Полная версия

Главная arrow Экономика arrow Антикризисное управление как основа формирования механизма устойчивого развития бизнеса

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

ИССЛЕДОВАНИЕ ВОЗМОЖНОСТЕЙ РАЗВИТИЯ РЕАБИЛИТАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ИНСТИТУТА БАНКРОТСТВА

В данном параграфе предложено модифицировать понятие результативности реабилитационных процедур, исходя из современного понимания роли и задач антикризисного управления в экономике России.

В большинстве случаев через банкротство ликвидируются организации, деятельность которых не только неэффективна, но и наносит ущерб развитию их экономического окружения — внешней среде.

В результате анализа, проведенного на основании официальных статистических данных, можно заключить, что процессы ликвидации неплатежеспособных субъектов экономики через механизмы банкротства должны быть предметом повышенного внимания только в особых случаях:

  • а) когда ликвидируются организации, социально и экономически значимые для государства в целом, его регионов и муниципалитетов;
  • б) если ликвидация является результатом неправомерных действий различных лиц.

Однако статистические данные по банкротству крупных, средних, общественно и экономически значимых организаций отсутствуют в общем доступе и, видимо, не ведутся вообще, что является причиной, по которой невозможно оценить, насколько эффективно в действительности используется реабилитационный потенциал института банкротства.

Вместе с тем институт банкротства должен предоставлять возможности для защиты работоспособного бизнеса от неоправданной ликвидации в том числе в периоды общеэкономической нестабильности и стагнации, однако общероссийская сложившаяся практика свидетельствует об обратном.

По нашему мнению, переломить ситуацию с малым количеством реабилитационных процедур банкротства мешает то, что при современном состоянии института банкротства в нем практически нет лиц, заинтересованных в реабилитации должников.

Дела о банкротстве могут возбуждаться по заявлениям должников о своем банкротстве или на основании заявления кредиторов, включая органы государства (уполномоченные органы[1]).

Для добросовестных должников и их собственников институт банкротства не стал полноценным инструментом защиты их прав и законных интересов. Общероссийская практика свидетельствует об обратном — на основании результатов 20-летней практики функционирования института банкротства у должников сложилось убеждение, что попав в процедуру, они не смогут сохраниться без ликвидации. Соотношение 4% против 96% наглядно показывает вероятность таких исходов и лишь углубляет отмеченное недоверие.

Все это приводит к тому, что в процедуры банкротства должники приходят, уже полностью исчерпав возможность сопротивляться негативным обстоятельствам, и фактически готовыми к ликвидации, а не реабилитации.

Недобросовестные собственники имеют свои мотивы: они стремятся посредством банкротства покрыть свои неквалифицированные или неправомерные действия. Достаточно часты случаи, когда должники инициируют свое банкротство для списания долгов, по которым не могут или не желают нести ответственность, то есть должники указанной категории стремятся именно к ликвидации.

Общеизвестным фактом является то, что процедура банкротства в отношении любой организации возбуждается в том случае, если есть лица, которые каким-то образом заинтересованы в том, чтобы в отношении данного должника реализовывалась процедура банкротства:

  • - если инициатором процедуры является должник или лица с его стороны, то чаще всего они не заинтересованы финансировать длительную и дорогостоящую процедуру выхода из кризисном ситуации, а имеют цель быстрого и наименее болезненного освобождения от накопившихся проблем;
  • - если инициатором дела о банкротстве является кредитор, то в основном он также в большинстве случаев не заинтересован в реабилитации должника1. Исключением являются случаи, когда кредитор является «дружественным» по отношению к должнику.

В настоящее время отсутствуют официальные данные о том, по заявлению кого чаще, а кого реже возбуждаются дела о банкротстве. Статистика Высшего арбитражного суда Российской Федерации по этому вопросу не публикуется, а возможно, что ее и нет. Вместе с тем для развития реабилитационного потенциала банкротства и в связи с отмеченной выше проблемой о наличии или отсутствии заинтересованности лиц, подающих заявление по вопросу реабилитации должника, рассмотрение данной проблемы представляет значительный интерес.

В рамках монографии проведено исследование распределения заявлений, поданных в арбитражные суды по различным категориям заявителей (должники, коммерческие кредиторы, уполномоченные органы государства). Основой для данного исследования послужила база арбитражных дел, проводимых членами саморегулируемой организации арбитражных управляющих НП «МСО ПАУ». Данная организация является одной из крупнейших в своей области деятельности (из 51 организаций в 2014 году). Общее количество арбитражных управляющих в России составило 9356 человек к концу 2013 года. Численность арбитражных управляющих— членов НП «МСО ПАУ» составляла от 250 до 430 человек (то есть около 5% от общего количества). НП «МСО ПАУ» имеет филиалы и представительства во всех регионах страны.

Анализ проведен за период с 2004-2013 годы, анализируемая выборка содержит от нескольких сотен до почти полутора тысяч проанализированных дел о банкротстве (см. таблицу Б1 в приложении Б). Выборка является репрезентативной и в целом объективно отражает положение дел в институте банкротства в России.

Подробные данные о результатах исследования представлены в приложении Б. Следует отметить, что за рассматриваемый период существенно снизилась доля дел, возбужденных по заявлению уполномоченных органов, с почти 60% в 2005 году до примерно 10% в 2012 году. Одновременно доля дел, инициаторами которых были конкурсные кредиторы, выросла с уровня ниже 10% до 44%, а доля заявлений должников увеличилась с примерно 22% до 34%. Можно заключить, что значительная и возрастающая часть дел о банкротстве инициируется должниками. Если их мотивом всегда было бы желание защитить и сохранить бизнес, то можно было бы признать это позитивным явлением. Однако, как было сказано выше, практика показывает, что у должников, подающих заявление о банкротстве, чаще всего другие мотивы — включая неправомерные.

Арбитражные управляющие, выполняющие функции особой значимости при реализации дел о банкротстве, чаще всего не обладают достаточной квалификацией и не имеют мотивации проводить реальную реабилитацию. Кроме того, в ходе проведения реабилитационных процедур арбитражный управляющий должен уметь решать достаточно сложные экономические задачи, в том числе следующие:

  • - проведение грамотного анализа финансового состояния должника и обоснование (доказательство) возможности его реабилитации в сроки, установленные законодательством о банкротстве;
  • - разработка реалистичного и реализуемого плана внешнего управления, доказательство его результативности перед собранием кредиторов, реализация мероприятий плана внешнего управления.

Однако для выполнения указанных задач необходим высочайший уровень квалификации арбитражных управляющих, высокопрофессиональная команда, владение медиативными навыками, а также жесткий контроль выполнения ими предписанных законом функций со стороны саморегулируемых организаций, государственных органов, кредиторов и собственников, а также четкая нацеленность на финансовое оздоровление должника. Перечисленные параметры практически отсутствуют, а сложившаяся практика ликвидации должника путем распродажи его имущества способствует выработке у рассматриваемых специалистов только соответствующих навыков.

Значительно легче и привычнее проводить процедуру ликвидации путем распродажи имущества должника, тем более практика приучила, что именно этого все и ждут от арбитражного управляющего.

Таким образом, можно сделать вывод, что чаще всего в проведении реабилитационных процедур банкротства нет заинтересованных лиц и наоборотбольше лиц, заинтересованных в том, чтобы должника ликвидировать, а имущество распродать.

В этой ситуации есть два варианта дальнейших действий государственных органов, регулирующих функционирование института банкротства, — продолжать менять законодательство с еще большей интенсивностью и заранее понятным отсутствием каких-либо значимых результатов или выработать новые подходы к развитию реабилитационного потенциала института банкротства организаций.

  • [1] В большинстве случаев ФНС России. Исключением может быть государство как кредитор в части банкротства должников, имеющих важное социальное или экономическое значение.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>