.

Эйнштейн мыслил принципиально в другом ключе, чем его современники из числа физиков. Он предположил, что максимальная скорость света является инвариантом, т.е. неизменной величиной. Это один из принципов физики, а не факт, который нуждается в объяснении на основе принципов и законов. Известно, что факты объясняются посредством принципов и законов. Инвариантность максимальной скорости света все физики, среди которых было и несколько лауреатов Нобелевской премии, приняли за факт. Эйнштейн же понял, что это принцип. Исходя из него, вывели новый закон сложения скоростей, который не противоречил исходному принципу.

Итак, с принципами не шутят! Интересно, что Эйнштейну присвоили в 1922 году Нобелевскую премию за объяснение явления фотоэффекта. Но в Нобелевской лекции он говорил о теории относительности, в обосновании которой принцип инвариантности максимальной скорости распространения света имеет фундаментальное значение. Мне лично не известен физик, который бы больше думал о принципах физической теории, чем Эйнштейн.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>